Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Пхеньян остается с бомбой. Почему Ким и Трамп так и не договорились на саммите в Ханое

Американо-северокорейский саммит в Ханое, на который накануне возлагались большие надежды в деле ядерного разоружения на Корейском полуострове, окончился безрезультатно. Президент США Дональд Трамп объявил, что не готов удовлетворить стремление Ким Чен Ына снять санкции против КНДР до фактического ядерного разоружения страны, и прервал саммит без договоренностей о новой встрече. О причинах неудачи переговоров и их возможных последствиях «Снобу» рассказали профессор Сеульского университета Кунмин Андрей Ланьков и директор вашингтонского Центра национальных интересов Дмитрий Саймс

1 Март 2019 12:38

Фото: Vietnam News Agency/Handout/Getty Images

Андрей Ланьков: В КНДР прекрасно изучили опыт Ливии и Украины

О провале Ханойского саммита говорят потому, что на него возлагались слишком большие ожидания. По разным причинам и США, и КНДР, и Южной Корее было выгодно демонстрировать повышенный оптимизм и раздувать надежды на особую результативность этой встречи. Трампу было важно сохранять репутацию талантливого переговорщика, Ким Чен Ыну — миролюбивый настрой Америки. Южная же Корея, хотя и вряд ли действительно ожидая существенных прорывов от встречи в Ханое, тем не менее считает нужным показывать, что ждет самого лучшего от любых переговоров между Пхеньяном и Вашингтоном. Там понимают, что в случае вооруженного конфликта между США и КНДР жертвами окажутся немногочисленные американские солдаты и многочисленное мирное население Южной Кореи. Так что это такое оправданное лицемерие в сложных обстоятельствах.

Едва ли реалистично было ожидать, что Ким Чен Ын на подобных переговорах действительно заявит об отказе Пхеньяна от ядерного оружия. Правда, в Ханое лидер Северной Кореи заявил, что не поехал бы во Вьетнам, если бы не был готов к денуклеаризации. Но стоит вспомнить, что денуклеаризация Корейского полуострова заявлена КНДР в качестве приоритетной цели еще в 1991 году. Тогда, правда, речь шла о выводе американского ядерного арсенала из Южной Кореи. Так или иначе, не отказываясь от этой цели, в Северной Корее осуществили ракетную программу и разработали сначала плутониевый, а потом урановый ядерные заряды.

В США приближаются новые президентские выборы, и Трампу выгодно сохранить репутацию решателя нерешаемых международных проблем

В Северной Корее помнят о судьбе Муаммара Каддафи — одного из немногих политиков, который поверил гарантиям Запада и отказался от ядерной программы, а затем заплатил за это властью и жизнью. Прекрасно изучили там и опыт Украины, отказавшейся от ядерного оружия под гарантию своей территориальной целостности в 1994 году. Видят они и судьбу иранской ядерной сделки, когда США после прихода к власти Дональда Трампа в одностороннем порядке отказались соблюдать ее условия. Иными словами, в Пхеньяне понимают, что великие державы и прежде не особенно утруждали себя соблюдением договоренностей, а сейчас готовы к этому еще меньше, так что едва ли им стоит доверять. Отказываться от ядерного оружия Ким в таких условиях не станет.

Полагаю, что, соглашаясь на подобные переговоры, лидер Северной Кореи ставил задачу оттянуть время. Заняв кресло в Белом доме, Трамп действительно производил впечатление человека, способного решиться на военный удар по Северной Корее. При этом в отношении Сеула, который неизбежно оказался бы целью ответного артиллерийско-ракетного удара КНДР, он мог руководствоваться бессмертным принципом: «Проблемы индейцев — это не проблемы шерифа». Поэтому Ким Чен Ын решил действовать осторожно и согласился на переговоры с новым президентом Америки, чтобы не провоцировать его на конфликт. Заодно он, видимо, надеялся на отмену хотя бы части санкций, введенных против Северной Кореи. Как можно видеть, достичь компромисса в этом вопросе не удалось. Многие думали, что подобная неудача могла бы быть сглажена заключением какого-то символического соглашения. Однако Дональд Трамп с неожиданной для себя откровенностью объявил о том, что все плохо и общей позиции пока нет.

Едва ли, впрочем, это означает, что отношения между КНДР и США вновь перейдут в стадию острого конфликта с риском военной операции. В США приближаются новые президентские выборы, и Трампу выгодно сохранить репутацию решателя нерешаемых международных проблем, для Северной Кореи также рискованно провоцировать нынешнюю американскую администрацию. Так что, вероятно, стороны будут поддерживать контакт и попытаются возобновить переговорный процесс.

Дмитрий Саймс: Итоги саммита не будут большим минусом для Трампа 

На саммите в Ханое не было достигнуто никаких договоренностей с КНДР, но считать его провальным можно только исходя из завышенных ожиданий. Надо сказать, что американская администрация в целом перед саммитом старалась быть достаточно осторожной в своих прогнозах. При этом президент Трамп в своем привычном стиле с возвышенными комментариями в отношении своего партнера по переговорам Кима действительно создал впечатление, что в Ханое должно произойти что-то необычное и будет заключено глобальное соглашение. Поэтому, насколько я знаю, многие члены президентской администрации опасались, что, если достичь такого глобального соглашения не удастся, Трамп пойдет на неоправданные послабления для КНДР без того, чтобы добиться от Пхеньяна существенных ответных шагов. Однако мы видим, что эти опасения оказались напрасными. Ким Чен Ын не пошел на большие уступки в вопросе отказа КНДР от ядерного оружия, но потребовал отмены санкций. Для американской администрации это было неприемлемо. Ее позиция состояла в том, что Северная Корея должна приступить к демонтажу своего ядерного арсенала с четким планом работ и серьезными внешними инспекциями, и уже после этого можно было бы говорить о каком-то послаблении санкций. Тем более было понятно, что никакого другого решения нынешний состав Конгресса США просто не позволил бы провести. Поэтому Трамп принял то решение, которое принял — он просто ушел, когда понял, что ничего не получается. Его потенциал гибкости был крайне ограничен из-за собственных внутриполитических трудностей, особенно после слушаний в Конгрессе, где бывший адвокат Трампа Майкл Коэн дал показания против него. Можно было заключить какое-то символическое соглашение, однако по горькому опыту встречи с Путиным в Хельсинки Трамп понял, что при нынешнем отношении к нему ведущих американских СМИ такие символические результаты будут использованы против него.

Не знаю, насколько принятое Трампом решение означает конец переговорного процесса с Северной Кореей. Но я прекрасно помню, как во время переговоров на высшем уровне в Рейкьявике в 1986 году, когда Рональд Рейган и Михаил Горбачев пытались договориться о судьбе ракет средней и меньшей дальности в Европе, казалось, что лидеры сверхдержав близки к соглашению. Как известно, договориться тогда не удалось, и многие мировые СМИ были близки к панике от провала переговоров. Я был тогда в Исландии как комментатор CBS и видел по реакции и поведению Рейгана, что, несмотря на неудачу, желание продолжить переговоры у него не пропало. И действительно, уже в следующем году СССР и США подписали договор о ликвидации этих ракет.

Каковы бы ни были внутриполитические трудности Рейгана в 1986 году, они не идут ни в какое сравнение с тем прессом, под которым находится Трамп

Но каковы бы ни были внутриполитические трудности Рейгана в 1986 году, они не идут ни в какое сравнение с тем прессом, под которым находится Трамп. И кроме того, иметь дело с Кимом, мягко говоря, не то же самое, что с Горбачевым, Шеварднадзе и Яковлевым. Так что мой оптимизм в отношении будущего переговоров с Северной Кореей ограниченный. Но в одном я согласен с Трампом. Вспомним, что кризис вокруг КНДР возник оттого, что Ким Чен Ын крайне провокационно проводил серию испытаний как ядерного оружия, так и ракет, способных его нести. Причем траектория некоторых запусков проходила над территорией Японии. Если, несмотря на безрезультативность переговоров в Ханое, КНДР сохранит мораторий на испытания, это, по крайней мере, снимет остроту проблемы и оставит открытыми двери для диалога.

Что касается последствий неудачи в Ханое для самого Трампа, то, безусловно, это не прибавит ему очков. Ким Чен Ына в американских СМИ вновь называют диктатором, хотя еще вчера в CNN его назвали «лидером Северной Кореи», что указывало на ожидание подписания американо-северокорейского соглашения. Теперь же получается, что Трамп расточал комплименты перед диктатором. Вместе с тем американские политики почувствовали облегчение от того, что ни на какие уступки Трамп в Ханое не пошел и нового кризиса не намечается. Так что результаты саммита в Ханое, безусловно, не плюс для Трампа, но и не серьезный минус. Пока КНДР не испытывает ядерные заряды, а в Токио и Сеуле не кричат караул, ситуация на Северокорейском направлении будет считаться проблемной, но не настолько критичной, чтобы американский избиратель судил по ней о своем президенте. 

Подготовил Станислав Кувалдин

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Автор фильма о жизни в Северной Корее — о том, как устроено мышление жителя тоталитарного общества
Означает ли провал переговоров по вопросу сохранения договора о ракетах средней и меньшей дальности, что вскоре США и Россия начнут нацеливать ядерные ракеты друг на друга?

Новости партнеров

Растет ли риск ядерной катастрофы? Снижается ли порог применения ядерного оружия? О том, чего боятся и в чем подозревают друг друга Вашингтон и Москва и растет ли вероятность ядерной войны, «Сноб» поговорил с Андреем Кортуновым