Колонка

Родина цвета хаки

9 Ноябрь 2018 14:41

И государство, и общество отучаются замечать в истории России что-то, кроме войны. И значит, неизбежно дождутся новой

Забрать себе

На неделе, как может показаться, ничего и не происходило, помимо увлекательных споров о том, кто, кого и за какие места имеет право хватать, но это иллюзия. Происходило разное. Министр культуры Владимир Мединский встретился с президентом Владимиром Путиным, например, и отчитался о проделанной работе. Жаль, что за увлекательными спорами никто почти этого события не заметил. Любопытная у великих людей получилась беседа.

Министр рассказал президенту о «нескольких музейных темах». Конкретно — о трех. Создание на базе Владивостокской крепости федерального музея-заповедника «по севастопольскому образцу». Мемориал-памятник советскому солдату во Ржеве. И открытие музея военной формы в Москве.

Если не придираться к словам министра, выглядит все это даже немного странно: министр, вопреки обыкновению, не предлагает ничего чудовищного, ничего для здравого смысла оскорбительного. Ровно наоборот. Владивостокская крепость, как справедливо замечает Мединский, «уникальный фортификационный объект». Хорошо ведь, если там будет музей.

Все три музейных проекта — пусть интересных, хороших, важных — связаны с войной. Нет у министра культуры других идей, нет у России других героев

Миллион триста тысяч солдат, которые сгинули в «прорве» (так сами участники называли серию операций по ликвидации Ржевско-Вяземского выступа), миллион триста тысяч, из которых многие до сих пор лежат по лесам вокруг Ржева, точно заслужили по себе память. И, судя по проекту мемориала, вовсе случилось чудо: он не безликий, не для проформы, как это с военными памятниками чаще всего случается, увы. Там есть мысль, есть боль.

Герой, говорят, на Твардовского похож, но и это понятно. «Я убит подо Ржевом» — из самых страшных и самых красивых русских стихотворений о Великой Отечественной.

Я — где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я — где с облаком пыли
Ходит рожь на холме.

Идея с музеем военной формы тоже выглядит вполне интересной. Любителей хватает.

Не придираться к словам министра, правда, тяжело, все-таки министр у нас известный златоуст и доктор наук определенного качества. Как не отметить вот это, например, противопоставление в рассказе про Владивостокскую крепость: «Забросили при большевиках, при Сталине возобновили. К сожалению, в 90е годы опять забросили». Такие мелочи имеют смысл, противопоставление Сталина и большевиков дорогого стоит, и вообще четко размечено, какие исторические периоды и деятели министру по нраву, а какие печалят.

Или вот, дальше: «И конечно, это прекрасное место для воспитания патриотизма, тем более что вся крепость построена русскими инженерами — довольно уникальный случай». Это тоже про крепость. И — а это уже про музей военной формы — обязательное: «Конечно, мальчишка, придя туда, должен понимать, что это не только почетно — служить в армии, но и красиво. Это действительно здорово». Как не зацепиться глазом за все эти «конечно». Приятно видеть человека, который в собственной правоте не сомневается.

Диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года»

Иоллюстрация: Wikimedia Commons

И конечно, совсем не получается не заметить одну простую вещь. Все три проекта — пусть интересных, хороших, важных — связаны с войной. Нет у министра других идей, нет у России других героев. Нет у государства места для памяти о чем-нибудь еще, только о смертях и сражениях.

Доктор наук определенного качества — не только ведь министр культуры, но еще и председатель Российского военно-исторического общества. И, похоже, не прочь все русское общество превратить в военно-историческое. При полном одобрении настоящего председателя. Настоящий председатель тоже не против: «Очень интересно, спасибо большое».

Общество привыкло кроме войн ничего в своей истории не замечать. Из этой привычки почти с неизбежностью вырастут новые войны

Обществу, кстати, и навязывать не надо милитаризацию сознания. Общество готово, общество привыкло кроме войн ничего в своей истории не замечать. Ни хорошего, ни тем более плохого. Из этой привычки почти с неизбежностью вырастут новые войны. Государству, которое в нашем случае олицетворяют два серьезных человека, беседующих про музеи в кремлевском кабинете, ошибочно кажется, что это ему на руку.

Все три культурных проекта от министра — про войну. Единственная молодежная организация всероссийского масштаба (радетели за счастье молодежи постоянно ведь бормочут, что нужна молодежи организация, что не может молодежь без организации, пасти требуется стада юных) — про войну и под эгидой Министерства обороны. Куда деваться человеку, которому с детства только про войну и рассказывают, которого исподволь готовят к мысли, что нет у него целей в жизни, помимо героической гибели? Которого приучают думать, что история и история военной формы — это одно и то же и не бывает никаких других историй?

Только на фронт. А если не будет фронта, так он найдет, придумает, устроит сам себе фронт.

Новости, кстати, намекают, что работа по превращению российского общества в военно-историческое, в отличие от многих прочих начинаний власти, идет успешно. Ну, вот, например: «Россия выиграла Первую мировую войну, считают 49% россиян, 33% выразили мнение о проигрыше, свидетельствуют данные опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения». Государь-император жив и по-прежнему сожительствует с балериной Кшесинской. Или Поклонской. Их многие путают.

Еще немного — и выиграем русско-японскую. Потом крымскую (тут уже из названия ясно, что не можем мы ее проиграть). А там и с Батыем разберемся. Трепещите, монголы.

И вот, совсем напоследок: «Администрация хабаровского кинотеатра не пустила подростка с родителями на “Богемскую рапсодию” о жизни лидера группы Queen Фредди Меркьюри. Пускать на сеанс зрителей отказались, сославшись на то, что в фильме “целуются мужики”, и посоветовали сходить на кино про войну».

Действительно, лучше уж война, чем такие ужасы. Посмотрит подросток на бывшую войну и как следует подготовится к будущей.

 

Читайте также

Чего добилась и чего лишилась Россия за три года участия в сирийском военном конфликте?
Во всех скандалах последней недели власть усиленно старается вести себя с провинившимися как строгий и справедливый отец с горячими и неразумными детьми. Однако, кажется, такой папа россиянам нужен все меньше

Новости партнеров

Очередная дата вступления России в Первую мировую войну — 1 августа — прошла у нас, как всегда, почти незамеченной. Хотя многие события более чем вековой давности сегодня обрели неожиданную актуальность. Причем не только для нашей страны
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться