Колонка

Все идет по бану. Почему «аэропорт имени Летова» объединил охранителей и либералов

16 Ноябрь 2018 16:08

Борьба за присвоение имени Егора Летова аэропорту Омска — последний отголосок перестройки. Это рефлекторная память о собственном «все идет по плану». Когда каждый из тех, кто пел и слушал песни Летова, верил, что сможет называть своими именами достойное и дурное в этой стране. Поэтому бороться за омский аэропорт одинаково готовы как ненавидящие нынешнее российское государство, так и записные охранители

Забрать себе

Конкурсы, подобные «Великим именам России», когда скучные окологосударственные общественники предлагают гражданам выбирать какие-то объединяющие символы или фигуры, проводятся в России не в первый раз. И часто они сопровождаются характерным скандалом.

В 2008 году, когда проходил конкурс «Имя Россия», многие были неприятно удивлены, увидев, как на первую позицию начал выбиваться Иосиф Виссарионович Сталин. Впрочем, в последний момент лидировавший в голосовании генсек неожиданно опустился на третье место. Возможно, именно тогда следящие за перипетиями конкурса узнали о технологиях искусственного накручивания активности в интернете; тогда это было еще в диковинку.

Выбор «Семи чудес России», который проводился годом ранее, также выявил неожиданности. Тогда «чудеса» решено было выбирать по федеральным округам, и в Южном округе, в который в те годы входил Северный Кавказ, вместо планируемого (и ожидаемого) Мамаева кургана неожиданно стал лидировать ингушский средневековый башенный комплекс Вовнушки. Но и этот результат в последний момент также изменился на «правильный».

Однако борьба за аэропорт имени Егора Летова на конкурсе «Великие имена России» выбивается из этого ряда. Прежде всего тем, что сторонники такого переименования аэропорта, судя по всему, преодолевают многие привычные разделительные линии.

Обсуждения последних региональных выборов приучили нас объяснять все «протестным голосованием», когда граждане показывают большую фигу начальству, ну, или организаторам бессмысленных конкурсов. Такое случается далеко не только в России — например, в 2012 году жители Словакии на предложенном конкурсе по присвоению имени новому велосипедному мосту через австро-словацкую границу огромным большинством поддержали идею назвать его мостом Чака Норриса. Разумеется, про результаты голосования немедленно забыли, и местные депутаты утвердили предсказуемое и политкорректное название «Мост свободы».

Выдвижение Летова не является оппозиционным. Его фигура объединяет всех, кому по самым разным причинам нужна отдушина, позволяющая хоть иногда не дышать одним воздухом с государством

Однако Летов похож на кого угодно, кроме Чака Норриса. Это не поп-герой, не кто-то, над кем принято смеяться. Голосование в пользу Летова, даже если считать его протестом, далеко не абсурдно. Это выбор в пользу совершенно определенных ценностей.

Пожалуй, общий знаменатель здесь такой: Летов — яркое явление эпохи и фигура, оставшаяся вне признания любых официальных структур, которые сменяли друг друга в России на протяжении трех десятилетий. Здесь можно даже не проводить различий между властью и шоу-бизнесом. Он находится вне любого официоза и иерархий, задаваемых сверху. И слово «любого» тут важно.

Фото: Letov.ru

Выдвижение Летова по большому счету не является оппозиционным. Его фигура объединяет всех, кому по самым разным причинам нужна отдушина, позволяющая хоть иногда не дышать одним воздухом с государством. Возможно, те, кто связан с этим государством теснее, нуждаются в этом даже больше, чем прочие.

Именно поэтому протест против исключения Егора Летова из списков победителей конкурса сейчас принимает подчеркнуто «надпартийный» характер. С призывом подписать петицию за возвращение лидера «Гражданской обороны» в список кандидатур на наименование аэропорта Омска выступает глава ВЦИОМ Валерий Федоров (именно ВЦИОМ был партнером Общественной палаты в организации опроса по «Великим именам России»). Маргарита Симоньян намекает, что ведет переговоры «с кем нужно» и скоро все будет хорошо. Сочувственную запись в «Телеграме» оставляет Тина Канделаки. Запись диалога Мединского с журналистами, из которого следует, что министр культуры не знает о смерти Летова, демонстрируется по телеканалам с далеко не оппозиционной повесткой.

Даже если это элемент срежиссированной драмы, художественная правда здесь присутствует. Не слишком значительный для устоев власти и государства вопрос становится поводом для всеобщего праздника непослушания. Всем, включая условных «негодяев в кабинетах из кожи», хочется хоть как-то поговорить о том, что дорого именно тебе, а не просто соответствует казенным интересам или бизнес-плану. Возможно, это напоминает о временах, когда журналист или ведущий телевизионного канала могли действительно «давать имена», то есть высказывать свое мнение о том, что хорошо, а что дурно. Эти возможности, как мы знаем, неумолимо сужались, пока не свелись к праву назвать аэропорт по предложению Общественной палаты. И Канделаки, встающая в один ряд с Олегом Кашиным на этом неожиданном «пятачке свободы», кажется, указывает просто на то, что чувство усталости от своей роли знакомо всем. Сопереживать этому необязательно, однако стоит предположить, что если пространство свободы хоть немного расширится, то пинать нынешнюю казенщину с наслаждением бросятся все, в том числе ее верные слуги. Это чем-то напоминает времена и настроения перестройки — те самые, что породили Летова и еще много всего интересного.

Читайте также

Ее чутье подсказывает: с этого «Титаника» пора прыгать, потому что другого способа дистанцироваться от него в океане нет
Журналист объяснил свой перформанс на митинге 6 мая

Новости партнеров

Шансы, которые дали системным партиям региональные выборы, в итоге обернулись окончательным ударом по их репутации. Вторые туры обратили к КПРФ и ЛДПР пристальное внимание жителей регионов. Но риску независимой борьбы они предпочли сотрудничество с действующей властью
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться