Колонка

Одни старики: кто и зачем вступился за Оюба Титиева

13 Ноябрь 2018 10:31

Делегация чеченских старейшин решила вступиться за судимого в райцентре Шали главу республиканского «Мемориала» Оюба Титиева. Именно в Чечне, где, кажется, не действуют российские законы, даже самые архаичные формы урегулирования споров выглядят как протест здравого смысла против выстраиваемой деспотии с опорой на придуманные традиции

Забрать себе

По кавказским меркам событие рядовое. Ну пришли старики из Курчалоя, хоть бы даже и в суд, и заявили, что считают оклеветанного земляка человеком исключительной прямоты и порядочности. Какие наркотики, что вы, он и сигарет не курит, и вина не пьет. Образцовый вообще мусульманин, говорят старейшины, проводящий дни в молитвах, соблюдающий посты. А слово ветеранов на Кавказе значит очень много. Собственно, это местная традиция, известная далеко за пределами горных республик: пришли, мол, старики, вынесли вердикт, и конфликт был улажен. Обычное дело.    

Однако по нынешним чеченским суверенным меркам — это сенсация. Тем более в суде, к тому же Шалинском районном, где они выступили в защиту политзэка Оюба Титиева. Хуже того. Правдивые их речи, слегка огорчив прокуроров, едва ли произвели большое впечатление на судью. И наверняка обозлили одного довольно молодого человека, возглавляющего Чечню. Поэтому мы одновременно восхищаемся стариками и тревожимся за них.

С тех пор как Рамзану Ахматовичу объяснили в Кремле, что некоторые дискуссии у нас принято завершать чисто юридическими средствами, он порой проявляет чудеса изобретательности

Схожие чувства, только умноженные десятикратно, владеют нами в отношении подсудимого, которого обвиняют в «хранении марихуаны без цели сбыта». Притом что вранья оскорбительнее для руководителя чеченского отделения «Мемориала» придумать было трудно, и тут нельзя не поразиться креативным способностям людей, окружающих главу чеченской администрации. С тех пор как Рамзану Ахматовичу объяснили в Кремле, что некоторые дискуссии у нас принято завершать чисто юридическими средствами, сводя счеты с шайтанами в ходе громких судебных процессов, или втихомолку, но как бы и законными методами решая пограничные вопросы с руководством соседнего региона, он порой проявляет чудеса изобретательности.

Вот и суд по сфабрикованному около года назад уголовному делу в этом смысле представляется идеальной расправой. С одной стороны, ясно, что Оюб Титиев — личный заложник Кадырова. С другой стороны, состязательность сторон в шалинском храме Фемиды налицо. У полицейских, подбросивших задержанному «полимерный пакет с веществом растительного происхождения», своя правда. У адвокатов — своя. Если внезапно судья ощущает необходимость засекретить процесс и имена свидетелей, которые уже прогремели по всему миру, то так и поступает. А ежели это оборачивается позором, то суд опять рассекречивается и течет плавно и гласно, и в заполненном до отказа зале можно встретить представителей «Мемориала», Amnesty International и даже знатных иностранцев, работающих в немецком и французском посольствах.

Оюб Титиев

Фото: Said Tsarnayev / Reuters

И премию ПАСЕ имени Вацлава Гавела, которой его наградили еще в начале октября, заложник рано или поздно получит. Через решетку, да. Но поскольку это вроде не возбраняется правилами внутреннего распорядка, то и прокурор молчит, и конвоиры не вмешиваются, и награда находит героя.

Все в рамках приличий, и старцы высказываются свободно: не пьет, не курит, постится, молится. Короче, они тоже, как и мы, не верят, что Оюб Титиев виновен в том, что ему инкриминируют. То есть по справедливости политзэка надо немедленно освобождать, а карать нужно тех, кто его оговорил. Вот этих полицейских, подбрасывавших ему наркотик, причем дважды. Вот этих следователей, которые шили ему дело. Вот это начальство повыше, осуществлявшее общий надзор. Вот этого страшно сказать кого, которому «Мемориал» в Чечне и прочие правозащитники как кость в горле, и он уже пообещал, что после суда запретит им въезд на территорию Чечни, в очередной раз приравняв их к «террористам и экстремистам». Вот их всех следует наказать, а перед оболганным извиниться за все мучения, которые ему пришлось претерпеть. Шутка ли, старейшины назвали его человеком исключительной прямоты и порядочности.

Впрочем, всем нам ясно, что этого не произойдет. Шалинский районный суд закатает Титиева на всю катушку, и дай бог, если ему вскоре удастся выйти на волю. Все-таки статья не самая тяжелая, а в СИЗО он сидит уже с января. Мнение стариков на приговор не повлияет.

Людям не до конца ясно, зачем Рамзан мучает Оюба — человека безусловно хорошего, честного, стойкого. Конечно, не такого хорошего, как безукоризненный вождь, но явно же не врага, а друга простых чеченцев

Влияние будет иным, как бы сказать, опосредованным. Их свидетельские показания, прозвучавшие в суде, окажут воздействие на моральный климат в регионе. На людей, заметно деморализованных после двух минувших войн и живущих при Кадырове, который страшнее любой бойни. На чеченский народ, который уже много лет подряд славит своего национального лидера, и в этих каждодневных осаннах слышатся довольно искренние ноты, но не все в его деяниях понятно благодарному населению. В частности, людям не до конца ясно, зачем Рамзан мучает Оюба — человека безусловно хорошего, честного, стойкого. Конечно, не такого хорошего, как безукоризненный вождь, но явно же не врага, а друга простых чеченцев. О чем и поведали суду старейшины, когда их попросили охарактеризовать гражданина, задержанного за хранение марихуаны. Им задали вопросы — они ответили.

По кавказским меркам событие рядовое. По чеченским меркам чуть ли не бунт, но это не бунт. Это была попытка заговорить человеческим языком с властью, напоминая о чести и достоинстве опороченного зэка. Язык сей архаичен, как и законы, согласно которым опыт долгой прожитой жизни возвышается над УК РФ, но в наши удивительные времена, да еще в Чечне, где российские законы не действуют, именно такие слова звучат оглушительно. Невиновный сидит в клетке, приговор заранее известен, а все же находятся граждане, способные если не переубедить, то хоть пристыдить тех, кому стыд неведом. Являя пример стариковской мудрости и юношеского бесстрашия.

Читайте также

Магомед Муцольгов — о том, как живут митингующие и каковы их требования к властям Ингушетии и России
В диалоге Кремля с Грозным повисла пауза: в Москве пытаются понять, как реагировать на политику Чечни в ее непростых взаимоотношениях с Америкой

Новости партнеров

«Сноб» публикует отрывок о Рамзане Кадырове из книги Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать»
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться