Колонка

Уйти из Сирии по-русски: о чем Сергей Лавров договаривался с монархиями Персидского залива

11 Март 2019 16:48

Министр иностранных дел Сергей Лавров совершил блиц-турне по важнейшим странам Персидского залива: Саудовской Аравии, Катару, ОАЭ и Кувейту. Главной темой переговоров была Сирия: Москва должна обеспечить красивый выход из сирийской гражданской войны. Причем красивый не только для нее, но и для проигравших — стран Залива. Тогда и только тогда этот выход станет для Кремля по-настоящему победоносным

Забрать себе

Мы не учим

«Русские идут в Персидский залив». Именно так израильское издание The Jerusalem Post озаглавило свою статью о турне российского министра иностранных дел Сергея Лаврова по Ближнему Востоку. С 3 по 7 марта босс российской дипломатии посетил Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию, и визит проходил по высшему разряду. Так, в Эр-Рияде с Сергеем Лавровым встречался не только его саудовский визави Адель аль-Джубейр, но и лично король Саудовской Аравии Салман бин Абдель-Азиз.

Это, конечно же, серьезное нарушение протокола в пользу российской стороны. Аналогичное нарушение протокола было сделано и в Катаре, где министр встречался с эмиром Хамадом ат-Тани. Все это показывает, как на Ближнем Востоке уважают Россию и ее возможности — не только из-за военно-политической мощи, но и за тактичность. Ведь Кремль (в отличие от Белого дома) никогда никого не учит, как надо жить. «Мы твердо привержены формированию более справедливого и демократического полицентричного мироустройства, в рамках которого народы мира могли бы самостоятельно определять модели своего социально-экономического развития, сохраняя культурно-цивилизационную самобытность», — пояснил Лавров кувейтским журналистам.

С арабскими монархами российский министр обсуждал важные экономические вопросы: урегулирование цен на нефть, совместные контракты, условия работы арабских компаний в России, упрощение визового режима. Однако, при всей теоретической важности этих тем, на практике главные пункты повестки турне лежали в политической плоскости.

Цена признания?

Важнейшим среди них был сирийский вопрос. Ни для кого не секрет, что Россия (вместе с Ираном и Башаром Асадом) выиграла войну в Сирии. Однако мысли о том, что эта победа позволит Москве вообще не учитывать интересы проигравших, роятся лишь в умах ура-патриотов и диванного спецназа. Реалии международных отношений таковы, что для закрепления результатов победы всегда нужно идти на компромиссы с поверженными соперниками (если, конечно, они к этим компромиссам готовы). Для того чтобы обеспечить Сирии мир и эффективный процесс восстановления, а также создать в этой стране баланс влияния между арабскими странами, Турцией и Ираном (все это необходимо для победоносного выхода Москвы из сирийского конфликта при одновременной защите российских интересов и инвестиций в эту страну), Кремль должен обеспечить восстановление отношений между Дамаском и монархиями Залива.

Собственно, процесс уже идет. Арабские монархии де-факто признали свое поражение в сирийском конфликте и стали отказываться от коллективного бойкота Башара Асада.  Объединенные Арабские Эмираты, например, уже открыли посольство в Дамаске. Однако в вопросе возвращения Сирии в Лигу арабских государств монархии пока придерживают своих скакунов: тот же министр иностранных дел ОАЭ Абдулла бин Зайед назвал открытие посольства «лишь началом нашего пути». Понимая, что возвращение Сирии в ЛАГ будет означать полную релегитимацию Башара Асада в арабском мире, они хотят «продать» ее Дамаску в обмен на различного рода уступки. Формально они привязывают нормализацию к развитию процесса политического урегулирования (именно поэтому в ходе визита Лавров формально встретился с руководством оппозиционного Сирийского комитета по переговорам во главе с Насером Харири), но де-факто страны Персидского залива хотят учета их интересов в Сирии и ограничения влияния Ирана. Что, безусловно, является предметом долгих и обстоятельных переговоров, в том числе и челночной дипломатии с участием Москвы.  

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел и международного сотрудничества Объединенных Арабских Эмиратов шейх Абдалла бен Заед Аль Нахайян (слева направо) во время встречи Фото: Александр Щербак/ТАСС

Чем мериться будем?

Помимо сирийских дел Сергей Лавров, конечно, обсуждал и иные региональные проблемы. В том числе и «конфликт в Персидском заливе», как сейчас дипломатично называется разрыв отношений между Саудовской Аравией и Катаром (Доха не соглашается на роль вассала Эр-Рияда и готова защищать свой суверенитет). Формально Москва в спор хозяйствующих на Ближнем Востоке субъектов не лезет: Сергей Лавров уже дал понять, что Москва не собирается вмешиваться в урегулирование конфликта и полностью поддерживает миротворческую миссию Кувейта. Однако на деле Кремль пытается извлечь из конфликта неплохие барыши, в частности, продать тому же Катару (находящемуся под угрозой саудовской интервенции) системы С-400.

Вот только продаст ли? Да, Доха выражает заинтересованность в покупке. Да, министр иностранных дел Катара Мохаммед ат-Тани заявил, что вопрос о приобретении эмиратом российского оружия «не является делом третьих стран — ни Саудовской Аравии, ни кого-либо еще». Однако это не совсем так. Если Доха действительно готова проигнорировать возражения саудовцев (причем даже сделать это публично, дабы еще раз унизить Эр-Рияд), то о позицию Вашингтона катарцы свои сандалии вытереть не смогут. Очевидно, что США расценят эту покупку как оплеуху, причем не только в экономическом плане, но и в политическом, а также в имиджевом. И если Турции (куда более суверенному и могущественному государству, нежели Катар) эта оплеуха сошла с рук, то эмират может получить такую ответку из Вашингтона, которая поставит под вопрос его суверенитет. Именно поэтому Доха лишь жонглирует возможностью покупки С-400, но итогового решения о покупке не принимает.

Однако ирония в том, что Россия действительно может продать арабам С-400 — только не катарцам, а саудовцам. Например, в случае, если Конгресс на волне «дела Хашогги» заблокирует поставку вооружений королевству. А вот тогда уже к закупке подтянется и эмират — в конце концов, на Ближнем Востоке принято мериться всем. Самолетами, верблюдами — ну и теперь, до кучи, С-400.

Участие важнее решения

Наконец, в ходе визита Сергей Лавров попытался сыграть на «палестинском деле». Москва снова позиционирует себя как возможного посредника в примирении между евреями и арабами. «Еще осенью 2016 года Президент России В. В. Путин предложил провести палестино-израильский саммит в Москве без предварительных условий. И Махмуд Аббас (глава палестинской администрации. — Прим. ред.), и Биньямин Нетаньяху (премьер-министр Израиля. — Прим. ред.) дали свое принципиальное согласие. Однако встреча до сих пор не состоялась. Мы по-прежнему готовы принять лидеров Палестины и Израиля. Убеждены, что прямые контакты могли бы способствовать выходу из нынешнего тупика», — говорит Лавров.

Вряд ли Москва рассчитывает разрешить конфликт. Ей нужно скорее участие в решении для повышения своего авторитета, а также возможность в очередной раз прополоскать Дональда Трампа. «В Вашингтоне взяли откровенный курс на реализацию односторонних схем при своем единоличном посредничестве», — замечает глава МИД. И выражает сомнения, что предложения Трампа устроят палестинцев. На деле же как раз Трамп сейчас и решает палестино-израильский конфликт единственно возможным способом — принуждением палестинцев к миру за счет формализации сложившегося статус-кво (например, признанием Иерусалима столицей Израиля и переносом туда посольства).

Задача эта неблагодарная, чревата серьезным падением авторитета «решающего» в арабском мире. И если Трампу на это падение глубоко наплевать, почему бы Москве не использовать американские ошибки в своих интересах и потрафить арабам, которые сейчас нужны России в политическом и экономическом плане? Тем более после того, как Израиль совершил откровенно враждебный Москве акт, подставив под удар сирийских ПВО российский самолет? Вопрос риторический, но ведь только так — цинично и расчетливо — можно прийти на Ближний Восток. А также в другие регионы мира, если нужда или интересы заставят.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Антисемитизм, казалось, был вытеснен в самые маргинальные зоны западноевропейской политики. Однако теперь он, возможно, отвоевывает утраченные позиции
Между Индией и Пакистаном очередное военное обострение. Стороны грозятся пойти до конца. Как говорит премьер-министр Пакистана Имран Хан, «один человек может начать войну, но закончить ее будет уже не в его силах». Однако он, как и его индийский коллега Нарендра Моди, потерял монополию на право начать войну. Решение принимают уже другие люди — гораздо менее ответственные, но при этом куда более свободные в своих действиях

Новости партнеров

Почему война для России была и остается бессмысленной авантюрой ради неоправданных амбиций
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться