Колонка

Амурные тайны звезды, рэперы и великие имена. На продажу

12 Декабрь 2018 12:00

Первый канал растрогал «Эксклюзивом» о мужьях и любовниках Марианны Вертинской. Но настоящим «гвоздем недели» стала расфасовка великих имен нашего отечества по аэродромам и обсуждение этого события на ТВ

Забрать себе

По аэродрому

Инициативу, говорят, проявил митрополит Тихон, подхватил ее министр культуры Мединский: «Сама идея прославлять наших соотечественников в топонимических названиях — будь это названия городов, областей, улиц, площадей, вокзалов и, в данном случае, аэропортов — это прекрасная идея и абсолютно позитивная». А информационное сопровождение обеспечивало в основном ток-шоу «60 минут», на котором и возникло впечатление, что вся эта распределительно-выборная кампания несколько ссорит граждан великой России.

Жители Мурманска захотели было, чтобы их взлетная полоса удостоилась имени легендарного полярника Папанина, но в спор вмешалась госпожа Поклонская и предложила им своего протеже — царя-батюшку Николая II. В Калининграде не прошел фокус с Кантом. Там возразил контр-адмирал, и авиахозяйством завладела опять же венценосная особа.

Супружеский тандем телеведущих Скабеева — Попов осторожно задал министру вопрос: не грозит ли «абсолютно позитивная идея» очередным расколом в обществе? Министр не согласился и далее наставительно изложил свою позицию, суть которой не в переименовании, а в «доименовании». А высший смысл: чтоб не только соотечественники помнили героев, но и всяк иноземец, залетевший, к примеру, в Магадан, знал бы, что приземлился он в аэропорту имени Высоцкого.

Обидно за некоторых великих русских писателей. За Гоголя, в первую очередь. Он так живописал Россию. Неужели ни один населенный пункт не почел бы за честь иметь в своих окрестностях взлетно-посадочную полосу имени бессмертного писателя? Тот же Миргород, к примеру, с его прославленной лужей. Не знаю, правда, есть ли он карте, но могу поручиться, что множество ему подобных градов сохранились.

Право, стыдно за горожан Твери, где некогда служил вице-губернатором летописец города Глупова, не пожелавших «доименовать» (тьфу, слово-то какое кособокое придумал министр культуры и писатель по совместительству) свой аэропорт по имени Змеёво фамилией Салтыков-Щедрин.

Как бы ни была спорна эта патриотическая инициатива, госТВ выказало по ее поводу умиление и восторг. Только одна меркантильная газета, склонная все монетизировать, посчитала, во сколько начальственный восторг обойдется налогоплательщику. И вышло по 20 миллионов рублей на каждую новую воздушно-бетонную вывеску. А там еще траты миллионов в валюте на перерегистрацию в международной организации гражданской авиации ICAO. Но эти резоны уже в пользу бедных. В пользу богатых — патриотизм.

Сегодня патриотизм стал прибыльным товаром. Он всегда неплохо продавался, а нынче идет с колес. Образовался отдельный рынок с довольно широким ассортиментом предложений: фильмы, спектакли, картины, инициативы. Одна из них — переименование аэропортов. Другая — десантирование Боякова с Прилепиным во МХАТ с целью патриотизации театрального коллектива. Оплата по рыночной цене. И не обязательно деньгами. Можно — должностями, перспективами карьерного роста, укреплением чиновничьей позиции на высокой ступени и так далее. А то в сети все спрашивают: зачем, да зачем Шереметьево именовать Пушкиным? Затем! Чтоб пассажиропоток преисполнился гордостью.

Вот и все, что было, вот и все, что было,

Ты как хочешь это назови.

И назвали, как хотели.

Контакт! Нет контакта?

Власть не побоялась испортить отношения ни с народом, ни со школьниками, ни с мастерами искусства, ни с правозащитниками, справедливо полагая, что одних можно обмануть, других запугать, третьих подкупить, а четвертых проигнорировать.

Только поостереглась власть вступать в прямой конфликт с футбольными фанатами (это было давно) да с рэперами — это случилось на днях.

Почтенного правозащитника отвели в кутузку — поднялось с протестом несколько десятков человек.

Рэпера Хаски посадили — и поднялась упругая волна в тысячи молодых душ. Кремль тут же ослабил хватку и выпустил жертву на свободу. И предложил гранты, а Дума пошла на контакт. И предложила поддержку. Обещала полюбить, но не встретила взаимности.

С распростертыми объятиями встречал на «Агоре» нескольких представителей альтернативной культуры Михаил Швыдкой. И тоже не шибко законтачило. Доброжелательный спецпредставитель президента старался понять молодых гостей. Понять, чего они хотят, что они собой представляют. И выяснилось, что ничего другого не хотят, кроме того, чтобы им позволили быть искренними.

Это только кажется, что быть искренними — слишком легко и мало. На деле для большинства — невыносимо много и неподъемно. В частности, для наших парламентариев, для Михаила Швыдкого и для автора этих строк.

Но автор хотя бы осознал масштаб этой проблемы перед лицом непоротого и незапроданного на несколько веков вперед поколения.

Молтени Джузеппе, «Исповедь», фрагмент Иллюстрация: Wikimedia Commons

Полный и дружный контакт в эфире случился в другой программе и по другому поводу. Дмитрий Борисов (Первый канал, «Эксклюзив») посадил перед собой юбилейную Марианну Вертинскую, окружил ее подругами и стал непринужденно расспрашивать забытую актрису о ее бурной молодости — о ее замужествах, романах и нарядах. Когда она шла по Арбату к ресторану «Прага», машины останавливались, и улица завороженно смотрела ей вслед, хором твердили подруги-ровесницы.   

Было видно: есть что вспомнить. Но более всего удивил молодой ведущий Дмитрий Борисов. Он с таким азартом исследовал амурные приключения своей героини: ну и как? А что муж? Ревновал? И в чем это выражалось?

Выражалось в том, что муж ее поколачивал. Сильно. А потом умолял простить. А потом они развелись.

Известно, что еще в досоветское время случилось небольшое поветрие: тогда молодые мужчины, охочие до женских тайн, шли в священники, чтобы исповедовать девушек. Теперь для удовлетворения подобного рода любопытства существуют таблоидные программы Дмитрия Борисова, Андрея Малахова, Бориса Корчевникова и прочих.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Борьба за присвоение имени Егора Летова аэропорту Омска — последний отголосок перестройки. Это рефлекторная память о собственном «все идет по плану». Поэтому бороться за омский аэропорт одинаково готовы как ненавидящие нынешнее российское государство, так и записные охранители
Прошел год с тех пор, как Хаски назвали новой надеждой русского рэпа. За это время он объездил с концертами всю страну, выступил в качестве хедлайнера на нескольких фестивалях, засветился в глянце, получил выстрел в живот — к счастью, ранение не было тяжелым

Новости партнеров

На минувшей неделе случилось сразу несколько медийных столкновений: Михалкова с Дудем, Брилева с либеральной общественностью и Соловьева с мировым Злом