Колонка

Об имидже СК, «советах» Путина и родине Кашина

18 Декабрь 2018 18:29

Минувшая неделя стала важной для российских правозащитников. Одного — посадили, другую — проводили в последний путь, третьи впервые собрались на встрече с президентом. А по ТВ тем временем торжество Следственного комитета и дружеские голоса из Лондона

Забрать себе

Компетентным органам требуется человеческое лицо

Телеканал «Россия 1» долго интриговал анонсами новых «Тайн следствия», а в эфире тем временем шли старые серии, где Мария Сергеевна Швецова в силу сложившихся личных обстоятельств, работает адвокатом. Надо сказать, что ей это занятие   больше к лицу. Особенно в наши дни, когда все чаще человек чувствует себя беззащитным перед лицом государства.

По сюжету, она разочаровалась в своей адвокатской миссии, особенно после того, как ей удалось нечаянно освободить убийцу, и она вернулась в Следственный комитет Заневского района Санкт-Петербурга.   

По жизни, она вернулась в СК, скорее всего, потому что образ этого ведомства остро нуждается в человечном лице актрисы Анны Ковальчук.

В человечном лице у нас по традиции остро нуждаются все охранные ведомства: и МВД, и ФСБ, и Росгвардия, и, разумеется, СК, поскольку у каждого из них репутация в народе всегда оставляла и продолжает оставлять лучшего, мягко говоря.

Помнится, в советское время граждане милицию не жаловали. Милиционеров презрительно называли «ментами». Слово пришло из уголовного мира, но прижилось и среди тех, кто чтил Уголовный кодекс. И даже среди тех, кто стоял на страже его.

Чтобы поднять авторитет профессии и призвания, руководством МВД был заказан сериал «Следствие ведут знатоки». Сериал пользовался продолжительным и устойчивым успехом у телезрителей, но граждане РФ продолжали пугать детей мужчинами в темно-синей униформе с погонами на плечах.

Чтобы возвысить престиж сотрудника КГБ, был придуман долгоиграющий образ Штирлица-Исаева. И этот заказ можно было бы счесть блестяще выполненным, если бы не анекдотическая «штирлициада», что в немалой степени поспособствовало снижению подвига вымышленного разведчика.

Наконец, и Следственному комитету вроде как повезло со своим представителем на телеэкране Марией Сергеевной Швецовой. Она и умница, и красавица, и обаяния в ней — море, и профессионал — каких поискать, и порядочность — в крови, и человечность — в подкорке… Словом, достоинств в героине, как алмазов в каменных пещерах, не счесть.

Есть одна нестыковка: уж очень велика вилка между тем, что мы видим на телеэкране, и тем, что наблюдаем в действительности. Как разрыв между богатыми и бедными в РФ. Но люди смотрят уже восемнадцатый сезон — он только-только стартовал, и можно не сомневаться, что рейтинг у него будет вполне себе состоятельный.

Людей легко понять. Сериал-то по-домашнему уютный, в психологическом отношении безопасный, что по нынешним травматичным временам дорогого стоит и что, как ни парадоксально, не повышает коэффициента доверия к представляемому Машенькой (Швецовой) ведомству.   

Конечно, мы все обманываться рады. В кино, по крайней мере.

А в жизни?..

Фото: Getty Images

Совет да… нелюбовь

Утром 11 декабря президент возложил цветы к гробу ветерана правозащитной деятельности в России Людмилы Алексеевой. Затем открыл памятник Александру Солженицыну, после чего поспешил на встречу с обновленным Советом при себе по правам человека.

Камеры российских каналов следовали за ним неотступно. Заседание показывалось в прямом эфире на канале «Россия 24», но не до конца.

Замечание Николая Сванидзе по поводу того, что покойная Людмила Алексеева успела подписать обращение в защиту незаконно арестованного Льва Пономарева, президент легко отклонил кивком в сторону Парижа: хотите, чтобы было как там. Телезрителям стало ясно, что, если бы Макрон своевременно отправил за решетку французского Пономарева, не случился бы и бунт с драматическими последствиями.   

Париж нынче в нашем пропагандистском дискурсе несет двойную нагрузку. С одной стороны, он второе после Майдана пугало для народа. С другой — дурной пример тому же народу для подражания. Власть угрожает, трепеща от страха.

Разговор президента с правозащитниками принимал все более драматический характер, и телеканал благоразумно решил оборвать трансляцию. Как там дальше развивались события, дословно неизвестно. Понятно только, что любви с обеих сторон не случилось.

Она случилась на другом Совете. На Совете по культуре при президенте.

Те, кто знают Андрея Кончаловского и его творчество, были немало поражены, услышав, как на помянутом Совете маститый кинорежиссер высказался в том духе, что ему нужны ориентиры и маяки — и не такие, как Тарантино и Триер.

И еще ему хотелось бы знать, что мы строим, потому что без идеологии творить дальше невозможно.

«К сожалению, должен сказать о том, что у меня как у художника есть ощущение, что мне не хватает ориентира. Меня часто спрашивают: а вообще, что мы строим? Национальная идея в чем? Раньше, в дореволюционной России, была триада, потом был кодекс. И мне кажется, что необходимо, если уж есть Совет по культуре, вырабатывать — я без стыдливости скажу, что идеология необходима. Мне лично она необходима».

В последнее время спрос на идеологию звучит из уст мастеров культуры как требовательный стон. А где идеология, там и цензура.

Когда-то страшнее этих двух «подруг» для настоящего художника зверя не было. Теперь их зовут на помощь вместе с Кончаловским мушкетер Боярский и укротитель тигров Эдгард Запашный. Последний попросил президента оградить его развлекательный бизнес от конкуренции с западным цирком и не корысти ради, а исключительно по причине любви к Родине и в порядке ответных санкций.

На сакраментальный вопрос, с чего начинается Родина, есть разные ответы. Для кого-то — с Крыма. Телезрителям шоу «60 минут» могло показаться, что для оппозиционного журналиста Олега Кашина она началась с Лондона.

Именно проживая там и сетуя на дороговизну своего заграничного бытия, публицист решил защитить отечество от сидящего в российской тюрьме украинского кинорежиссера Сенцова.

Потом уже выяснилось, что это не столько патриотизм, сколько спорт. Есть такая пока еще не олимпийская дисциплина: быть своим среди чужих и чужим среди своих. То есть быть партизаном по обе линии фронта. Чемпионом по этой части был в свое время Азеф. «К предательству таинственная страсть», — сказано Беллой Ахмадулиной о некоторых из шестидесятников. Но и не только о них, как стало очевидно сегодня.

Возможно, сам Кашин думает, что позиция «меж двух огней» — самая героическая и самая перспективная. Его тешит картина, открывшаяся ему из «кабины бомбардировщика»: внизу копошатся жалкие либералы. Ба-бах по ним с высоты федерального канала. Он не видит себя в этот момент, но любуется и наслаждается собой. А на непредвзятый взгляд видно, как он саморазлагается, скатываясь в смердяковщину.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Президент, спрашивающий, хотим ли мы, чтобы стало «как в Париже», кажется, полагает, что причина любых бунтов — неумение власти приучить граждан вести себя тихо
Возможно, президент искренне и бескорыстно симпатизировал ушедшей от нас правозащитнице. И это неутешительный диагноз для нашей власти

Новости партнеров

Первый канал растрогал «Эксклюзивом» о мужьях и любовниках Марианны Вертинской. Но настоящим «гвоздем недели» стала расфасовка великих имен нашего отечества по аэродромам и обсуждение этого события на ТВ
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться