Все поставить на КОН. Новый губернатор Приморья выиграл выборы благодаря беспрецедентным уступкам Москвы

Редакционный материал

Губернаторские выборы в Приморье завершились победой поддерживаемого Кремлем Олега Кожемяко. После скандальной отмены результатов предыдущего голосования из-за массовых фальсификаций федеральной власти пришлось пойти на большие уступки и фактически разрешить «антимосковскую» кампанию своего кандидата. Социолог Борис Мышлявцев считает, что это может поменять все правила игры на новых региональных выборах: границы дозволенного расширились

18 Декабрь 2018 14:47

Забрать себе

Губернатор Приморского края Олег Кожемяко Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Еще в ночь на понедельник, когда в Приморье вовсю шел подсчет голосов, Дмитрий Медведев позвонил КОНу (так среди чиновников и журналистов на Дальнем Востоке давно принято называть Олега Николаевича Кожемяко) и поздравил его с победой. Об этом поспешили рассказать как СМИ, так и «прокремлевские» телеграм-каналы. Если бы ночной звонок носил частный характер, мы бы никогда о нем не узнали. Следовательно, сообщение о телефонном разговоре содержало в себе некое послание как для граждан, так и для элит. Не будем вдаваться во все возможные смыслы, отметим только один. Такое поздравление до окончания подсчета голосов означало, что теперь ни при каких условиях невозможно повторение сентябрьского прецедента. Напомним, тогда результаты выборов, на которых победа досталась исполняющему обязанности губернатора Андрею Тарасенко, пришлось со скандалом отменять из-за слишком откровенных нарушений. Теперь своим публичным звонком премьер фактически сжигал мосты. Победить должен был кандидат, на которого поставила федеральная власть.

Дополнительно отметим, что российский премьер до сих пор не нашел возможности поздравить нового губернатора Хакасии, 31-летнего коммуниста Валентина Коновалова, одержавшего убедительную победу на выборах в ноябре этого года. В свою очередь Владимир Путин до сих пор не нашел в своем плотном графике «окошка» для встречи с самым молодым в России главой региона.

Победа на приморских выборах оказалась чрезвычайно тяжела для Кремля. Чтобы провести «своего» кандидата, пришлось нарушить все мыслимые правила взаимодействия с регионами, понести огромные финансовые и репутационные издержки. Победа оказалась буквально «золотой», а может быть, и пирровой. И, осмелюсь утверждать, выгодополучателем в данном случае стала не система российской власти как таковая. Победил, прежде всего, лично Олег Кожемяко — выходец из Приморья, друг многолетнего главы региона Евгения Наздратенко, исполнивший теперь мечту возглавить край. Однако победу могут разделить и жители Приморья. Нет, вовсе не потому, что Кожемяко был их кандидатом. А потому что Москве придется выполнять хотя бы часть взятых на себя в ходе избирательной кампании обязательств. А это означает дополнительные многомиллиардные расходы.

Да, Москва показала свою решимость и способность провести нужного (кому-то) кандидата «не мытьем, так катаньем». Но давайте посмотрим, в каких условиях и, главное, против кого велась вся эта титаническая борьба?

Главный соперник — кандидат от КПРФ на сентябрьских выборах бизнесмен Андрей Ищенко, не без основания считающий, что тогда путем грубых нарушений у него украли победу, — теперь в выборах не участвовал. В данном случае не важно, не дали ему зарегистрироваться или же просто договорились с ним о неучастии. КПРФ на этих выборах вообще не выдвинула своего кандидата. А зарегистрированные соперники Олега Кожемяко фактически не вели полноценную избирательную кампанию. По результатам подсчета голосов претензии предъявлять, таким образом, было попросту некому. Ищенко, вместо того чтобы направить свой электоральный ресурс на поддержку вполне проходного Андрея Андрейченко, депутата Госдумы от ЛДПР, призвал к порче бюллетеней — довольно сомнительному виду протеста. На примере множества кампаний известно, что лишь незначительный процент избирателей откликается на подобные призывы и фактически такая форма протеста работает на фаворита кампании. Группа поддержки Ищенко в соцсетях призывала ни в коем случае не голосовать за Андрейченко, победа которого якобы также устроила бы Кремль (едва ли победа кандидата от условно оппозиционной партии в стратегическом регионе входила в расчеты Москвы). И в этих условиях устранившийся от ведения активной кампании Андрейченко даже по официальным данным получил 25 процентов голосов.

Некоторые аналитики высказывают сомнения в верности официальных данных. Причин для этого немало.

Данные экзитполов: почти половина избирателей предпочли скрыть, за кого именно они голосовали. Как правило, о сделанном выборе социологам не говорят те, кто голосует протестно. В данном случае получается, что именно избиратели Олега Кожемяко почему-то отказались отвечать на вопрос о том, кого они поддержали на выборах. Это само по себе сомнительно. Впрочем, если принять эту гипотезу за истину, то картинка для Кремля вырисовывается очень тревожная: люди боятся голосовать за кандидата, поддержанного президентом и главой правительства.

Также не менее странно выглядит ситуация с данными о числе проголосовавших. Как правило, повышение явки в России приводит на участки протестников. В декабре на участки пришло на 13 процентов больше избирателей, чем в сентябре. Почему именно сейчас отмобилизовались «сторонники Москвы»? Почему это не происходило во втором туре сентябрьских выборов?

Наконец и сами триумфальные 60 процентов за Кожемяко выглядят несколько странно с учетом того, что социология предсказывала намного более скромный результат и до последнего не исключалась возможность второго тура. Но в данном случае не будем подвергать сомнению официальные цифры, примем их как данность и пойдем дальше. Против кого боролась на этих выборах Москва? Получается, что против собственного антирейтинга.

Какая региональная повестка была задана Кремлем в ходе приморских выборов? Как она повлияла на образ Кремля в других регионах? Повестку эту можно сформулировать в виде слогана: «ГЛОНАСС — в унитаз». Этот лозунг совершенно легально использовался во время предвыборной кампании. «Отменить обязательную установку ГЛОНАСС на автомобили приморцев!» — одно из первых символических обещаний Олега Кожемяко. Инициатива кандидата была немедленно поддержана Дмитрием Медведевым. И вот — в отдельно взятом Приморском крае российская навигационная система стала не обязательна. «А что, так можно было?» — удивились автомобилисты других регионов. История с ГЛОНАСС — мелочь, однако дьявол — он ведь в деталях. О чем же говорит эта история, какие смыслы в ней «зашиты»?

Много лет российское правительство тратило на развертывание системы ГЛОНАСС значительные средства. Граждан фактически обязали устанавливать российскую навигационную систему. При этом говорилось, что система создается для повышения обороноспособности страны, с тем чтобы не зависеть от аналогичной системы вероятного противника. Теперь же выяснилось, что установку ГЛОНАСС можно безболезненно отменить, так как на территории Приморья, по словам самого Олега Кожемяко, система не работает. То есть российская навигация толком не действует именно на приграничной территории, насыщенной военными объектами. Фактически власть призналась, что установка ГЛОНАСС была лишь формой поборов с автомобилистов, и благосклонно отменила этот побор, когда оказалась заинтересована в поддержке граждан.

И так — во всем. Льготы детям войны? Да пожалуйста. А раньше почему не могли? А потому что не было деятельного московского назначенца Кожемяко. Позвольте, но ведь и прежний врио губернатора Тарасенко, а до него — губернатор Владимир Миклушевский также были московскими назначенцами. Почему же? А потому.

«Приморская рыба должна быть дешевой. Я считаю это важным». Почему же два предыдущих ставленника Москвы так не считали?

Господа, вы решили сделать рыбу дешевой, потому что проиграли выборы в сентябре.

Проблема с достройкой отеля «Хайят»? Решим немедленно. Плохой чиновник? Уволить к чертям собачьим.

Если так и надо действовать, то что получается? Прошлого врио, Тарасенко, прямо поддержал президент Российской Федерации: «Про выборы говорить сейчас не будем… думаю, у вас все будет в порядке». Теперь оказывается, что президент поддерживал губернатора-неумеху, который ни одной проблемы не был способен решить? В течение многих месяцев президент наблюдал за работой врио Тарасенко и не смог распознать «неэффективного менеджера»? Президент не обладал полнотой информации о происходящем в регионе? Или считал, что «и так сойдет»?

Власть в России может быть наглой. Может быть жестокой. Но слабой она быть не имеет права. На этих выборах власть фактически купила губернаторское место за 50 миллиардов. Для победы московский ставленник Кожемяко использовал антимосковскую риторику. А еще — антикитайскую. Картинка: могучий Кожемяко бьет мухобойкой маленьких узкоглазых человечков. То есть относится к гражданам страны — стратегического партнера России (так, по крайней мере, уверяет уже много лет всех россиян Москва) как к надоедливым насекомым. А ведь страхи перед ползучей китайской колонизацией весьма актуальны для Сибири и Дальнего Востока. Боится китайцев Бурятия, и так накачанная антикитайскими настроениями через братьев-монголов. В Омске проходят манифестации против строительства китайского микрорайона. В Туве люди недовольны тесным сотрудничеством местных властей с китайской компанией «Лунсин» — запущенный ею в республике горно-обогатительный комбинат официально признан худшим горно-обогатительным комбинатом России с экологической точки зрения.

Соотношение «цена — результат» на этих выборах было, пожалуй, самым неэффективным для Кремля за последние 18 лет. Это, конечно, не вина технологов кампании, которые работали в поте лица и сделали все, что могли. Ответственность за долговременные стратегические последствия лежит на тех группах поддержки Олега Кожемяко в Кремле, которые согласились с заранее известной ценой победы. Как говорил мне не один знакомый технолог, «лучше было оставить Ищенко его заслуженную победу, ведь Ищенко системный и для Москвы безобидный, а так издержки неприемлемые».

В регионах очень внимательно наблюдали за происходящим в Приморье. Москва задала новую рамку дозволенного. И всем понятно: дозволенным все это стало лишь ввиду слабости Москвы.

И теперь вопросы: как побеждать кандидатам от власти на выборах 2019 года? На каждого ли найдется 50 млрд? Всем ли можно «ГЛОНАСС в унитаз»? Можно ли выгонять китайцев? Можно ли вводить льготы для различных категорий населения? Каждый ли может рассчитывать на перенос столицы федерального округа под свои выборы?

Хорошо бы задать вопрос и Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Голоса считали те же люди, что и в сентябре. Тогда произошла фальсификация итогов голосования, за которую наказан никто не был. Все скандальные события в прошлый раз разыгрались ночью. И вот вы во время ночного подсчета голосов этими самыми людьми звоните и поздравляете кандидата с победой. Откуда была такая уверенность?

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

О том, как могло приниматься решение о фальсификации и чем могли руководствоваться его авторы, на условиях анонимности «Снобу» согласился рассказать политтехнолог, близкий к Администрации президента
Кандидат от КПРФ, считающий что его победу грубо украли в ночь голосования, готов продолжать борьбу, а в случае победы проводить в крае политику президента

Новости партнеров

Тувинский социолог Борис Мышлявцев считает, что финал губернаторских выборов в республике Хакасия, где победил безальтернативный кандидат от КПРФ, оформляет новую политическую реальность в России. В этой реальности избиратель отвергает кандидатов, назначенных Кремлем, несмотря на любые уловки политтехнологов, а «телевизор» перестает быть машиной по выпуску губернаторов