Все новости

Колонка

Ледяной дом российского телевидения

17 Января 2019 11:34

Каждое шоу низкого жанра несет в себе какое-то послание об обществе. Андрей Малахов, ставящий живой спектакль о Гогене Солнцеве и Екатерине Терешкович, кажется, приучает зрителей к тому, что аморальность — удел избранных, которые никак не связаны с публикой

Жанр рассказа о передачах, показываемых на главных федеральных каналах российского телевидения, для тех, кто действительно не знаком с его продукцией, уже давно напоминает истории о людях с песьими головами, встреченных средневековым путешественником во время странствий. Однако чувство принадлежности к «России айфона» едва ли повод для полного игнорирования тех форм и образов, которые предлагают зрителям на главных «кнопках» страны.

На телеканале «Россия 1» зрители программы «Андрей Малахов. Прямой эфир» уже много месяцев следят  за жизнью Гогена Солнцева и Екатерины Терешкович. Это цикл реалити-шоу о 37-летнем шоумене, женившемся на 63-летней женщине.

Зрителям показывают историю, в которой эпатажный тип с силиконовыми губами и в нелепых одеждах женится на 60-летней старушке (здесь следует употребить именно это слово, далеко не всегда подходящее к современной 60-летней женщине, поскольку образ бабушки намеренно подчеркивается в первых выпусках шоу). При этом ведущий и приглашенные гости почти всерьез обсуждают, возможно ли счастье между молодоженами и что может ему помешать. При этом герой передачи, ведущий себя так, как, согласно стереотипам, должен вести себя истеричный и эгоцентричный гей, ходит со своей седовласой женой по магазинам с детской обувью и говорит о том, что планирует родить с нею ребенка, — затем следует сцена на приеме во врачебном кабинете, где 63-летняя женщина с удивлением узнает, что вряд ли сможет забеременеть. В следующих эпизодах Екатерину отправляют на операцию, «чтобы спереди и сзади выглядела как пионерка, а не как пенсионерка». Герои устраивают истерики и драки в студии, Гоген ревнует свою жену, ставшую после операции обладательницей внушительного бюста. Желающие могут наблюдать, как они ссорятся и мирятся, оскорбляют друг друга, консультируются у психолога, съезжаются и разъезжаются.

«Прямой эфир» остается одним из наиболее популярных шоу на российском ТВ (хотя и уступающим «Пусть говорят»), а его записи, выложенные в YouTube, набирают по несколько миллионов просмотров. Так что контент передачи, очевидно, популярен не только у тех, кто садится перед телевизором в 17.40 по будням. Можно предположить, что смотрят это шоу даже те, кто любит говорить об отсутствии телевизора в их домах.

Выпуски «Прямого эфира» с Гогеном Солнцевым в каком-то смысле является смешением жанров — здесь реалити-шоу совмещено с разговорной передачей. И та ее часть, где герои устраивают скандалы и бьют друг другу морды в студии, — очень узнаваемый формат. Когда-то его внес в телевизионный мир не очень удачливый американский политик и выдающийся шоумен Джерри Спрингер. Его шоу с середины 1990-х стало образцом жанра грубого и открытого скандала, устраиваемого гостями на публике. Выходившее до июля 2018 года на NBC Jerry Springer Show в каком-то смысле изменило телевидение навсегда. После него стало понятно, что публике нравится, когда гости оскорбляют друг друга и дерутся перед телекамерами, а также рассказывают дикие истории о своих сексуальных отношениях с родственниками, лошадьми и собаками и об умопомрачительных гомо- и гетеросексуальных изменах.

Впрочем, даже когда имеешь дело с подобным низким и аморальным жанром, важна подача. Спрингер оставался отстраненным и, насколько это позволяли законы такого шоу, ироничным хозяином площадки, на которой творилось непотребство. Он, как дьявол из  старомодного романа, просто вываливал перед человечеством собрание его слабостей и грехов и спокойно следил, как публика поражается и наслаждается увиденным. Само собой подразумевалось, что распорядитель подобного зрелища будет принципиально воздерживаться от любых моральных оценок.

Невиданный успех жанра породил его продолжателей и подражателей во многих странах (и в России с ним экспериментировал и экспериментирует не только Малахов). Однако модель отношений ведущего и его гостей претерпевала изменения. В частности, в демонстрируемом на британском ITV Jeremy Kyle Show ведущий, наоборот, выступает в виде морального судьи, разбирая различные неприглядные эпизоды из жизни бедных семей британского низшего класса (и вроде бы предлагая им помощь), то есть предлагает некую протекцию от своего имени, одновременно показывая более почтенной публике, с кем они делят страну.

Федотов П.А. «Разборчивая невеста» Иллюстрация: Wikimedia Commons

Наверное, это не самая приятная позиция, однако Андрей Малахов разработал в чем-то еще более неоднозначный формат. Он подает своих героев, от истории и поведения которых можно прийти в ужас, со всепрощающим любованием и чуть ли не отеческой заботой. Можно быть ироничным распорядителем низкого циркового шоу (когда публика принимает на себя всю ответственность за любовь к такому жанру). Наверное, при всем лицемерии такой роли и позы можно пробовать осуждать глупых и невежественных людей за их поступки, вроде бы пытаясь им помочь и выставляя их истории напоказ (при особом желании можно увидеть в этом традиционное отношение британского общества к своему низшему классу). Однако Малахов выбрал себе совершенно особую роль: он показывает очевидно постановочное непотребство с елейной заботой, призывает вместе посочувствовать 63-летней женщине, которая хотела детей от 37-летнего молодца с силиконовыми губами, или с хлопочущим беспокойством разбирает причины какой-то очередной скандальной сцены с выставлением вещей из квартиры, швырянием в жену помойным ведром или еще чем-то столь же захватывающим. Публике, которая очевидно желает следить за странными перипетиями пары фриков, это зрелище подается под тем же соусом сладкого лицемерия, что и рассказы о несчастной любви звезд и любые другие темы «Прямого эфира».

Еще одно важное послание этого цикла «Прямого эфира» — сам выбор сюжета. Нестандартные семейные или сексуальные отношения — любимая тема ток-шоу определенного типа. Разумеется, представлены они и в реалити-шоу. Например, сейчас на TLC с определенным успехом показываются эпизоды Sister-Wives о сложных коллизиях, происходящих в семье многоженца. Однако, как правило, посыл таких историй, в изобилии демонстрировавшихся в том же Jerry Springer Show, заключается в том, что такие вещи просто случаются. Они могут вызывать отвращение, нездоровое любопытство или сочувствие, но, в общем, это то, что может произойти с твоим соседом или соседкой. Однако у Малахова герои принципиально другие. Весь образ Гогена Солнцева построен на том, что этот пока еще молодой человек не такой, как все, — это модель Филиппа Киркорова в эконом-исполнении. То есть он не принадлежит к «нормальному миру», и именно поэтому ему можно все: жениться на бабушках, выгонять их из квартиры и вообще вести себя так, чтобы вызывать удивление и восхищение Андрея Малахова. Точно так же важным оказывается превратить пожилую женщину во вневозрастное создание с грудью пятого размера. Герои должны быть искусственными, отделить себя от мира обычных людей. И тогда можно спокойно рассуждать о любых их выходках. По странному совпадению, именно как к избранным, на которых не распространяется общая мораль, государство сейчас призывает публику относиться и к другим «небожителям» — например, к представителям власти.

В целом же шоу больше похоже не на рассказ о странных людях, которые живут среди нас, а, скорее, на традиционный жанр развлечения со специально отобранными уродцами, которых для забавы можно и женить, и ставить в любые другие положения. Например, в 1740 году в Петербурге для развлечения скучающей императрицы Анны Иоанновны был сооружен Ледяной дом, в котором состоялась сопровождаемая грандиозным карнавалом свадьба придворного шута князя Михаила Голицына и любимой шутихи императрицы Авдотьи Бужениновой. Это происшествие, ставшее когда-то символом дорогостоящих и не слишком невинных забав былых времен, кажется, в полной мере воспроизводится с учетом современных технических средств.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Телевизионный юноша за номером 2019 одряхлел морально и содержательно уже на второй неделе своей молодой жизни: опять взрыв бытового газа, информационная война с Западом и ответственная работа СМИ по поддержанию на приемлемом уровне рейтинга президента
«Праздник» Алексея Красовского — не глумление над памятью о блокаде и не новый рассказ о национальной трагедии. Скорее, это очередной эпизод бесконечной повести об отношениях интеллигенции с властью, который становится основанием для довольно неприятного диагноза

Новости партнеров

Реакция Маргариты Симоньян и российских властей на обвинения британского регулятора Ofcom против RT показывает принципиальную неготовность к серьезному разговору о непредвзятой подаче информации в СМИ. Понятнее оказывается логика «зуб за зуб»