Все новости

Колонка

Активист среди активистов.

С кем говорил Владимир Путин во время пресс-конференции

21 Декабря 2018 11:46

Веселые плакаты, анекдоты от первого лица, странные костюмы журналистов — вот и все, чем может удивить пресс-конференция Владимира Путина последних лет. Уже давно стало понятно, что общение с прессой главы государства превратилось в повинность как для отвечающего, так и для спрашивающих: предсказуемые вопросы, предсказуемые ответы, вернее, уход от них

Пожалуй, лишь региональные СМИ имели шанс обратить внимание на локальную проблему или идею (чего стоит ставший знаменитым «Вятский квас»). Нет школы, развалился мост, банкротят хорошее предприятие, запрещают рыбалку. Путин получал возможность творить новогодние чудеса и раздавать подарки. Параллельно шел сеанс «Международной панорамы», где российский президент разъяснял иностранным журналистам тонкости внешней политики. Было и еще одно ответвление — вопросы правозащитного характера от представителей так называемых оппозиционных (хотя так говорить, конечно, нельзя — просто адекватных) СМИ. Первое и третье направление фактически превращало журналистов в активистов или правозащитников, вопросы на пресс-конференции превратились в просьбы: Владимир Владимирович, здесь надо построить, а здесь суд ошибся, надо помиловать.

Разговор президента с журналистами в этом году эту тенденцию окончательно закрепил. Правозащитная тема осталась, но сместилась до двух вопросов — их задали Илья Азар из «Новой газеты» и Анастасия Мельникова из Znak.com. Никто из них не получил ответа на свои вопросы. Азар, который хотел поговорить о частных военных корпорациях и ЧВК Вагнера Евгения Пригожина, послушал рассуждения о том, что президенту готовят военные повара, и среди них Пригожина нет (а ЧВК, работа которых российским законодательством не регламентрирована и запрещена, работают, где хотят). Журналистке Znak.com, спросившей о пытках в колониях, достались слова о том, что в системе ФСИН, конечно, не все в порядке, но ломать ее не стоит.

Президент РФ Владимир Путин во время большой ежегодной пресс-конференции в Центре международной торговли на Красной Пресне Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Итогом беседы этого года стали сетования — до чего измельчало журналистское сообщество, что задает слишком удобные вопросы, которые сулят угнетение прав и свобод. Однако, если посмотреть, кто же задавал вопросы Владимиру Путин от лица СМИ, то легко обнаружить, что довольно часто беседовали с президентом не журналисты, а активисты.

«Екатеринбургский журналист попросил президента вернуть в Конституцию статью об идеологии», — это громкий заголовок, и таких в ленте новостей мы увидели немало. Путин, по традиции, от ответа уклонился, но провластные СМИ получили простор для заголовков и текстовых интерпретаций. Если копать глубже, выясняется, что вопрос задавал не журналист, а активист Роман Зыков, который то примыкал к КПРФ, то к НОД одиозного депутата Евгения Федорова.

Активистом оказался и зажигательный «журналист» из Владивостока Сергей Мильвит. Он благодарил президента за перенос столицы Дальневосточного федерального округа из Хабаровска во Владивосток. Основное место работы корреспондента — ансамбль песни и пляски Тихоокеанского флота. На местных порталах Мильвита характеризуют как блогера и активиста. Ярким было и выступление представителя канала «Министерство идей» из Екатеринбурга Екатерины Буткевич. Бодрая девушка сначала спросила президента о здоровье, а потом предложила ему правительственную реформу — предусмотреть в кабинете министров министерство идей. Буткевич оказалась дочерью главы завода по производству медицинского оборудования ЭМА Андрея Калетина. Нетрудно будет обнаружить, что и другие корреспонденты, задавшие вопросы главе государства, проходят, скорее, по ведомству активизма, а не журналистики. Редактор некоего СМИ «Общество и экология» из Петербурга оказался человеком, мягко говоря, сочувствующим донбасским сепаратистам. Следы журналистки Маргариты Баулиной, просившей президента помочь со строительством в Санкт-Петербурге крытого футбольного поля для детей-сирот, и вовсе обнаружить не удалось. К активистам можно отнести и некоторые СМИ — телеканал «Царьград», крымское телевидение.

На прошлых конференциях вопросы задать позволялось представителям центральных деловых СМИ — «Коммерсанта», РБК, «Ведомостей», «Дождя». Сейчас слова им не дали. При этом зарубежным СМИ пресс-секретарь президента Дмитрий Песков слово с удовольствием предоставлял. Исключением стало выступление спецкора «Новой газеты» Ильи Азара, которое Владимир Путин предварил вступлением: «Сейчас что-нибудь подбросит».

Президент застрял между проблемами районной поликлиники и сельского водопровода и взаимоотношениями с Дональдом Трампом

Организаторы в этом году окончательно переформатировали мероприятие. Лучше всего вопросы президенту задавать не журналистам, а активистам. Причем это касается не только сторонников провластных структур. Иностранные корреспонденты, которым повезло получить слово, спрашивают обо всем и сразу, хотят узнать максимально общую информацию — например, хотелось бы Путину получить власть на всей планете, или нет. Со стороны России право говорить имеют ультрапатриотические активисты (сторонники оппозиционера Алексея Навального, присутствовавшие на пресс-конференции, слова не получили). И иностранцы, и ультрапатриоты получают в ответ примерно то же: «ни там, ни тут». Даже журналисты провластных СМИ, которые спрашивали про экономику, вряд ли были удовлетворены ответами президента — рассуждениями, практически не связанными с вопросом. «Доходы людей падают? Падают, но… (далее ссылки на сложные вычисления, согласно которым доходы все же растут)». Даже комфортный собеседник, обозреватель КП Александр Гамов, говорит о том, что по всей стране народ «живет тяжело». Что делать? Выводить на арену активистов.

Региональные журналисты и актив спрашивают о локальных проблемах, которые легко разрешить президенту. Вопросы, которые должен решать мэр или глава района (и не может решить), одним движением руки снимает Владимир Путин. С обозревателями зарубежных СМИ говорить еще легче — им можно отвечать лозунгами о мировой правде и справедливости, рассказывать о мощи ядерного оружия или рассуждать о том, как Россия вновь обрела величие. Если судить о мире Владимира Путина из его ответов на пресс-конференции, то получается, что президент застрял между проблемами районной поликлиники и сельского водопровода и взаимоотношениями с Дональдом Трампом. Весь остальной спектр проблемных ситуаций, перед которыми стоит страна и живущие в ней люди, дает лишь повод для отвлеченных рассуждений, похожих на изречения оракула. В такой ситуации действительно проще беседовать с активистами, которые видят в президенте либо подобие божества, либо средоточие зла. На этом фоне Владимир Путин выглядит более-менее нормальным политиком и чиновником. Если на пресс-конференции слово получат большое количество адекватных журналистов с понятными проблемными вопросами, на месте спикера мы увидим человека, который не может ответить ни на один из них. Российский президент давно стал активистом и хочет общаться с такими же людьми.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
1 комментарий
Анна Квиринг

Анна Квиринг

Веселые плакаты, анекдоты от первого лица, странные костюмы журналистов ...

"Веселые плакаты, анекдоты от первого лица, странные костюмы журналистов " - это всё, что вам нужно знать о пресс-конференции Владимира Путина :)

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Оговорки и проговорки первых лиц остаются последним источником правдивой информации об их картине мира. Странные реплики президента последних дней выдают изнервничавшегося человека, тайно ожидающего финальной катастрофы
Циничные высказывания чиновников последних недель приучают население к новому образу государства. Ему уже не под силу играть роль заботливого опекуна простого народа. Теперь оно превращается в сурового коллектора
История школьницы, написавшей письмо Путину и покончившей с собой, вызвала такой резонанс, что лично губернатор пообещал наказать виновных. «Сноб» отправился в Сафоново, где разыгралась драма в духе «Твин Пикс»