Top.Mail.Ru

Колонка

Оно на лопате Беглова. Ложь, наглая ложь, снег и социология

22 Март 2019 16:15

В Санкт-Петербурге этой зимой шел снег, который засыпал не только улицы, но и, похоже, рейтинг ВРИО губернатора Беглова. Погодный фактор заставил горожан даже падать по-петербуржски, но как он заставит их голосовать на выборах главы города?

Забрать себе

Теперь все уже позади, кажется, и можно говорить об этом вслух, не рискуя его разозлить. У нас месяцев шесть в запасе, а если повезет, то и все семь, чтобы пожить без него. Да, я о снеге, который нападает зимой на русские города. О, как он коварен, этот снег! Еще и зима толком начаться не успевает, а он уже здесь. Его десантники без парашютов и самолетов идут в атаку с неба — им достаточно туч. Его никто не ждет, градоначальники и те их подчиненные, которые отвечают за уборку улиц, веря в лучшее, надеются — ну уж в этот-то раз обойдется! Этой-то зимой он совесть поимеет! А он не имеет совести, он идет себе каждую зиму, укрывая заботливо грязь, скопившуюся за осень (осенью ведь дожди, они тоже, гады, коварные, но мы сегодня не про них), парализуя движение и вынуждая синоптиков раз в два дня сочинять пресс-релизы о снегопаде, равных которому не было за последние двенадцать тысяч лет.

Минимум в трех городах в разных концах отечества старожилы рассказывали мне про местного мэра, который, якобы, посмотрев на сугробы, сказал: «Убирать не будем. Весной само растает». То ли бродячий сюжет, как у сказок, а то ли просто многим мэрам рано или поздно приходит в голову эта спасительная мысль.

Каждый год снег по ведомым ему одному приметам выбирает среди городов России главную жертву. Он везде, конечно, неожиданность — снег? зимой? да вы что, да когда такое было, и летописи не упомнят, и нянюшки нас в сказках о таком не предупреждали — везде катастрофа, но всегда есть город, которому достается особенно. Везде — катастрофа, а там прямо-таки конец света. Минувшей зимой таким городом стал Петербург.

Даже в гламурных журналах новости из Питера выглядели как сводки с фронта: «Отец Ивана Урганта сломал ногу»

Хотя, пожалуй, тут стоит сделать оговорку, тут придется порассуждать о вечной российской центростремительности. На самом деле, Саратову, к примеру, прилетело с неба ничуть не меньше. Но Петербург — столица, хоть и вторая, а Саратов — просто город на Волге. Каждая зимняя фотография из Петербурга становилась хитом в сети. Культурная столица выглядела жутко. Даже в гламурных журналах новости из Питера выглядели как сводки с фронта: «Отец Ивана Урганта сломал ногу». Обычные люди страдали, не привлекая внимания прессы. Просто падали на неубранных улицах, ломая конечности. А то и вовсе — тут, конечно, поводов для веселья никаких нет — гибли под ударами сосулек. Вернее, сосуль, как завещала нам выражаться Валентина Ивановна Матвиенко во время оно. Наверное, так и надо, вдруг они еще примут закон о наказаниях за неуважение к сосулям, тут лучше не рисковать.

Саратов, конечно, выглядел не лучше, но в Саратове не все бывали, и те, кому побывать не довелось, думали, глядя на фотографии из Саратова, что город всегда так выглядит и ничего из ряда вон выходящего там не происходит. Да, кстати, как человек, бывавший в Саратове неоднократно, вынужден заметить — пессимистичное это соображение не так уж далеко ушло от истины.

Очистка крыши здания от снега и наледи Фото: Сергей Куликов/Интерпресс/ТАСС

Однако мы сегодня все-таки про Петербург, и это все была затянувшаяся присказка, а теперь к делу. У петербургской катастрофы было имя — Беглов. Александр Беглов — врио губернатора, назначенный вместо богомольного, но очень уж непопулярного Георгия Полтавченко. Случилось это сразу после кремлевских провалов на региональных выборах, когда оказалось вдруг, что даже поддержки Путина недостаточно для победы. Рисковать Петербургом по понятным причинам не хотелось, пришлось менять коня на переправе. Беглов приоритеты обозначил сразу же и четко еще осенью: «Один из вопросов, который я бы хотел озвучить, он, наверное, самый важный для меня. Это, конечно, работа по патриотическому воспитанию молодежи. Я не вижу каких-то проблем, чтобы наш город был на первом месте по патриотическому воспитанию». Ну а ведь так уж почему-то жизнь устроена: если начальник озаботился патриотическим воспитанием, значит, на уборку снега сил у него просто не останется.

Жители язвили — интеллигентный город, изъеденный иронией! — пытались сами что-то сделать, и даже помянутый выше Иван Ургант выходил на улицу с ломом, пробовал победить гололед. В метро появились листовки, призывающие «получать травмы, как петербуржцы». Сотрудника типографии, который печатал листовки, уволили, а в офисе организации «Весна», которая листовки разработала, полиция провела обыск с изъятием компьютеров. Искали экстремизм. Кто ж в России не знает, что лучший способ победить снег — это обыск? Врио Беглов тоже вышел на улицу вместе с чиновниками, поковырялся лопатой в снегу и вернулся к вопросам более насущным. К патриотическому, надо полагать, воспитанию молодежи.

Петербург — город дерганый, ранимый, город, имеющий изрядное самомнение. И вот его сначала четыре месяца бьют о гололед, а потом с ласковой улыбкой кормят с лопаты Беглова отнюдь не блинами

В голове само собой всплывает почему-то словосочетание «недотыкомка серая», придуманное некогда одним петербургским писателем, но закон об обязательном уважении к властям никто не отменял, так что эту тему развивать не будем.

Добро в конце всегда побеждает, учат нас сказки, вот и снег в Петербурге растаял. Стала заметна прятавшаяся под снегом грязь, а также — опрос ВЦИОМ об отношении петербуржцев к врио. И оказалось, что любят врио 48% из тех, кто имеет право голосовать на предстоящих осенью выборах. И это еще полбеды — к чудесам официальной социологии мы привыкли. Но глава ВЦИОМ Валерий Федоров не смог промолчать и разъяснил причины удивительной популярности Александра Беглова: «Много факторов оказывает влияние, в том числе и погодная обстановка, снежная зима. Могу сказать, что “лопата Беглова” зашла хорошо. Активность Беглова в решении этой проблемы, в том числе и такими способами, нашла поддержку и признание».

Мне кажется, это очень важные слова. Петербург — город дерганый, ранимый, город, имеющий изрядное самомнение. Возможно, даже оправданное, но не о том речь. И вот его сначала четыре месяца бьют о гололед, а потом с ласковой улыбкой кормят с лопаты Беглова отнюдь не блинами. И особый какой-то интерес просыпается в праздном наблюдателе: что ж там теперь в самом деле случится на выборах? Неужто стерпят. Утрутся и запишутся в кружки патриотического воспитания — может, хоть там обучат перепрыгивать сугробы и группироваться при падениях на льду так, чтобы ничего себе не сломать. Интересно ведь, насколько хорошо и как глубоко зашла жителям ранимого города лопата Беглова.

P. S. Я дописал этот текст, и за окном пошел снег.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Стихи мужа Натальи Поклонской Ивана Соловьева, в которых он полемизирует с теми, кто публично высказывается о его жене, возможно, не лучший образец русской поэзии. Но если он и займет место в истории словесности, едва ли оно будет самым позорным, несмотря на качество этих произведений
Представители всех ветвей власти хотят добиться от граждан, с которыми им приходится иметь дело, безусловной и бескорыстной любви. И давно убеждены, что лучшее средство здесь — законодательно запретить выражение любых других чувств

Новости партнеров

Можно высказывать самые остроумные предположения о том, зачем выдвинута та или иная инициатива в послании президента, и комментировать его новые бонмо. Труднее совместить это с осознанием того,  что все эти торжественные слова звучат в стране, где пытки людей, чем-то заинтересовавших полицию и спецслужбы, уже превратились в рутину