Все новости

Колонка

На русском глобусе климата нет. Подростков и прессы тоже

18 Марта 2019 16:20

В пятницу по всему миру прокатились многотысячные детские экологические митинги. В России протестовать вышли около 80 подростков. Как так получилось, в чем суть требований и почему дети в других странах мира получают поддержку взрослых, разбирался Константин Зарубин

There is no planet B — «У нас нет запасной планеты» — гласит самый расхожий лозунг экологического движения. При этом в пятницу, 15 марта 2019 года, вполне могло показаться, что запасная, альтернативная планета есть — и именно там находится Российская Федерация.

На этой планете, как и на Земле, австралийский подражатель норвежского нациста Брейвика расстрелял полсотни жителей Новой Зеландии. Но, в отличие от Земли, на этой планете не было ни глобальных изменений климата, ни сотен тысяч школьников, которые вышли на улицы по всему миру, чтобы взрослые сделали то, о чем так любят распространяться.

Чтобы взрослые позаботились о будущем своих детей. 

Во всяком случае, в российских СМИ ничего этого не было. Хотя вру, извините. 14 марта, накануне всемирной школьной забастовки за климат, кое-что промелькнуло. Когда депутаты норвежского парламента выдвинули Грету Тунберг, шведскую школьницу, с которой все началось, на Нобелевскую премию мира, наши СМИ сообщили об этом. Их сообщения — лишенные полноценного контекста, написанные людьми, явно не следящими за темой, — читались примерно так: «Европейцы окончательно сбрендили, раздают Нобелевки школьницам за прогулы».

Короче говоря, активистка Тунберг, вдохновившая миллионы людей, пять минут побыла героиней нашей любимой российской рубрики «На долбанутом Западе». А всемирная школьная забастовка 15 марта не попала даже в эту рубрику.

СМИ планеты Земля тем временем отчитывались о масштабах происходящего. Акция школьников затронула около 2000 населенных пунктов, не менее 120 стран и территорий от Новой Зеландии до Мексики, от Южной Африки до Шпицбергена. Размах — от одиночных пикетов до многотысячных толп, заполнивших площади городов.

В Германии (годичный выброс CO29,7 тонны на душу населения) прошло около 200 протестов. В одном Берлине требовать немедленных мер по снижению парниковых выбросов вышли более 20 тысяч школьников и студентов. Германия, как и все остальные страны Европы, подписала, но не выполняет — даже близко не выполняет — Парижское соглашение 2015 года по сокращению парниковых выбросов, то есть в первую очередь CO2 и метана.

Более 200 городов и не менее 160 тысяч учащихся бастовали во Франции (5,2 тонны CO2 в год на душу населения). В Париже, где было подписано то самое соглашение, которое Франция не выполняет, протестующие ненадолго заблокировали здание банка Société Générale, известного своими инвестициями во всё, что пагубно для климата. В Марселе молодежь в масках Макрона и других французских политиков забила дубинками игрушечную Землю.

Предсказуемо отличилась Италия (6,1 тонны CO2 на человека), которая тоже не выполняет Парижское соглашение. В Турине, Милане, Болонье и других городах десятки тысяч юных итальянцев заполнили плакатами и лозунгами весь центр. «Сегодняшний день войдет в историю», — подытожила La Repubblica. «Взрослые получили ясный сигнал, — мечтательно провозгласила La Stampa. — Девочка, которая прижала к стене сильных мира сего [т. е. Грета Тунберг], больше не одна».   

На родине Тунберг, в небольшой Швеции (5,1 тонны CO2 на человека), которая тоже не выполняет Парижское соглашение, забастовка охватила больше ста населенных пунктов. Под моросящим дождем в Стокгольме, куда я приехал увидеть всё своими глазами, собралась куча народу среднего и старшего школьного возраста, с примесью взрослых. Тесная площадь у риксдага не вмещала всех. Люди теснились на прилегающих улицах и на ступенях лестницы, ведущей к королевскому дворцу. Когда на трибуне появилась Грета, ор поднялся на весь Старый город. 

И так далее — по странам и континентам. Вот карта протестов. Смотрите сами:

Значок, одиноко торчащий посреди Российской Федерации, — Новосибирск. Там протестовали три девушки 17 и 18 лет. Одна из них, Соня Епифанцева, потом написала мне: «Когда я увидела карту забастовок 15 марта, на которой Россия была пустым местом, мне стало грустно». Cоня «взяла и зарегистрировала на карте» свой город. Кроме Новосибирска, российские учащиеся провели акции в Ярославле (2 человека), Ижевске (2), Сургуте (10), Кирове (около 30) и в московских Сокольниках (около 40 человек). 

Для справки: Россия производит 12,3 тонны CO2 в год на душу населения. Это больше Германии, в два с лишним раза больше Франции. Россия подписала, но до сих пор даже не ратифицировала Парижское соглашение. На сайте Climate Action Tracker, где отслеживают, кто и как выполняет парижские обязательства, Россия, наряду с Украиной, Саудовской Аравией и США, закрашена серым цветом:

CRITICALLY INSUFFICIENT, «катастрофически недостаточно»

Цель Парижского соглашения, напомню, — ограничить рост средней температуры по планете двумя градусами. Даже такой рост сулит затопления, наводнения и засухи, результатом которых станут миллионы климатических беженцев. Тем не менее страны вроде США, России и Китая полным ходом разгоняют глобальное потепление до 3–4 градусов. 

15 марта СМИ планеты Земля вспомнили обо всем этом. Как правило, они отводят климату скупые заметки на черт знает какой полосе, под рубрикой «Наука и экология» для особо очкастых. Но не заметить сотни тысяч бастующих школьников было невозможно. Точнее, возможно. Российские СМИ, как уже отмечалось, гостили 15 марта на альтернативной планете. И остаток этого текста я бы хотел посвятить вопросу, почему так произошло.

Начнем с планеты Земля. Почему школьники от Мельбурна до Рейкьявика толпами вышли на улицы?

Ну, во-первых, школьники, как бы это сказать поточней, ходят в школу. В основе школьной программы, если помните, лежит наука. Законы Ньютона и Кулона, число Авогадро, система кровообращения, эволюция кишечнополостных, наклон земной оси, доля азота в атмосфере, причины чумы и Столетней войны — вот это всё.

Сведения о том, что (а) мы производим парниковые газы, (б) Земля от них нагревается и (в) нам от этого нагрева не поздоровится, — это тоже наука. Они добыты теми же методами, что и содержимое учебника по химии в рюкзаке школьника Васи. Теми же методами, что и принцип действия Васиного смартфона, а также механизм запуска спутников GPS, благодаря которым этот смартфон показывает Васе, как дойти до Хэллоуин Аниме Пати на квартире у Маши из параллельного.

Ученые планеты Земля, кстати, напомнили нам об этом прямо накануне всемирной школьной забастовки. В Швеции открытое письмо с безоговорочной поддержкой бастующих школьников подписали 270 специалистов по климату. В США с аналогичным обращением выступили 240 исследователей. В Великобритании — 224. В Германии, Австрии и Швейцарии кампания Scientists for Future собрала более 23 000 подписей поддержки от местных ученых. 

Хотите верьте, хотите нет, но многие школьники делают именно то, чему их учат в школе: они доверяют научным данным. А наука говорит, что надо соблюдать Парижское соглашение, причем немедленно. Иначе придется переселять целые страны, а волна беженцев, прокатившаяся по Европе в 2015-м, покажется мелочью, не заслуживающей страницы в Википедии. Взрослые, однако, не соблюдают Парижское соглашение. Наоборот, они продолжают жечь нефть, субсидировать авиакомпании, расширять животноводство.

Не знаю, помните ли вы. Я вроде припоминаю: когда ты подросток, жить с такими нестыковками сложно. Нет, потом ты, конечно, вырастешь. Научишься лицемерию, двоемыслию, возлюбишь статус-кво. Забудешь, в чем разница между астрономией и астрологией. Но в 14–18 лет тебе еще сложно. Ты просто не врубаешься, как это у нас так получается: постоянно трещать, что мы любим наших детей, и при этом не соблюдать Парижское соглашение. 

«Нам, — написала мне Алена Уварова, одна из двух участниц протеста в Ярославле, — не понадобятся ни 100 баллов на ЕГЭ, ни красный диплом МГУ, если завтрашнего дня просто не будет».

Разумеется, гнева разрозненных отличников недостаточно, чтобы запустить глобальное движение. Движению нужен харизматичный лидер, пример для подражания. Такая фигура нашлась в августе 2018-го. Грета Тунберг, 15-летняя шведка с косичками и очень серьезным лицом, решила по пятницам не ходить в школу, пока шведские взрослые не начнут выполнять свои обещания. 

Соня из Новосибирска: «[Грета] совсем одна сидела у шведского риксдага и требовала, чтобы политики перестали болтать и начали действовать: на самом деле выполнять условия Парижского договора, чтобы задержать выбросы парникового газа до 1,5 градусов».

В Швеции как раз надвигались выборы. Уже в следующую пятницу к Грете присоединились другие школьники. На протест обратили внимание СМИ. Суровая девочка с косичками, читающая учебники возле парламента, — это сильный медийный образ.

Алена из Ярославля: «Фотографии школьницы, которая… заявила, что не будет учиться без перспективы на будущую жизнь на здоровой планете, быстро набрали популярность. Уже через полгода за ней пошли сотни тысяч школьников по всему миру». 

СМИ планеты Земля, то есть взрослые, раскрутили Грету Тунберг. Это было нетрудно. Помимо косичек, у Тунберг есть весь набор качеств, необходимых символу всемирного подросткового возмущения. Она прекрасно выступает по-английски. Она знает, о чем говорит и чего требует. Она убедила собственную мать, оперную певицу с контрактами по всей Европе, перестать летать на самолетах.

Что особенно зрелищно, Тунберг не способна лицемерить и подстраиваться под взрослых — у нее синдром Аспергера. И на климатическом форуме в Катовице, и на экономическом форуме в Давосе она сказала прямо в лицо политикам и акулам капитала все, что она о них думает.

Там, где взрослые видят медийное зрелище с косичками, миллионы подростков увидели ровесницу, которая нашла Важное Дело и способ за него бороться. Не знаю, помните ли вы. Я вроде припоминаю, что в 14–18 лет очень хочется Важного Дела. А если дело глобальное и настоящее, поддержанное тысячами ученых, о чем тут вообще говорить?

Иными словами, почему на Земле 15 марта была всемирная школьная забастовка, понять просто. Сложнее объяснить, почему Российская Федерация в тот же день жила на альтернативной планете.

Я задал такой вопрос российским участникам забастовки. Вот что они ответили

— Недостаточно распространена информация о движении , — София, 17 лет, Ярославль.

— Скорее всего, не так много людей знало об этой акции. Также в России школьникам чужды подобные движения, — Юлия, 17 лет, Новосибирск.

— Законодательство о пикетах, недостаточная информированность о движении, — Любовь, 17 лет, Новосибирск.

— Молодое поколение недостаточно знает о проблемах экологии, — Алиса Журавлева, 16 лет, Киров.

— Во-первых, отсутствие протестной культуры у масс. Во-вторых, слабая освещенность этого движения в российских СМИ, — Федор, 17 лет, Киров.

— Аморфность. Страх перед государственным аппаратом. Низкий уровень образования. [Люди] не понимают, какие последствия нас ждут, — Михаил Кузнецов, 18 лет, Киров.

— Я думаю, главная причина — неосведомленность о том, каковы масштабы проблемы и как именно она может повлиять на жителей России. Экологический вопрос редко освещается в ходовых ресурсах медиа в России. Еще одна причина — страх системы и вера, что индивидуум и даже группа людей с революционными взглядами не имеет большой силы в России, — Алена Уварова, 18 лет, Ярославль. 

— Иногда мне кажется, что наша страна — как глуховатый старик. До нее информация доходит очень медленно. Неудивительно, если посмотреть на ток-шоу на наших каналах — там только Украина и Венесуэла, экологию обсуждают примерно никогда. А в интернете иногда тяжело отыскать что-то действительно важное, вроде забастовок школьников. Но мне кажется, что мы не останемся в стороне. У нас не пассивная молодежь, у них большие планы на будущее, поэтому они точно хотят, чтобы оно наступило, — Соня Епифанцева, 18 лет, Новосибирск.

Все, о чем говорят наши участники забастовки, наверняка сыграло свою роль. Российские школьники — плоть от плоти российского общества, которое приучено не видеть смысла в протестах. И потом, школьники ж не дураки: они знают, что даже за самые невинные протестные акции в России можно схлопотать не только прогул. За протесты катают в автозаках и мочат дубинками.

Но обратите внимание на причину, кочующую из ответа в ответ: на нехватку информации и вину российских СМИ. Что бы мы ни твердили о пассивности нашего социума, девственная пустота России на карте протестов 15 марта — не знак особого равнодушия российских школьников. Это достижение российских журналистов, большинство которых не просто политически ангажированы, но и вопиюще безграмотны во всех видах наук — что точных, что общественных.

Два кита типового российского взгляда на мир — тотальная конспирология и заведомое презрение к любым движухам с высокими международными целями. Добавьте сюда любовь к рубрике «На долбанутом Западе», и тогда неспособность российских СМИ внятно, информативно говорить о климатическом кризисе — даже если на то есть стопроцентно медийный повод — перестанет быть загадкой. Голова, в которой любое явление объясняется геополитикой и переделом сфер грабежа, не может сделать вменяемый репортаж о том, что грозит всему человечеству и требует усилий всего человечества.

Впрочем, кому-то, наверное, просто обидно. И я понимаю такую обиду. Сначала РСФСР, а затем и РФ на протяжении десятилетий гадила в атмосферу теми же темпами, что и страны Запада, а западного благосостояния при этом так и не создала. Подвисла в чистилище между Лаосом и Польшей. Есть в климатическом отпечатке России что-то романтичное, самоотверженное. Мы ж не корысти ради, чего с нас спрашивать?

Извините за сарказм. Это смех от отчаяния. Раньше, особенно лет двадцать с лишним назад, мне как-то всегда удавалось вывернуться, заглянуть в будущее с надеждой. Но чем лучше я знаю взрослых — и российских, и нероссийских, — тем фальшивей мне кажется эта моя надежда. Поэтому слово Соне, участнице всемирной школьной забастовки за климат из города Новосибирска:

«Да, в России неэкологических проблем больше, чем в Швеции, но это не повод игнорировать экологию. У нас вырубают тайгу, загрязняют Байкал, тает вечная мерзлота, а во многих городах, как в Волоколамске, свалка становится главной “достопримечательностью”. В нашей стране глобальное потепление наступает в два с половиной раза быстрее, чем в среднем по миру, и, несмотря на это, ратификацию Парижского договора отложили “до лучших времен”. Это какой-то сюрреализм. Взрослым нужно наконец проснуться и понять, что безразличие приведет нас к катастрофе». 

«В два с половиной раза быстрее», кстати, чистая правда. См. доклад Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Мы, взрослые, всё знаем. Мы просто ни черта не делаем.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Сноб» представляет перевод статьи американского нейроэндокринолога и популяризатора науки, профессора биологии, нейрохирургии и нейрологии Стэнфордского университета Роберта Сапольского, посвященной природной и социальной основе человеческого национализма. Оригинал статьи был опубликован в журнале Foreign Affairs
«Сноб» продолжает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках. Первый урок был посвящен комиссиям банков и брокеров, работающих с вашими деньгами. Сегодня речь пойдет об облигациях

Новости партнеров

Гендерная активистка Сююмбике Давлет-Кильдеева специально для «Сноба» составила тест, с помощью которого каждый сможет определить свое место в современном мире равных прав женщин и мужчин