Top.Mail.Ru

Колонка

Надежда воскресает первой. Оюб Титиев не станет обжаловать приговор

2 Апрель 2019 12:35

Политзэк принял решение: он не признает постановление суда и не намерен полемизировать со своими тюремщиками. После освобождения он не хочет никуда уезжать, собираясь продолжить правозащитную деятельность в кадыровской Чечне

Забрать себе

Примерно две недели назад, когда Оюбу Титиеву выносили приговор, столь же удивительный, сколь и беззаконный, мы гадали: как ему лучше поступить? Обжаловать неожиданно мягкий по чеченским, да и по российским меркам судебный вердикт или не обжаловать? Продолжить заведомо безнадежную борьбу с Фемидой местного и федерального подчинения либо не вступать с ней в дальнейшие дискуссии? Поскольку ясно же было, что при кассации по заведомо сфабрикованному делу решение Шалинского горсуда как минимум оставят в силе, но могут и ужесточить. А если жалобу не подавать, то у осужденного появляется шанс в обозримые сроки выйти по УДО.  

Разумеется, гадания эти были чисто теоретическими. Да и рядом с Оюбом Титиевым, приговоренным 18 марта к четырем годам в колонии-поселении, находились великолепные адвокаты, чьи советы для него были гораздо ценней наших умозрительных построений. Вероятно, проконсультировавшись с ними и обдумав сложившуюся ситуацию, руководитель грозненского отделения «Мемориала» вчера принял решение. Не признавая вины, политзэк отказался опротестовывать приговор, который вынесла ему судья Мадина Зайнетдинова.

Сам Оюб Титиев сообщает, что есть целый ряд причин, по которым он не станет апеллировать к вышестоящей инстанции. Помимо уже известных и упомянутых нами, он пишет также о семье, которая нуждается в его «помощи и поддержке». И еще о том, что не может «перечислить все обстоятельства», которые склонили его к мысли «о нецелесообразности обжалования приговора». Так что здесь нам опять-таки остается лишь предполагать, какие доводы убедили его в необходимости пренебречь своим правом на апелляцию.

Оглашение приговора правозащитнику Оюбу Титиеву в чеченском Шали Фото: Елена Афонина/ТАСС

Не исключено, что речь идет о компромиссе, выгодном для обеих сторон. Тому, кто раздает все награды, принимает все извинения и выносит все приговоры в Чечне, в ходе процесса открылось, что дело Оюба Титиева оборачивается слишком громким скандалом, чем и следует объяснять разные маленькие сенсации, связанные с этим делом. Поразительную гласность суда, куда почти всегда пускали всех желающих, учтивость конвоиров, сравнительную мягкость вердикта. Собственно, потому, наверное, судья и изменила категорию вмененного Титиеву преступления с тяжкого на средней тяжести, не послушавшись прокуроров, что больно уж позорное вышло зрелище. Вот большие люди, приближенные к национальному лидеру ЧР, и попросили Оюба Салмановича с ними больше не судиться, пообещав взамен благожелательно рассмотреть просьбу об условно-досрочном освобождении, и он пошел им навстречу. Тогда хочется верить, что они обещание сдержат.

Еще можно предположить, что Рамзан Кадыров, вольно и невольно, зауважал Оюба Титиева. Ибо тот, о котором он поначалу отзывался с глумливым презрением, оказался человеком умным, сдержанным и мужественным. Выяснилось также, что чуть ли не все чеченцы, от стариков до простой молодежи из деревень, не верят обвинению и не считают подсудимого наркодилером или наркоманом. Нет, никто из них на площадь не выходил и в газеты с гневными письмами в защиту заложника не обращался, это как-то в Чечне не принято. Хотя и тут были примечательные сигналы. Общественное мнение в республике было явно на стороне Титиева. Чуткий к подобным вещам, Рамзан Ахматович мог это почувствовать и подать сигнал Фемиде местного подчинения, что и отразилось на приговоре. Ну и вообще, раньше для него политзэк был некой абстракцией, сотрудником ненавидимого «Мемориала», а тут обнаружилось, что он твердый в вере мусульманин и, вообразите себе, честный и сильный чеченец, практически герой. В регионе, где торжествует культ немногословной силы, это производило впечатление на земляков Титиева, постепенно возымело действие и на Кадырова.

Лишним доказательством тому служит и намерение приговоренного, выйдя после отсидки, «вернуться к правозащитной деятельности как можно быстрее». Это, безусловно, достойно восхищения, но в данном случае я, тяжело вздохнув, рискнул бы обратиться к Оюбу Салмановичу с непрошеным советом и не стал бы одобрять его намерения. Тот, без которого нет ЧР, в своих настроениях переменчив, и ежели осужденному один раз отчасти повезло с приговором, другой раз пофартит с освобождением, то это не значит, что удача будет ему сопутствовать и потом. А человек он и вправду уникальный, и в масштабах своей малой родины, и в мировых масштабах, и потому хочется, чтобы он остался жив. Впрочем, будь он другим, то и не трудился бы в «Мемориале», и не объявлял о том, где и как собирается жить, когда выйдет на волю.

Вчера правозащитник принял важное решение. Сегодня он еще в тюрьме, и гадания наши, при внешнем их правдоподобии, что ни говори, бессмысленны. Завтра, то есть в мае, будем надеяться, он окажется на свободе, чего от души пожелаем и ему, и его родне, и единомышленникам, и всем, кто за него болеет. Иными словами, себе самим пожелаем этого, точно зная, что мир станет лучше и справедливей, когда чеченский политзаключенный, российский гражданин Оюб Титиев к нам вернется.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Чеченский правозащитник Оюб Титиев, согласно приговору первой инстанции, будет отбывать срок в колонии-поселении. Это неожиданное решение. Как теперь поступить политзэку: подавать почти бессмысленную апелляцию или не подавать, надеясь освободиться по УДО?
Делегация чеченских старейшин решила вступиться за судимого в райцентре Шали главу республиканского «Мемориала» Оюба Титиева

Новости партнеров

Магомед Муцольгов — о том, как живут митингующие и каковы их требования к властям Ингушетии и России