Untitled-2.jpg

Николай Силаев: Пророссийских кандидатов в Тбилиси нет

Редакционный материал

России следует оставить любые надежды на появление «людей Москвы» в верхних эшелонах грузинской политики. Грузия сейчас слишком ориентирована на Вашингтон и не без оснований относится к России с опаской. Тем не менее нынешняя правящая партия «Грузинская мечта» может и дальше успешно мобилизовывать грузинских избирателей против опасности возвращения во власть Михаила Саакашвили

30 Ноябрь 2018 12:54

Забрать себе

После победы на президентских выборах Грузии представителя нынешней правящей партии «Грузинская мечта» Саломе Зурабишвили в российских СМИ появились сообщения о победе на выборах в Грузии «пророссийского» кандидата. Однако к попыткам рассматривать нынешних грузинских политиков в категориях «пророссийскости» едва ли можно относиться серьезно. Это недоразумение, которое почему-то подхватили российские медиа, скорее всего, возникло из принятых сейчас в Грузии особенностей политической полемики. На протяжении президентской кампании и сама Зурабишвили, и ее оппонент из оппозиционного «Единого национального движения» Григол Вашадзе активно обвиняли друг друга в работе на Кремль и Путина. Отчасти эти разговоры продолжаются проигравшей стороной и сейчас. Просто потому, что выключить этот заведенный механизм не так просто. Да и альтернативы ему в грузинской политике, по большому счету, нет.

Разумеется, никто из кандидатов на пост главы грузинского государства на этих выборах не был пророссийским. Ни один грузинский политик, не желающий выпасть из обоймы, сейчас не сделает шагов навстречу Москве. В любом случае, рассуждения о взглядах и симпатиях грузинского президента не так актуальны в силу очень узких и слабых полномочий главы государства.

Едва ли стоит ожидать от госпожи Зурабишвили самостоятельной игры. Когда-то она появилась в грузинском политическом мире благодаря приглашению Михаила Саакашвили. До 2004 года она много лет работала во французском МИД и была послом Франции в Грузии. В 2004 году по предложению Саакашвили она стала министром иностранных дел. Однако вплоть до этих выборов говорить о каком-то заметном месте Зурабишвили в грузинской политике не приходилось. Подозреваю, что глава правящей «Грузинской мечты» олигарх Бидзина Иванишвили выдвинул ее кандидатуру, просто чтобы не выпускать из своих рук правящую партию и сам президентский пост. Зурабишвили оказалось ему ценна как заведомо зависимый человек, не имеющий поддержки в партии. Так что многие нити государственной политики будут по-прежнему сходиться к нему.

Надо сказать, что сама интрига, когда Григол Вашадзе едва не обошел избранного президента в первом туре (его результат был 37,8 процента против 38,6 процента у Зурабишвили), появилась лишь потому, что «Грузинская мечта» подошла к выборам очень расхлябанно, поскольку привыкла, что грузины всегда голосуют за нее, если оппонентов поддерживает Саакашвили. Но оказалось, что в первом туре их избиратели на участки просто не пришли.

Перед вторым туром стало понятно, что если не собраться, то у господина Саакашвили вновь появится плацдарм в грузинской политике, откуда он начнет устраивать скандалы, грозящие перерасти в крупный внутриполитический конфликт. Чтобы не допустить этого, «Грузинская мечта» постаралась привлечь избирателей, которые Саакашвили не любят, а таких в Грузии заведомо больше.

Вряд ли можно чувствовать себя спокойно, когда танки несопоставимо более могущественной страны стоят в 40 километрах от столицы. Тем не менее ожидания войны нет

Причин для этой нелюбви много. Иванишвили и «Грузинская мечта» в целом уже с 2012 года выигрывают выборы на одной теме — «Мы не Миша». И этой отрицательной мобилизации хватает для победы и сейчас. К тому, что принято считать достижениями Саакашвили, — решение проблем безопасности и низовой коррупции — в Грузии уже привыкли. А политический режим, который он построил, — с массовым отъемом собственности, политическими преследованиями, абсурдными и жестокими судебными приговорами — ему долго не забудут. Не говоря о развязанной и проигранной войне и так и не побежденной бедности. К тому же правительство «Грузинской мечты» действительно занялось решением многих проблем, характерных для очень бедной страны, которой является сейчас Грузия. В частности, они заметно исправили прежде очень тяжелую ситуацию с заболеванием гепатитом C, запустив программу бесплатного лечения. На этих выборах «Грузинская мечта» обещала за счет государства выплатить задолженность населения по микрокредитам, которая также является тяжелой проблемой для бедной страны.

«Не быть похожим на Саакашвили» значит, среди прочего, и «не затевать войну с Россией», но не думаю, что этот вопрос был актуален на этих выборах. Мне кажется, что едва ли население Грузии боится войны с Россией всерьез. Все понимают, что лишь безумец поведет войска в Абхазию и Южную Осетию, пока там стоят русские базы. Кроме того, после 2008 года стало предельно ясно, что американцы в этой ситуации не помогут ни технически, ни политически.

Это, впрочем, не означает, что Россию не боятся. Вряд ли можно чувствовать себя спокойно, когда ты сосед несопоставимо более могущественной страны, с которой у тебя нет даже дипломатических отношений и чьи танки стоят в 40 километрах от столицы. Тем не менее ожидания войны нет.

Так что на российском направлении едва ли стоит ожидать каких-то существенных прорывов. Грузинский политический мир гораздо больше ориентирован на Вашингтон, и любые сигналы оттуда и в целом взаимодействие с США для Тбилиси гораздо важнее, чем отношения с Москвой. Иногда это проявляется даже в мелочах. Например, я помню, как после выборов 2016 года, на которых уверенно победила «Грузинская мечта», с удивлением прочитал в журнале The National Interest статью Тедо Джапаридзе, видного грузинского дипломата, в советское время много лет работавшего в Институте США и Канады, а теперь советника премьер-министра по внешнеполитическим вопросам. В Грузии он считается одним из тех государственных деятелей, которые могут вести диалог с Москвой. Статья при этом состояла из набора голых пропагандистских тезисов о Грузии — защитнице свободы перед лицом российского агрессора. Воспроизводство таких предельно упрощенных и не слишком изысканных идей со стороны умного и уважаемого человека, кажется, служило только одной задаче — донести до американской аудитории тезис, что «Грузинская мечта» сохраняет лояльность Америке. И даже если партия контролирует конституционное большинство, она все равно не предаст своих американских друзей. 

Полагаю, что и сейчас Грузия продолжает жить в этой логике. Так что, несмотря на любые текущие изменения в Тбилиси, к России это имеет лишь косвенное отношение.

Читайте также

Корреспондент «Сноба» побывал в Южной Осетии и изучил, как и из чего строится югоосетинское государство
08.08.18 «Сноб» вспоминает об опасных уроках «грузинской кампании» и рассказывает, из чего складывается сегодня независимость Южной Осетии

Новости партнеров

В США подводят итоги промежуточных выборов в Конгресс, в ходе которых демократы получили большинство в Палате представителей Конгресса. Несет ли это новые риски для России? Об этом «Сноб» поговорил с экспертами-американистами

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.

Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться