Все новости
Колонка
Уголовно-предвыборные кампании.

Почему дела против Абызова и Ишаева на самом деле политические

29 Марта 2019 14:05
Почти одновременные аресты бывшего министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова и экс-губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева существенно повлияют на политические расклады в регионах, с которыми связаны эти люди. Ишаев даже после отставки оставался одной из ключевых фигур в крае; на компаниях, которые связывают с Михаилом Абызовым, держится электроэнергетика Новосибирской области. И в Хабаровске, и в Новосибирске должны пройти важные избирательные кампании

Увидеть политическую подоплеку в аресте Виктора Ишаева нетрудно. После отставки с поста губернатора Хабаровского края он был назначен полпредом президента в Дальневосточном округе, однако уходить из хабаровской политики не собирался. Новому главе региона Вячеславу Шпорту регулярно доставалось, и только после отставки Ишаева в 2013 году его преемник смог вздохнуть спокойно. Экс-губернатор потерял официальную позицию в вертикали власти, но неформальное влияние сохранил — многие чиновники и депутаты края работали с Виктором Ишаевым и так или иначе ориентировались на его мнение. Эта влиятельность и сыграла с бывшим главой края злую шутку. В сентябре прошлого года выборы губернатора у Вячеслава Шпорта выиграл депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал. Победа выглядела неожиданной и даже случайной — кандидат от либерал-демократов не усердствовал в агитации, на его плакатах даже не было слогана. Встречами с избирателями кандидат тоже не злоупотреблял. За несколько дней до выборов он даже заявил, что согласен работать в команде Шпорта. Тем не менее, Фургал получил во втором туре 70 процентов голосов, обойдя своего конкурента больше чем в два раза. Победа абсолютно системного, лояльного Кремлю человека, соблюдавшего все правила игры и делавшего все (ну или почти все), чтобы не победить, но при этом не кандидата от власти, могла рассматриваться как серьезный промах администрации президента. В случае Хабаровска результаты оказались неуправляемыми — люди устали от Вячеслава Шпорта, его предвыборная кампания шла вяло, социология говорила не в его пользу. Однако Кремль, видимо, понадеялся, что привычные способы получения нужного результата нужному кандидату (административный ресурс, корректировка итогов на участках в глубинке) сработают. В новых условиях социального недовольства для протестного голосования в Хабаровском крае достаточно было знакомой фамилии депутата Госдумы (а во Владимирской области и Хакасии галочки вовсе ставили за малоизвестных кандидатов). Вячеславу Шпорту не помогла даже финальная стадия кампании, где его вписывали в «команду президента», возможно, такие ассоциации и вовсе утопили его до конца. Зачем смущать первое лицо рассказами о протестных настроениях прежде послушного большинства, зачем указывать на то, что фамилия «Путин» теперь часто служит раздражителем? Намного проще найти виноватого в случайной победе технического кандидата, заменить хаос протеста порядком сговора элит. Заверить, что одобренный для спойлерства депутат Госдумы вел кампанию, а помогал ему в этом бывший губернатор. Версия вполне правдоподобная, и достаточно быстро прокремлевские политологи и телеграм-каналы стали объяснять, что Сергей Фургал нарушил договор, начал активно агитировать, а помогал ему в этом деле Виктор Ишаев. Как бы в подтверждение этой версии Фургал взял на работу в правительство края чиновников, работавших еще при первом губернаторе. «Все было хорошо, пока не пришел Ишаев», — просигнализировал внутриполитический блок АП президенту и влиятельным группам.

Обвиняемый по делу о хищении 4 миллиардов рублей и создании преступного сообщества с использованием служебного положения бывший министр по вопросам Открытого правительства РФ Михаил Абызов (слева) в Басманном районном суде во время судебного заседания Автор: Зыков Кирилл

Конечно, представителям вертикали комфортнее думать, что участившиеся победы технических кандидатов связаны с элитными играми, что рейтинги не падают, а растут, что «лопата Беглова зашла хорошо» то ли жителям Петербурга, то ли главе ВЦИОМ Валерию Федорову. Думать так и жить по-прежнему, а не в новом враждебном мире социального протеста. Я был в Хабаровске перед вторым туром выборов и никакой аномальной активности Фургала и тем более следов поддержки кандидата от ЛДПР Ишаевым не видел. Не жаловались на это ни в администрации края, ни технологи штаба Вячеслава Шпорта. Представить, что именно мог сделать экс-губернатор для поддержки «своего ставленника» очень сложно — административного ресурса у него не было, не звучали публичные выступления. Единственное, что мог бы сделать бывший глава — помочь Сергею Фургалу пройти муниципальный фильтр за счет связей и знакомств на местах. Но такие услуги согласованному кандидату и не были нужны — ему помогли попасть в бюллетень администрация края и единороссы.

Выборы хабаровского губернатора в регионе — только первое отделение большой кампании. В сентябре жителям края предстоит выбрать депутата Госдумы по округу Сергея Фургала, депутатов заксобрания и гордумы Хабаровска, глав крупных муниципалитетов. Понятно, что протестные настроения никуда не делись, глава края от ЛДПР не будет помогать единороссам, партия власти рискует показать совсем плачевные результаты. Если в дело вмешается еще и Виктор Ишаев, то пиши пропало — стратегически-важный пограничный регион выпадет из вертикали власти. Арест экс-главы края выглядит символической жертвой перед кампанией, которая нужна Кремлю для самоуспокоения — старожил-тяжеловес уже никуда не полезет, значит, трудности сведены к минимуму, значит, справимся. В реальности (а не в виртуальных политических интригах) уголовное дело против Виктора Ишаева может привести к обратному результату и стать лишним раздражителем для хабаровчан. Во многих регионах уже вспоминают губернаторов из 90-х добрым словом — они были публичны, ходили на выборы, хоть как-то ориентировались на общественное мнение. Фамилия Ишаев — не исключение, Вячеслава Шпорта постоянно сравнивали с первым главой, и сравнение шло в пользу старожила. И тут этого человека арестовывают с недвусмысленными намеками, что он играл в собственные политические игры, за то и поплатился. Конечно, Кремль посылает сигнал прежде всего местным влиятельным фигурам, но в итоге он доходит и до жителей. Дело станет для них в ряд других раздражителей — таких, например, как перевод столицы Дальневосточного округа из Хабаровска во Владивосток, который был подан как некое наказание строптивым хабаровчанам. Протестное голосование после таких действий власти может только вырасти: «Вы с нами силой, но и мы вам ответим».

В публичной политике у власти не осталось никаких ресурсов, кроме силовых

Выборный подтекст обнаружился и в деле против экс-министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова. Энергетические компании, близкие к бывшему чиновнику, работали в Новосибирской области, где в сентябре должны пройти выборы мэра областного центра. Сейчас Новосибирск возглавляет коммунист Анатолий Локоть, который прошлым летом отказался от участия в губернаторской кампании в обмен на повторное выдвижение в градоначальники в комфортных условиях. Единороссы обязались не выдвигать ему конкурента. Арест Абызова этот сценарий может нарушить. В городе уже обсуждают, что мэрия и тогдашнее руководство регионом повышали тарифы в пользу компаний, близких к экс-министру. Дело может стать поводом для отказа единороссов от прежних договоренностей по вновь открывшимся обстоятельствам — «мы думали, мэр правильный, а тут вот что». В игру с молчаливого одобрения Кремля и региональной администрации могут вступить и другие кандидаты — вертикали мэр-коммунист в третьем по величине городе страны не очень-то нужен. Разумеется, дело против Абызова не связано со стремлением сместить Локотя с поста главы города — это федеральная история, но она дает отсвет на региональную политику, причем политику публичную.

Перевод арестов чиновников в контекст публичной политики доказывает, что сфера, которую Кремль ранее всеми силами пытался (да и пытается) сократить, начала проникать всюду, ее отсветы и тени падают на все действия власти. Политика теперь везде. Дело? Значит, к выборам, чтобы человек не лез. Разборки в бизнесе? Тоже к выборам. Эта связь только привлекает интерес к голосованию и заряжает граждан азартом: власть не дает выдвигаться неугодным кандидатам (хотя не все ее действия могут иметь нарочито выборный подтекст), а мы все равно прокатим ее ставленников. Кремль (здесь мы говорим о ситуации Виктора Ишаева) сам подогревает этот интерес, намекая на политический контекст в аресте. Это дает обществу еще один сигнал: в публичной политике у власти не осталось никаких ресурсов, кроме силовых. Это значит, она слаба.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Вечером 26 марта стало известно о задержании бывшего министра по вопросам «открытого правительства» Михаила Абызова. По версии следствия, он и его сообщники похитили у энергетических компаний и вывели за границу четыре миллиарда рублей. На эту новость незамедлительно отреагировали телеграм-каналы и выдвинули свои предположения о случившемся — одно фантастичнее другого. «Сноб» собрал самые яркие из них
Андрей Перцев
Увольнение учителя барнаульской гимназии за фото в спортивном купальнике по жалобе одного из родителей — один из самых ярких примеров того, что у власти уже не выходит играть роль «единственного европейца»
Иван Давыдов
В Санкт-Петербурге этой зимой шел снег, который засыпал не только улицы, но и, похоже, рейтинг ВРИО губернатора Беглова. Погодный фактор заставил горожан даже падать по-петербуржски, но как он заставит их голосовать на выборах главы города?