Осенний марафон: что нового у BMW и Hyundai

Журнальный материал

Автомобильный обозреватель «Сноба» рассказывает о том, что интересного показывают нам два концерна этой осенью

10 Ноябрь 2018 11:51

Забрать себе

Фото предоставлено пресс-службой

Пост-перепост

Постиндустриальное, посткомпьютерное и постмонетарное общество. Постгуманизм и постправда. Приметы смены эпох налицо. Время «до» закончилось, «после» – еще не наступило. Мы живем между. Между неуютно. Хотя именно в такой период освежаются чувства, обостряется восприятие. Так было сто лет назад, когда мир узнал про футуризм Филиппо Маринетти, аналитический кубизм Пабло Пикассо, лучизм Михаила Ларионова.

В поисках новых образов дизайнеры BMW вторят будетлянам минувшего столетия. Дух авангарда не чужд баварской марке исторически. Эмблему BMW сравнивали с нимбом вращающегося пропеллера. Прорывным решением стал Hofmeister-Knick, «изгиб Хофмайстера» – форма стоек крыши, придуманная в конце 1950-х главным дизайнером Вильгельмом Хофмайстером.

Так сложился вполне отчетливый образ современного BMW. Но вот автомобиль лишают двигателя внутреннего сгорания, а вместо водителя встраивают электронный мозг. А именно к водителю, к его эго всегда апеллировали в Мюнхене! Впрочем, нельзя сказать, что перемены застигли BMW врасплох. Компания отслеживает современные направления в искусстве, выступает добрым ангелом смелых эстетических начинаний. Знаменитый бело-голубой «рундель» можно встретить и на пекинской архитектурной выставке China House Vision, и на выставке Art Berlin, и на лондонской ярмарке Frieze. Подчас марка участвует в проектах, суть которых ускользает от современника. Например, в творческих экспериментах нью-йоркского постмодерниста Сэма Левитта.

Искусство устало от смыслов. Оно хочет просто нравиться или не нравиться. Дизайнеры BMW уловили это настроение. Действительно, трудно оправдать присутствие защитной решетки радиатора, если нет ни радиатора, ни самого двигателя внутреннего сгорания! Но и отказаться сразу от этого элемента нельзя, потому что за столетие сложился стереотип восприятия автомобиля: фары–решетка–бампер. У автомобилей BMW самая необычная решетка радиатора в мире. У нее даже прозвище есть – «почки». Признаться, немного передергивает от подобных «ливерных» аналогий.

И вот контуры решетки беспилотного кроссовера Vision iNext разрастаются до абстрактного щита на передке, этакого «хэша» перед неким «тегом». Теперь это «интеллектуальная панель», под которой скрыты многочисленные сенсоры. Автомобиль-то самодвижущийся! Не отказываясь совсем от решетки, создатели Vision iNext не отвергают окончательно и водителя. По крайней мере, глава BMW Group Харальд Крюгер рассуждает о том, «как должен выглядеть автомобиль, более не нуждающийся в водителе, где, тем не менее, при желании можно взять управление на себя». Человеку будущего и автомобилю будущего предстоит уживаться в единой цифровой экосистеме. Баварцы назвали ее Shy Tech, что звучит как нечто среднее между High Tech и Spy Tech.

Внутри Vision iNext есть и руль, и педали, однако оформление интерьера более не льстит водительским навыкам хозяина. Отныне это просто место, где чувствуешь себя уютно. Авторы концепт-кара вспомнили термин hygge – у датчан он означает «тепло домашнего очага». Выходит, мы гораздо консервативнее, чем пытаемся казаться. Какими сверхновыми технологиями ни насыщай конструкцию, по-прежнему хочется ощущения шершавого теплого дерева под пальцами, плотного жаккардового рубчика под пятой точкой, мягкого рассеянного света. На ум приходит что-то совсем уж мещанское: кофейный столик! Приятно приказать: «Эй, BMW! Вези-ка меня туда-то!», поудобнее расположиться на заднем диване и раскрыть настоящую, не электронную, а бумажную книгу. Пусть при этом иллюстрации к тексту будут оживать в трехмерном пространстве.

Для своих будущих автомобилей компания BMW определила четыре стратегических принципа: автономность (Autonomy), сетевое взаимодействие (Connectivity), электрифицированность (Electric) и широкие услуги (Services). Визуально следование этим принципам должно выражаться через дизайн (Design). Оправдает ли себя формула D+ACES? Мудрый Аристотель считал целое больше суммы его частей. В эпоху «пост» то, что люди признают реальным, часто становится реальным на самом деле.

Этнический кореец

Фото предоставлено пресс-службой

К 2001 году, когда Hyundai выводила на рынок США свой первый кроссовер – Santa Fe, корейцы давно уже упрочили свое положение в американском социуме. В 1919 году «рисовый король» Калифорнии Ким Чонг-Лим открыл авиашколу, где обучались пилоты, затем воевавшие с японцами за независимость Кореи. В 1948 году Самми Ли стал первым американцем азиатского происхождения, взявшим олимпийское золото. А в 2001-м в США выбрали первого мэра корейского происхождения – Гарри Кима. При этом про существование Hyundai в Америке тогда знали немногие, в основном корабелы, не автомобилисты. Но могучий чеболь из страны Намхан знал, чего добивался. Неслучайно же для SUV выбрали название в честь Королевского города Святой Веры святого Франциска Ассизского – столицы штата Нью-Мексико.

Сегодня половина всех продаваемых в США Hyundai там же выпускается – на заводе в Алабаме. Штаты, этот гигантский «плавильный котел», выплавили и характерные черты корейского кроссовера. В частности, у него появилась семиместная версия с тремя рядами сидений – поливалентные кроссоверы энергично теснят прямолобые минивэны.

На российском рынке третий ряд сидений тоже доступен – у более дорогих комплектаций. Всего же их пять. О том, сколько всего понаделано в Santa Fe, свидетельствует хотя бы разброс цен: топовое исполнение Black & Brown (доступное исключительно в черном цвете с интерьером шоколадного оттенка) отличается от базового на стоимость самого популярного среди московских таксистов седана Hyundai Solaris.

Возможно, главе большого семейства, заказывающего Santa Fe с тремя рядами сидений, польстит тот факт, что систему управления всеми ведущими колесами HTRAC доводили в легендарном «зеленом аду» гоночной трассы Нюрбургринг. Возможно. Но куда больше его привлекут новшества в области безопасности. Если, не дай бог, оставите в запертой машине ребенка или домашнего питомца, то электроника забьет тревогу: замигают фары, загудит гудок, на смартфон придет уведомление.

Компания Hyundai наснимала забавные ролики на тему безопасности детей. Мальчику захотелось пи-пи. А папа все едет и едет, да еще то и дело включает омыватель стекол. Сюжет для «Ералаша»! Воспитанный ребенок терпит, пока не видит дорожный указатель «туалеты». Папа тормозит. Мальчик бросается наружу, но предусмотрительный Santa Fe не отпирает дверь, поскольку мимо в опасной близости проносится автомобиль. Заканчивается всё хорошо.

Освоение корейскими марками российского рынка проходило без особого драматизма, не как в Америке. Оттого ли, что у корёсарам – русских корейцев – давняя, богатая история. Есть в ней Юлий Ким и Виктор Цой, Костя Цзю и Виктор Ан. Но вернее – оттого что процесс этот совпал с формированием российского автомобильного рынка. Наиболее ходовые модели Hyundai уже давно собирают у нас. Hyundai Santa Fe четвертого поколения – в Калининграде, на заводе «Автотор». Где посадишь бобы – взойдут бобы, где посадишь фасоль – взойдет фасоль, говорят в Корее. Как это верно.
Ɔ.

Новости партнеров

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться