Top.Mail.Ru

Федор Чистяков: Я стал гораздо больше ценить Россию

Редакционный материал

Полтора года назад создатель легендарной группы «Ноль» эмигрировал в США в связи с внесением «Свидетелей Иеговы» в число экстремистских организаций. В Америке музыкант не сбавил обороты: выпустил два альбома, написал музыку для нового мультфильма «Простоквашино», регулярно выступает, продюсирует артистов, ведет двуязычный сайт. «Сноб» связался с Чистяковым и выяснил, как ему живется в Нью-Йорке и не думает ли он вернуться в Россию

21 Январь 2019 17:46

Забрать себе

Федор Чистяков Фото: Елена Бледных / Wikipedia


Ɔ. В одном из последних интервью вы произносите фразу «быть русским — это приговор». Что вы имели в виду?

От происходящих в последнее время событий в России у меня начались сильные психологические проблемы, причем я не мог их распознать, пока не оказался в Америке. Я бы это назвал накопившимся посттравматическим стрессом. И вот это интервью было последней яркой вспышкой шлейфа этого состояния. После я почувствовал, что стал приходить в более уравновешенное состояние.


Ɔ. Это видео — очень пронзительный, откровенный и эмоциональный монолог. Я, признаться, вас таким никогда не видел. Кажется, судя по этому интервью, вас еще сильнее «зарубает время от времени».

Я себя тоже никогда таким не видел. Это аномалия. Вы понимаете, что происходит? В начале 90-х годов у моей мамы было немного денег на книжке — сущая ерунда, на те деньги можно было купить какой-нибудь жигуленок. Хоть что-то. И потом происходит дефолт и этих денег раз — и не стало. Они исчезли. Человек всю жизнь работал, недоедал, отказывал себе во всяких вещах, копил на «черный день», и в один момент ничего не стало. И так было наказано все это поколение, а заодно с ним и наше.

На тот момент, когда я уезжал в Америку, в 2017 году, я чувствовал, что в России очень скоро произойдет что-то подобное. Ну, вот и произошло — «пенсионная реформа». Можно вспомнить 20-е годы — раскулачивание. Все время у людей что-то отжимают. Такой циклический грабеж. И как к этому можно относиться? И вот уж чего я себе даже представить не мог, что я буду вынужден уехать из страны!

Я не столько был впечатлен фактом закрытия организации, членом которой я являюсь. Поразило то, как это происходило. Мои слезы не о том, что я оказался на чужбине и вынужден как-то выживать, и не о моих соверующих, права которых нарушаются, а о россиянах, все еще верящих в этот ужасный и отвратительный лохотрон. Все, кто уехал, выпьют свою чашу, а вот в России шкуру теперь будут драть с тех, кто и дальше будет поддерживать и одобрять это ужасное status quo, при котором спецслужбы лезут в трусы, с экранов несется неприкрытая ложь, когда «стучать» — дело чести, и тому подобные омерзительные вещи. Это просто конец.


Ɔ. В декабре президент Путин на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека дал комментарий относительно ситуации вокруг запрета «Свидетелей Иеговы». Я процитирую: «Это чушь полная. Надо внимательно с этим разобраться». На следующий день в Кремле заявили, что «конкретные ситуации вокруг ”Свидетелей Иеговы” будут дополнительно изучаться». Как вы думаете, за этими словами последуют какие-нибудь действия?

Если посмотреть на то, что президент говорил 5 и 10 лет назад, и как это совмещается с тем, что происходит сейчас, — то это порой очень забавно. Он говорит очень правильные и воодушевляющие вещи, а на самом деле происходит совсем другое.

Было ли об этом известно президенту заранее? Определенно. Как минимум Ангела Меркель указывала ему на эту существующую проблему. Европейский суд по правам человека неоднократно штрафовал Россию. Однако было ли что-то предпринято?

Президент назвал преследования словом «чушь». Это не чушь, а дискриминация. Это преступление против большого количества граждан, и за это преступление кто-то должен отвечать. Я боюсь, что это все разговоры в пользу бедных.


Ɔ. Если представить, что в новом году «Свидетелей Иеговы» исключат из списка экстремистских организаций, вы вернетесь в Россию?

Был очень интересный момент: когда готовилось решение Верховного суда, лично президенту, а также и многим чиновникам со всего мира было написано минимум 8 миллионов писем — это была всемирная кампания. По всему миру свидетели Иеговы и другие люди писали письма лично президенту Путину. Этих писем было 8 миллионов, а по некоторым оценкам — 48 миллионов! Как вы думаете, на это огромное количество писем, которые включали в себя более 200 000 посланий от граждан РФ, надо было как-то ответить?


Ɔ. Вот он и ответил спустя полтора года. В своем характерном стиле.

Спустя полтора года, когда большое количество людей реально пострадали. Я буду рад, если это приведет к каким-то положительным результатам, но почти в это не верю. Если «Свидетели Иеговы» — опасная экстремистская секта, то ее надо преследовать и искоренять, а если, как сказал президент, «они нормальные христиане» и их преследование — это «чушь», то, может, тогда надо наказывать ответственных за «чушоидное» решение? Кто автор этой чуши? Верховный суд? Плохие бояре? Как понимать президента?


Ɔ. Хотя бы с концертами стоит вас ждать в России?

Я думаю, что это, возможно, и реализуется. Я сейчас во многих смыслах живу надеждами. В моей жизни нет никакой определенности. Все может быть.


Ɔ. Думаете, в новом году или в ближайшие годы что-нибудь изменится в этом отношении?

Я возлагаю большие надежды на 2019 год. Ничего нельзя утверждать. Приведу строчки из собственной песни: «Может, следующей весной окончатся невзгоды, а может, этим летом станет иначе все».Вот так и живу.


Ɔ. Как получилось, что вы стали писать саундтрек к «Простоквашину»?

Иначе как чудом это не назвать. Как только я переехал, в первые же дни со мной созвонилась креативный продюсер студии «Союзмультфильм» Алена Оятьева. Она рассказала о желании творческого коллектива работать со мной в этом проекте. И стало так.


Ɔ. Вы полтора года живете на территории США. Насколько вы американизировались?

Смотря, что считать под словом «американизировался». Думаю, что я никогда не американизируюсь в полном смысле слова, потому что это невозможно. В какой-то степени я привык к местным особенностям, и сейчас состояние культурного шока позади. Я усвоил и продолжаю усваивать уроки местного бытия, но я все равно человек русской ментальности и, вероятно, уже до конца им и останусь.


Ɔ. На каком языке вам приходится чаще общаться: на английском или на русском?

Я живу в Бруклине, здесь очень много русских и совершенно не проблема получить любой сервис на русском. Поэтому мне английский язык, к сожалению, не так часто и нужен. Да, он улучшается, но я не могу сказать, что прогресс сильный. Есть улучшения: например, я стал лучше воспринимать речь на слух. Начинаю понимать.


Ɔ. Есть ли вещи или явления в американском укладе, которые вам, как человеку с другой ментальностью, чужды или даже неприемлемы?

Я не так много общаюсь с американцами. Бруклин — это место, где живут эмигранты. Здесь и американцев не так чтобы очень много. Зато много афроамериканцев. Не могу сказать, что я сильно погружен в эту культуру, чтобы испытывать какие-то трения. Это тоже параллельный мир. Что мне нравится, так это то, что здесь в большей степени приняты вежливость и уважение. Например, я все полтора года хожу без паспорта. Чтобы где-то в общественном месте или в транспорте у меня требовали показать документы или содержимое сумки (за исключением аэропорта, разумеется) — такого просто не было. Похоже, что усилия полиции направлены на какие-то более осмысленные вещи. Я полицейских вижу очень редко. Чувствую себя гораздо спокойнее. И даже есть иллюзия свободы.


Ɔ. Каково быть русским музыкантом в одном из самых музыкально насыщенных городов планеты?

Нью-Йорк — это город, где живет очень много народностей. Здесь есть самые разнообразные диаспоры: китайцы, русские, узбеки, турки, поляки, итальянцы, белорусы, украинцы, грузины, армяне, венгры, мексиканцы, а также вся Южная Америка, афроамериканцы, Центральная Америка, Ямайка… Здесь есть все. Про евреев я просто не говорю. И у каждой диаспоры есть своя жизнь. Например, культурные события, которые происходят в китайской диаспоре, меня никак не затрагивают, я даже ничего не знаю об этом. Точно так же никого не интересует то, что происходит в русской сфере. Не потому, что эти люди ничем не интересуются, а потому что это разные и непересекающиеся вещи. Тут каждый существует в своем пространстве, и это пространство ограничено по объему. Есть Бродвей, на котором идут мегашоу, происходят очень серьезные мероприятия. А есть много мест, где происходит своя маленькая жизнь.

К примеру, в Чикаго есть маленький джазовый клуб, куда может поместиться максимум 100 человек. Казалось бы, что такое помещение на 100 человек? Что там можно заработать? Это ли объемы для серьезных музыкантов? Но все честно отрабатывают и на такую аудиторию. Я получил очень сильное впечатление. С блюзом то же самое. В подобного размера клубе, дыре по большому счету, может твориться настоящее волшебство — исполняться невероятная музыка. Это совершенно другая система ценностей: играют очень хорошие музыканты, и играют за копейки, по три раза за ночь. И это нормально, такова местная музыкальная жизнь.

Вспоминается один американский фильм, бывший в прокате в советских еще кинотеатрах, я в школьные годы его смотрел — «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?». В России есть серьезные музыканты, но их преподносят с большим пафосом: мол, боги сошли на землю. А здесь равные среди равных — на сцене стоят люди, играют умопомрачительный джаз, барабаны стоят рядом со входом в уборную — туда и обратно постоянно ходят люди, тут же сцена впритык упирается в столы, буквально у саксофониста под носом стоит стол, люди сидят, что-то пьют и едят. Это тесное маленькое пространство, в котором происходит такая жизнь. Просто человеку из России туда вписаться и начать в этой среде функционировать очень сложно — нужно какое-то время и силы, энергия. Когда я посмотрел на это, то сказал: «Не потяну я такой шоу-бизнес».


Ɔ. Вы общаетесь с другими российскими музыкантами, которые переехали в Нью-Йорк или часто там бывают? Псой Короленко, Юрий Наумов, Макс Покровский

С Пашей Короленко мы чаще общаемся, у нас общие проекты. С Максом и Юрой тоже время от времени пересекаемся, но все-таки у нас совсем разные орбиты.


Ɔ. В сети есть видео, где вы джемовали с чернокожими блюзменами и явно получали от этого кайф. Скажите, что это был за опыт и что он вам дал?

Это чикагская группа Blues Imperials. Опыт интересный. Но что такое блюз? Блюз — это что-то типа частушек, это народная музыка, такая же неотъемлемая часть жизни, как еда. И это музыка черных. Но, при явном внешнем сходстве, в России эта музыка имеет другой смысл. Например, где возникла рок-музыка? Англоязычная и русскоязычная. Ну, «Битлз» возьмем — играли они в клубе Cavern на танцах и доигрались до того, что стали теми, кем они стали. И все, что они пели в начале, — это музыка для увеселительных заведений. Здесь принято, что люди идут куда-то посидеть, выпить, пообщаться, послушать музыку. В Советском Союзе таких заведений не было. Если в ресторан ходили, то по каким-то датам: отметить свадьбу, день рождения. Надо было надевать костюм, и деньги для этого копили всю оставшуюся жизнь, чтобы не ударить в грязь лицом, людей посмотреть и себя показать. Да и группы там играли строго залитованный материал — «лучшее из отечественной и зарубежной эстрады». Таких мест, куда обычные люди могли вечерком зайти и просто посидеть, в Советском Союзе практически не было. Поэтому простые люди оттягивались на кухнях, и весь блюз и рок возник на кухнях и вырос из бардовской песни — он во многом завязан на тексте, на смысле, а все эти американские тексты, если бы звучали в переводе, показались бы россиянам тупыми и примитивными, потому что эта музыка существует для другого. Эта музыка для того, чтобы люди танцевали и было весело. Эти музыканты привыкли работать — дело не в том, что они оригинальны или чем-то отличаются. Есть огромное количество групп, которые играют такую же музыку. Они отлично играют и профессионально отрабатывают с точки зрения настроения и энергии. Я подошел к басисту и сделал ему комплимент, что он очень классно играет басовые ходы. И он сказал: «Ничего особенного, здесь так все играют».


Ɔ. Как чикагские музыканты оценили вашу игру и владение инструментом?

Если честно сказать, то выступил я не очень, потому что там было все сложно со звуком, я не очень знал материал, у меня были проблемы с инструментом. Я не остался в восторге от собственного участия во всем этом. Конечно, они сказали, что все здорово и отлично, но здесь принято хвалить и говорить комплименты. У нас не было времени на встречу, где мы могли бы серьезно пообщаться о музыке и обсудить, что мы обо всем этом думаем. Это был краткий эпизод: я зашел на сцену, поиграл и ушел.


Ɔ. Вы любите путешествовать. Что успели посмотреть в Штатах?

На самом деле я думаю, что больше меня Америку повидали музыканты, которые приехали со мной в июне 2017 года, потому что они приехали туристами, были здесь две недели, и у них была цель — не пропустить ничего и побывать везде. У меня была немного другая ситуация, поскольку я приехал сюда жить, и мне было не до того.


Ɔ. Вы особо не ездите по стране?

Когда я езжу с концертами, то местами мне удается что-то посмотреть, но, в общем, зачем? Когда я увлекался видео, то меня больше интересовали возможности что-то снять, но сейчас... Я не могу сказать, что для меня это хоть как-то важно. Я снимаю что-то в поездках на смартфон, так, чтобы не терять формы. Но редко потом смотрю, просто нет времени.


Ɔ. Тоскуете по Родине?

Я не могу это выразить словом «тоскую». Нет, я не тоскую, но я стал гораздо больше ценить Россию. Это очень хорошо, когда ты можешь по-настоящему сравнить, не просто взором туриста, а изнутри. В России можно валять дурака, причем даже всю жизнь. И что удивительно: найдутся те, кто будут тебя терпеть, несмотря ни на что. В Америке валять дурака — это просто жить под мостом. И это будет очень быстро и жестко. И вот ответ на вопрос, почему всякие личности типа Депардье переезжали на ПМЖ в Россию. Потому что в России «привольно, вольготно». Но и они потом наедались. В общем, это очень сложный выбор.


Ɔ. Сейчас вам наверняка бросаются в глаза некоторые явления и вещи в России, которые не замечаешь, когда живешь в стране. В плане отношения людей друг к другу, к власти. Что удивляет?

Сегодняшняя Россия — кастовое общество. Есть люди, которым ничего нельзя, а есть люди, которым можно все. Везде двойные стандарты. Я еще от родителей услышал народную мудрость: «Закон как дышло, куда повернешь, туда и вышло» и «Прав не тот, кто прав, а тот, у кого много прав». Так было в Советском Союзе, а сейчас, похоже, все вернулось, и далеко не в лучшем проявлении. Это очень негативно влияет на отношение людей друг к другу. Люди раздражены, недовольны, подозрительны, как следствие, агрессивны, скоры на выражение негативных эмоций. Понятно, что здесь тоже есть люди, которым можно больше, чем другим, но такого бурного беспредела нет. Как я уже сказал, здесь есть иллюзия свободы. Не отнимайте у нас хотя бы иллюзию.


Ɔ. В нашей стране бытует вполне официальное мнение, что в американских медиа постоянно ведется антироссийская пропаганда. Так ли это?

Это тоже одно из больших удивлений. В России постоянно идет нагнетание того, что «Америка то и се». Когда я приехал, то увидел, что люди просто не в теме. На самом деле людям, которые живут здесь, вообще мало интересно, что происходит в России. Все заняты своей жизнью, я никаких враждебных чувств не обнаружил. Здесь вообще меньше агрессии.


Ɔ. Можете подытожить предыдущий год? Каким он для вас был? Можете назвать главные итоги и события?

Год был очень насыщенный. Я бы сказал, перенасыщенный. Было много чего сделано, и у меня даже уже начинает стираться в памяти то, что происходило. Ощущение, как будто все это было когда-то давно.

Был записан и выпущен альбом «Нежелательная песня», потом был подготовлен и напечатан диск «Песня эмигранта», дальше подготовка диска-сборника для 10-летия фестиваля Jetlag. Для этого диска я записывал пять оригинальных песен. После этого я занимался альбомом музыканта Индианы Грея, с которым у меня ранее (в 2016 году) выходил совместный альбом «Без дураков», где я исполнял его песни. Теперь он решил начать собственную карьеру. Я был немало вдохновлен, занимаясь этим проектом. Впрочем, и это уже позади.

На протяжении всего этого времени я писал музыку для мультфильма «Простоквашино». Сейчас я готовлю два продюсерских проекта, два альбома. Там очень много работы. Была коллаборация с Женей Rock из Red Elvises. У него сейчас проект под названием Flying Balalayka Brothers. У нас был ряд совместных концертов. И наконец, у меня появился акустический проект с джазовым гитаристом из Бостона — это Слава Толстой. Так что время было очень продуктивное, даже напряженное. И таким и остается.


Ɔ. Что ждете в 2019 году?

Поскольку 2018 год был перенасыщен, хочется просто немного отдохнуть и осмотреться. На мне два продюсерских проекта — альбом Ольги Чикиной и трибьют бардессы 80-х Кати Яровой, которая ушла из жизни в середине 90-х, но оставила интересное творческое наследие. Но даже и при этом мои планы не отменяются. Сейчас в разработке новая специальная весенняя концертная программа. Хотим немного усилить наш акустический проект и сделать что-то новенькое. Попутно я размышляю над идеей нового альбома. Она определенно зреет, и когда-то это случится. Ну и опять-таки неопределенность жизни. Я не могу себе представить, что будет через полгода, вернее, представить могу, но вариантов много. Поэтому смотрю вдаль, пытаюсь понять, куда все повернет на этот раз.
Ɔ.

Беседовал Александр Нурабаев

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

К Дню святого Валентина мы подобрали особую музыкальную коллекцию
Основатель правозащитного движения «Русь сидящая» Ольга Романова сообщила, что вынуждена переехать в Германию из-за угрозы уголовного дела. «Сноб» вспомнил, кто еще был вынужден покинуть Россию за последний год, чтобы сохранить жизнь и свободу

Новости партнеров

В Государственной думе прошел круглый стол, посвященный массовым отменам концертов рэп-исполнителей. В нем приняли участие рэперы, депутаты и члены Молодежного парламента. Корреспондентка «Сноба» Арина Крючкова сходила на мероприятие и оценила силы участников словесного противостояния