Колонка

Обжаловать нельзя надеяться. Что делать чеченскому правозащитнику Оюбу Титиеву

19 Март 2019 17:45

Чеченский правозащитник Оюб Титиев, согласно приговору первой инстанции, будет отбывать срок в колонии-поселении. Это неожиданное решение. Как теперь поступить политзэку: подавать почти бессмысленную апелляцию или не подавать, надеясь освободиться по УДО?

Забрать себе

Четыре года, как просил прокурор. Однако не лагерь общего режима, на чем настаивал обвинитель, а колония-поселение, где условия полегче, и это некоторая сенсация. По российским и по чеченским меркам. Рамзан Ахматович ясно же сказал, что Оюб Титиев — «наркоман», каких в его регионе «ловили тысячами», и в суде выступил свидетель Басханов, нетвердо державшийся на ногах и подсудимого на очной ставке не признавший, но твердо помнивший, что дважды видел, как тот курил траву. Тем не менее при оглашении вердикта открылось, что употребление наркотиков вообще не вменяется Титиеву в вину, только хранение. И если учесть, что приговоры по политическим делам в России и в Чечне выносятся в высоких кабинетах, а не в совещательных комнатах, то напрашивается вывод: старания людей, боровшихся за жизнь и свободу правозащитника, были не напрасны.

Модифицируя старый лагерный анекдот, можно сказать: ни за что в нынешней ЧР сажают не на десять лет, как, по-видимому, планировалось первоначально. И не на четыре года в обычный лагерь, к чему призывала сторона обвинения. Ни за что в нынешней ЧР сажают на четыре года в колонию-поселение. Вчера это было установлено по завершении процесса над главой грозненского филиала «Мемориала» в Шалинском городском суде.

При этом дело еще явно не завершено, поскольку не решена главная задача: вытащить Оюба Титиева оттуда, где ему грозит смертельная опасность. Из камеры СИЗО, из Чечни и, вероятно, с территории России. Эвакуация, пожалуй, необходима, поскольку упомянутый выше Рамзан Ахматович переменчив в настроениях, и нет ни малейших гарантий, что он завтра не передумает и не сочтет, что Шалинский городской суд в неизреченной доброте своей был слишком мягок к пойманному с пакетиком. Невозможно забыть и о судьбе Натальи Эстемировой, которая до Титиева представляла в Чечне организацию, ненавидимую Кадыровым от всей души.

Потому ситуацию, возникшую после вынесения приговора, оценить сложно. Непонятно, как правильно действовать осужденному ни за что. Как ему поступить, чтобы в обозримые сроки выйти на свободу и укрыться от своих пашей. Тут имеются разные пути.

Оглашение приговора правозащитнику Оюбу Титиеву в чеченском Шали Фото: Елена Афонина/ТАСС

Самый прямой и законный — обжалование судебного решения. Разумеется, нельзя не согласиться с точкой зрения, выраженной в заявлении внешнеполитической службы Евросоюза: Оюб Титиев — политзэк, доказательства в его деле «сфабрикованы», он должен быть «безоговорочно и незамедлительно» освобожден. Однако Европа далеко и, хотя опыт показывает, что при всем внешнем равнодушии к мнению русофобствующих врагов в Кремле и в Грозном учитывают критику из-за рубежа, оказать реальную помощь жертвам российского политического террора европейцы не в силах. Протестные ноты безусловно полезны, но не более того. Да и нет почти сомнений в том, что суд вышестоящей инстанции подтвердит вину чеченского правозащитника. А то и ужесточит вердикт. Огорчать Рамзана Ахматовича никто не захочет — ни местная Фемида, ни российская.

Оттого есть смысл поразмышлять о юридических последствиях прозвучавшего вчера приговора. У Титиева нет права на льготный зачет срока, который он уже отбыл в предварительном заключении, но появляется шанс довольно быстро выйти условно-досрочно. В том случае, если он не станет подавать апелляцию. Естественно, никто сегодня не поручится, что прошение на УДО, подписанное им или его адвокатами, будет удовлетворено. В конечном итоге последнее слово останется за тем же Рамзаном Ахматовичем и его осторожными кураторами в Москве. Но это реальный шанс выйти на волю, и если взвешивать на каких-нибудь сверхточных весах два варианта возможных действий, то не исключено, что презрительный отказ от апелляции перевесит. Хотя, конечно, давать настоятельные советы в подобных делах весьма затруднительно: слишком уж непредсказуем в своих метаниях от жестокого глумления к специфическому милосердию тот, от кого зависит жизнь и судьба политзэка.  

Сам Оюб Салманович еще не решил, как ему поступить. «Время есть обдумать», — лаконично ответил он на заданный вопрос, и это понятная реакция. Все же мало кто ожидал после сказанного Кадыровым по поводу обвинений, демонстративных фальсификаций в ходе следствия и бессвязных, но грозных прокурорских речей, что суд, похожий на расправу, обернется колонией-поселением. Странным ничейным результатом, который никто из участников процесса не запишет себе в актив.

Впрочем, по сути ничего пока не изменилось. Невиновный человек по-прежнему находится в тюрьме, случиться с ним может что угодно, и перед ним выбор: обжаловать проштампованный наверху приговор или сыграть с начальством в непонятную игру, надеясь на то, что оно достаточно уже опозорилось в деле Титиева, и позор этот вполне осознан — и в Москве, и в Грозном. Выбор непрост.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться