Все новости

Редакционный материал

Против чего вы готовы выйти протестовать?

Вопрос дня

Недавний социологический опрос показал: каждый пятый россиянин готов участвовать в протестах. Участники проекта «Сноб», живущие в России, рассказали о том, ради чего они могут выйти на митинг

11 Март 2019 15:05

Фото: Unsplash

Лиза Питеркина, писатель

Я готова протестовать против ограничения свободы слова и против жесткой цензуры.

Готова выйти на улицы ради сохранения интернета в том виде, в котором он есть сейчас, против закрытия виртуальной и информационной связи с миром.

Максим Саблин, юрист

Я против революций и бунтов — считаю, что в нормальном обществе протесты должны проходить «в установленном порядке»: в форме петиций, обращений, рабочих групп, диспутов, митингов и демонстраций.

Задача власти — создавать цивилизованные платформы для обмена мнениями и уметь вести диалог. Ни того, ни другого, на мой взгляд, в России почти нет или не особо работает. По крайней мере, веры в возможность влиять на принятие решений в стране все меньше. О населении тоже не скажешь, что оно умеет и хочет вести такой диалог. Поговорить на кухне с друзьями — да, подписывать петиции — нет. А ведь надо хотя бы попытаться донести свое мнение.

Кстати, не думаю, что те 20 процентов, которые сказали социологам, что готовы выйти на улицу, реально выйдут. От слов до поступков — долгий путь. Что до меня, то возрождение худших практик прошлого в определенных областях сильно беспокоит, но я пока выходить протестовать не собираюсь, предпочту другие формы протеста.  

Анна Квиринг, программист

Труднее (или даже невозможно) назвать то, против чего не надо протестовать.

Какие конкретно события или действия властей окажутся «катализатором», запустят протестные «реакции» в обществе, вряд ли можно предсказать. И лично для себя я не знаю, о каких «протестах» я решу: «Это мое дело, я должна и буду в этом участвовать». Очень многое зависит от контекста. 

Готова выйти протестовать ради прекращения участия России в вооруженных конфликтах. Ради того, чтобы российские военные ушли из тех стран, где находятся официально, и чтобы их действительно не было там, где их якобы нет.

Ради защиты и поддержки тех, кто «попал под пресс» «правоохранительных органов». Например, 6 марта петрозаводский суд еще на три месяца продлил содержание под стражей Юрия Дмитриева; идет процесс по обвинениям, которые очевидно сфабрикованы.

В части экономики требуются системные меры, которых вряд ли можно добиться с помощью протестов. Но если какая-то политическая сила поставит себе такую задачу, я их поддержу, в том числе «на улицах».

Александр Снегирев, писатель

Я готов выйти на митинг из-за безразличия и халатности полиции и следователей, с которыми столкнулась моя семья. Уже полтора года наш дом незаконно отключен от электричества. Возбуждено уголовное дело, но следствие бездействует. Нам угрожает владелец электросети, взявший с нас огромные деньги за подключение и нас же отключивший. Дома жить невозможно, мы с женой вынуждены мыкаться по родственникам.

Я готов протестовать:
Против бездействия правоохранительных органов.
Против коррумпированности муниципальной власти.
Против отсутствия свободы слова. 

Александр Винничук, радиожурналист

Главным фактором для развития российского общества, определяющим его историческую динамику, является не развитие экономики, техники или технологии, а перемены в нравственном основании. Поэтому и требования, выдвинутые протестующими на Болотной и Сахарова в декабре 2011 года, не были связаны с удовлетворением конкретных политических или экономических интересов. Иными словами, это как раз те требования, которые власть сейчас не в состоянии удовлетворить. Таким образом, мое участие в протестном движении будет определяться тем, насколько затронуто нравственное основание российского общества и мое собственное внутреннее нравственное чувство.

 

Фамиль Велиев, актер, писатель

Я много и часто ходил на митинги в 2010–2011 году. Болотная площадь, «Оккупай Абай». Мы все там были. Юные и полные высоких надежд. Мы повязывали друг другу белые ленты, фотографировались, улыбались, писали пламенные посты. Мы были так рады внезапно понять, что мы не одни, что нас, осознающих несправедливость и принимающих ее на свой собственный счет, очень, очень много. Это было время энтузиазма. Только чего мы добились? Ну правда?

Я больше не верю, что мой голос в толпе может быть услышан, мне очень трудно сейчас представить ситуацию, в которой бы я вышел протестовать.

Впрочем, никогда не говори «никогда», да? Кто знает, до чего может дойти власть, которую я никогда не выбирал. Один раз они меня на улицу уже вытащили. 

Подготовила Татьяна Санькова

 

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Чиновники лгут о положении дел в стране, считают 52% россиян. Как выяснил «Левада-центр», год назад так полагали 37% опрошенных. В правдивость чиновников верят лишь 12% против 20%.Участники проекта «Сноб» ответили на вопрос редакции «А вам когда-нибудь врали чиновники? Расскажите, как это было?»
Почему российские медиа не должны торопиться умирать

Новости партнеров

Дмитрий Анатольевич действует как серьезный лидер — каким бы смешным это утверждение на первый взгляд ни казалось