«Тогда все от него шарахались». Хасбулатов, Алкснис и Травкин вспоминают Лукьянова

Редакционный материал

В среду на 89-м году жизни умер Анатолий Лукьянов — последний глава Верховного Совета СССР, друг Горбачева, ставший его врагом. Он боролся за сохранение советского режима, участвовал в попытке захвата власти ГКЧП, был арестован и амнистирован лишь спустя три года. «Сноб» собрал мнения политических союзников и оппонентов Анатолия Лукьянова, а также журналистов и политиков — о его личности, свершениях и судьбе

11 Январь 2019 14:39

Забрать себе

20 февраля 1991 г. Выступление Председателя Верховного Совета СССР Анатолия Ивановича Лукьянова на совместном заседании палат Фото: Мусаэльян Владимир/Фотохроника ТАСС

Виктор Алкснис, политик, сопредседатель депутатской группы «Союз», выступавшей за сохранение СССР:

Хотелось бы прежде всего выразить соболезнования членам семьи Анатолия Ивановича. Это был человек отнюдь не из когорты партократов, начинавших в комсомольских организациях, а потом переходивших в горкомы, райкомы и так далее. Он был интеллигентом высшей пробы, и среди его друзей было большое количество представителей московской интеллектуальной элиты. Он сделал карьеру благодаря собственным знаниям и в конце концов оказался вторым человеком в СССР.

Лукьянов, несмотря на преданность Горбачеву, тем не менее опирался на депутатскую группу «Союз», сопредседателем которой был я, — мы выступали за сохранение территории СССР. И именно Лукьянову, на мой взгляд, удалось нейтрализовать некоторые отрицательные последствия развала страны.

Одна из наших идей была затем реализована в так называемой «доктрине Лукьянова». Суть ее в следующем: если представить, что развала большой страны не избежать, то можно сохранить хотя бы часть территорий. Сделать это можно, только обращаясь к меньшинствам, которые хотели остаться в составе СССР. Это, разумеется, касалось прежде всего русскоязычного населения, но были и национальные группы, к примеру, в Абхазии, Южной Осетии, Аджарии, а также поляки в Литовской ССР. Анатолий Иванович был одним из тех, кто помог нам принять закон СССР о порядке выхода республики из Союза, где было оговорено право национальных меньшинств отделиться от республики и остаться в составе Союза. На практике это означало вот что: при подсчете голосов после необходимого референдума, результаты с территорий, где компактно живут национальные группы, составляющие в свою очередь большинство населения местности, учитываются отдельно.

Должен признать, что иногда он отступал от идеи сохранения единства Союза. В июне 1991 года, за два месяца до ГКЧП, в Верховный Совет СССР пришли руководители силовых ведомств: Крючков, Язов и другие, и на закрытом заседании объявили, что Союз на грани распада и надо принимать решительные действия по его спасению. Верховный Совет был готов к самым серьезным мерам, включая введение чрезвычайного положения. Но Анатолий Иванович уговорил этого не делать до разговора с Горбачевым. Несмотря на то что мы упустили важнейший момент истории, я не могу не признать, что уговорить огромную группу депутатов было непросто. Хотя он был замечательным оратором, недаром Маргарет Тэтчер вручила ему «молоточек лучшего спикера».

Ровно за месяц до ГКЧП, 19 июля 1991 года, Верховный Совет проводил свое последнее заседание перед уходом в отпуск. Вдруг ко мне подходит помощник Анатолия Ивановича и говорит, что тот хочет со мной побеседовать. Заканчивается заседание, я прихожу к нему в кабинет. А он, человек крайне интеллигентный, вдруг кричит мне, чуть ли не матом: «Ты что делаешь? Ты почему критикуешь Горбачева? Только он может спасти страну». Я ушел тогда, и это была наша предпоследняя встреча. В следующий раз мы встретились, по-моему, 26 августа, когда решался вопрос о лишении его неприкосновенности и привлечении к уголовной ответственности за ГКЧП. Тогда все от него шарахались. А я демонстративно сел рядом, чтобы хоть как-то его поддержать.

Руслан Хасбулатов, последний председатель Верховного Совета РСФСР:

Анатолий Лукьянов был замечательным человеком: очень опытным юристом — специалистом в области конституционного и государственного права. У меня остались  о нем только очень хорошие воспоминания, а известие о смерти вызвало большую скорбь. Я выражаю соболезнования его родным и близким.

Я считаю, что его посадили совершенно необоснованно. Вместе с Силаевым и с Руцким я специально приезжал к нему после ГКЧП, и мы долго беседовали. Он объяснял свою позицию, которая заключалась в сдерживании крайних мер в вопросе сохранения страны. Я ему поверил и считаю, что он непричастен к перевороту. Он вообще старался сдерживать самых больших агрессоров, и, вполне возможно, если бы не его участие, были бы предприняты силовые акции, пролилась бы кровь и случилась бы большая трагедия. А его арестовали и посадили. Верховный Совет СССР тогда остался без головы. В целом, к сожалению, несмотря на то что там было много талантливых людей, они не смогли организовать себя, выбрать достойную кандидатуру вместо Лукьянова и прочно взять бразды правления СССР под свой контроль. В результате ельцинисты совершили государственный переворот.

Анатолий Лукьянов сыграл очень большую позитивную роль в работе Госдумы: будучи опытным юристом, он помогал писать законы более грамотно, даже несмотря на то что порой влиять на их содержание он не мог.

Сложно сказать, может ли кто-то сейчас сыграть такую же роль для страны, как когда-то Лукьянов — политическое поле сейчас выжжено. Наша страна состоит сплошь из талантливых людей, но мы их не видим, потому что у нас только один политик и времени на других нет.

Николай Травкин, политик, один из сопредседателей Межрегиональной депутатской группы Верховного Совета СССР:

Для меня Анатолий Иванович олицетворяет эпоху последних Советов, последнего этапа СССР, когда в стране предпринималась попытка построить работающие демократические институты: люди выбирают своих представителей, а те определяют, как и что лучше делать. Лукьянов эту линию проводил как политик и ученый: все его научные изыскания были на тему местного самоуправления, которое он глубоко понимал. У нас ведь отчего-то принято рассматривать только верхние уровни власти: сейчас Кремль, в лучшем случае, опускает глаза до субъектов федерации, губернаторов. Так что сначала ушла эпоха, а теперь уходят люди, олицетворявшие ее.

Мне также дорого его чисто человеческое качество: второй по статусу человек в государстве, в империи, не сравнимой с сегодняшней федерацией, много лет бывший на самой вершине, ушел из жизни нестяжателем. Никаких коррупционных шлейфов за Лукьяновым не было, никаких яхт и дворцов, дач на Рублевке. Никто не сможет обвинить его в корыстолюбии, нечестности и жульничестве.

Леонид Невзлин, предприниматель:

Демьян Кудрявцев, медиаменеджер:

Олег Кашин, журналист:

Алексей Островский, губернатор Смоленской области:

Подготовили Арина Крючкова, Маргарита Тышецкая

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

О том, зачем нужно было сохранять Советский Союз, что делать, чтобы изменить к лучшему ситуацию в России, о громких ошибках, незамеченных победах и о том, что невозможно исправить
Один из ключевых участников октябрьских событий 1993 года рассказал «Снобу» о том, что произошло с Россией 20 лет назад и что может взорвать страну в ближайшие 10 лет
В 1993 году противостояние президента и парламента России закончилось танковым обстрелом Белого дома. Опрашивая свидетелей и участников событий, «Сноб» надеялся найти кого-то, чей взгляд на расстрел парламента с тех пор изменился

Новости партнеров

В юбилей расстрела Белого дома «Сноб» ищет ответ на вопрос: правда ли, что 25 лет назад мы получили именно ту власть, которую заслужили?