Колонка

Путин прямого эфира vs Путин документального фильма

25 Декабрь 2018 17:11

Ежегодная пресс-конференция президента, сколь ни монотонна была по форме и содержанию, все же вызвала некий интерес, связанный, прежде всего, с драматургией происходящего между массовкой в зале и главным действующим лицом. А посмотрев документальный приквел этого телешоу — фильм Виталия Манского «Свидетели Путина» о приходе президента к власти, наш обозреватель Юрий Богомолов понял, как изменился образ лидера за почти 20 лет

Забрать себе

Драматургия

На встрече с деятелями театрального искусства Владимир Путин объявил:

— Например, я фактически в театре работаю.

Это, можно сказать, чистосердечное признание, которое у нас принято со времен Вышинского считать царицей доказательств.

Он, правда, не уточнил, кем работает: драматургом, режиссером, актером?

Хотя и так понятно: и тем, и другим, и третьим в меру своих способностей и безграничных возможностей.

Драматургия шоу была выстроена им по распространенной на Руси схеме: все хорошо прекрасная, маркиза, за исключеньем пустяка… О «хорошем» и о «пустяках» уже все сказано.

Навальный, в частности, в своем видеоблоге обратил внимание на высыпанные президентом в эфир цифры, что они не соответствуют действительности. Оппозиционер выразил по этому случаю удивление и даже возмущение. По-моему, напрасно, поскольку здесь мы имеем дело не с вульгарным враньем, а с эффективной технологией, опробованной еще гоголевским Ноздревым. Это когда он поспешил поддержать слух о похищении Чичиковым губернаторской дочки и сообщил о всех приготовлениях к венчанию, назвал деревню Трухмачевку, где оно произойдет, вспомнил, как зовут священника, который должен был соединить священными узами влюбленных (отец Сидор), и только когда он для пущей достоверности стал называть по именам ямщиков, чиновники догадались, что он несет вздор, и отошли от него прочь.

Ноздревская технология в принципе продуктивна, но, как показывает практика, не надо перебирать по части фактологии. Президент вбрасывал в эфир не факты и цифры, а знаки того и другого.

Мост через реку Лену, о котором зашла речь на пресс-конференции, — сугубо практическая вещь, необходимая гражданам Якутии. А Крымский мост — прежде всего символ. И потому его строительство оказалось приоритетным. «Символ, — уточнил Путин, — это всегда хорошо». Может, нам стоит несколько перефразировать былой девиз: «Светская власть плюс символизация всей страны»?

Фото: Kremlin.ru

Игра престола

Примерно восемь минут телезрители могли созерцать сцену, на которой громоздился массивный стол. Чем больше затягивалось появление президента, тем символичнее выглядел на сцене стол.

Наконец, стало понятно, что это не совсем стол; это нечто обширное, способное вместить президиум малого совнаркома (как пояснил бы Остап Бендер), но предназначенное для одного человека.

Словом, это престол. Чуть правее, если смотреть из зала, трибунка с пюпитром, над которой навис пресс-секретарь. Он возвышается над президентом, но по уважительной причине возвышается: ему так виднее зал с журналистами, страждущими задать президенту вопрос на засыпку.

Если эта пресс-конференция — театр, то журналисты в зале — не публика, а массовка эпизодических персонажей, смешавшаяся с клакерами. У каждого сверхзадача по Станиславскому: чтобы его заметили. Потому дамы все больше в красном, мужчины надеются на свою презентабельность, иные — на узнаваемость, и в совокупности эта коллективная маркиза брала президиум за горло, отчего время от времени происходящее в Центре международной торговли напоминало крикливые ток-шоу в останкинских студиях.

У пресс-секретаря перед глазами на пюпитре лежал сценарий обязательной программы — список тех журналистов, которым непременно надо дать слово для вопроса. Он же наверняка находился и в распоряжении режиссерской команды, обслуживающей трансляцию. Прочие вопросы — произвольная программа для президента и отчасти для его пресс-секретаря.

А что же телезрители трех госканалов и частнособственнического «Дождя», по которому автор этих строк и наблюдал в компании с комментаторами Ольгой Бычковой и Михаилом Фишманом бенефис президента? Им, то есть нам, была отведена роль свидетелей почти священного действа, по ходу которого мы могли наблюдать, как Путин, представший в образе компетентного хозяйственника, отбросил большую властную тень, что выше производственно-бытовых проблем вроде моста через Лену или отсутствия газа в каком-то поселке. Он сам себя символизировал. И уже можно было не удивляться его ответу на заключительный вопрос журналиста Кондратьева, что президент считает самым важным событием уходящего года.

Важным событием 2018 года было названо Путиным избрание Путина президентом.

Соучастники Путина

Как нарочно, накануне в рамках «Артдокфеста» должен был показываться документальный фильм Виталия Манского «Свидетели Путина». На экран фестиваля его не допустили. Он проскользнул в сеть. Его интересно смотреть на фоне пресс-конференции. Или напротив: пресс-конференцию — на фоне фильма.

Виталию Манскому повезло: он стал свидетелем Путина еще в его допрезидентском статусе. Кадры с первой фотосессии особенно примечательны. Фотограф требователен: «Встаньте сюда, снимите пиджак, закиньте его за спину, повернитесь вполоборота, посмотрите по-доброму…» Будущий президент послушен, как дебютант-артист на кинопробах у маститого режиссера.

Его покорность словно ветром сдуло в тот момент, когда закончился подсчет победных голосов. Через год команда Путина, вознесшая его на вершину власти, заметно поредела. Важным рубежом движения в сторону, где мы сейчас находимся, стало продавливание нового старого гимна. То был ясный политический жест с очевидными символическими обертонами, которым общество не придало сколько-нибудь драматического значения. Манский в своем фильме оттенил это событие. И более того, вступил в диалог с президентом, для которого, судя по всему, тот год стал точкой невозврата.

Режиссер задавал вопросы. Президент оправдывался. Да, часть граждан, авторитетных граждан, просила его не принимать сталинский гимн. Он это услышал. Но другая, большая часть соотечественников была за. У президента вроде нашелся если не железный, то эмоциональный аргумент: музыка Александрова сидит в крови граждан РФ, с ней связаны славные победы и светлые надежды. Это значительная часть жизни тех, кто остался в живых.

Новоизбранный президент не ответил тогда на невольный вопрос своих свидетелей: а как быть с теми гражданами, для которых музыка Александрова — это музыка сталинизма, репрессий, неволи, несправедливости… Как быть с памятью жертв большевистского режима?

Манский под занавес своей картины сделал важное признание: мы были не просто свидетелями поворота страны и ее президента к авторитаризму, но и соучастниками. Тогда, в самом начале века — поворота символического.

Сегодня мы, телезрители путинского бенефиса — свидетели и соучастники реальных последствий того рокового поворота.

Сегодня президент — претендент на то, чтобы утвердиться в подсознании народа в статусе символа.

А символ, как сказал символ, — это «всегда хорошо».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Веселые плакаты, анекдоты от первого лица, странные костюмы журналистов: это все, чем может удивить пресс-конференции президента 
Президент провел ежегодную большую пресс-конференцию. «Сноб» вел онлайн-трансляцию

Новости партнеров

Минувшая неделя стала важной для российских правозащитников. Одного — посадили, другую — проводили в последний путь, третьи впервые собрались на встрече с президентом. А по ТВ тем временем торжество Следственного комитета и дружеские голоса из Лондона