Колонка

Сталин опять лучше Гитлера. Как скандал становится главной реакцией России на заграничные события

8 Апрель 2019 14:00

Бурное обсуждение цитаты из юбилейного выступления генсека НАТО показывает, как в России содержательное обсуждение любого события быстро превращается в цепляние к словам и потешные бои с заранее назначенными кандидатами для избиений

Забрать себе

Некоторые принципы работы нашего информационного поля становятся особенно наглядны, если в нем развивается то, что в некоторых новостных агрегаторах объединяется понятием «скандалы», а также если поводом для скандала становится какое-то событие за границами России. На прошлой неделе такой «скандал» произошел в связи с 70-й годовщиной образования НАТО. Главное, что мы, кажется, должны были узнать в связи с этим, — что генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг «поставил в один ряд Сталина, Гитлера и ИГИЛ».

Новость о том, что, выступая 3 апреля перед Конгрессом США, глава НАТО сравнил Гитлера и Сталина, в России успели разнообразно и широко прокомментировать. Замглавы МИД Александр Глушко указал, что жители Норвегии, север которой освободила в 1944 году Красная армия, «сгорали от стыда» от слов своего соотечественника. Сообщила свое мнение о высказывании Столтенберга и официальный «голос» МИД Мария Захарова. Правда, с учетом того, что первый громкий комментарий сделал чиновник, стоящий в мидовской иерархии гораздо выше нее, ограничилась лишь скромными словами о «глупом заявлении» Столтенберга.

Возмутиться решил и Геннадий Зюганов, который «напомнил» господину Столтенбергу, что Норвегия сотрудничала с Гитлером во время Второй мировой войны, и добавил, что у Сталина надо учиться, поскольку именно под его руководством «полуграмотная страна 1941 год встретила самой образованной, с самыми храбрыми солдатами и командирами, лучшим станочным парком в мире». Заявления политологов и высказывания публицистов все о том же злополучном фрагменте из речи генерального секретаря НАТО можно даже не упоминать.

Пожалуй, своеобразной кульминацией в обсуждении сюжета о НАТО, Сталине и Гитлере стал эпизод «Вечера с Владимиром Соловьевым». После обмена мнениями о юбилее НАТО и Столтенберге ведущий с возгласом «Пошел вон отсюда!» выгнал из студии поляка Якуба Корейбу. Хотя формально поводом для этого изгнания стало не собственно обсуждение НАТО, а спор о судьбах евреев во время Второй мировой войны, быстрый переход от НАТО к еврейскому вопросу также крайне примечательная деталь эволюции дискуссии.

Иллюстрация: Getty Images

Перед нами классический пример российского информационного скандала, в котором надо «осудить» или «высмеять» какого-либо иностранного политика. Предметом обсуждения становится отвлеченная, вырванная из контекста фраза, которая по тем или иным причинам дает кому-то повод обидеться. После чего эта обида, возмущение и гнев (а в других случаях то, что в окологосударственной риторике считается юмором) тиражируются через комментарии парламентариев и чиновников, заявления МИД или в особо важных случаях — Дмитрия Пескова. При этом никому оказывается не интересно, как и почему прозвучали эти слова. Как и не требуется реакция оскорбившего, его возможные сожаления или извинения. Это не тот тип общественных кампаний, когда автора высказываний хотят заставить как-то пересмотреть свои взгляды или разъяснить свою позицию. Да и попробуйте представить себе генерального секретаря НАТО, который извиняется за то, что сказал о Сталине что-либо нелицеприятное.

Кстати, должен ли он извиняться? В своей довольно обширной речи, посвященной 70-й годовщине существования Североатлантического альянса, Столтенберг всего лишь говорил о необходимости сдерживать «врагов свободы» и упомянул, что эта борьба требует материальных жертв, поскольку «Гитлера нельзя было остановить мирными протестами, Сталина нельзя было сдержать словами, ИГИЛ нельзя было победить диалогом». Задача «сдерживать Сталина» 70 лет назад стала одним из главных и открыто объявляемых поводов к созданию НАТО. Можно спорить, насколько обоснованы были опасения стран Запада по поводу советского армейского кулака в германской оккупационной зоне. Однако то, что официальной целью Североатлантического альянса была защита Западной Европы от возможных поползновений в ее сторону Советского Союза, установка не новая. И то, что Сталин был включен в число «врагов свободы» наряду с Гитлером и ИГИЛ, всего лишь отражает определенный список противников стран Запада на протяжении последних десятилетий.

Едва ли стоит говорить о том, что упоминание Сталина в этой речи было лишь небольшой иллюстрацией далеко не главного тезиса. В юбилейной речи, посвященной судьбам и задачам альянса, было сказано многое, в том числе и о России: в частности, что НАТО меньше всего хочет изолировать ее и, пока отношения не обещают улучшений, стремится как-то взаимодействовать и вести диалог хотя бы и в этих печальных условиях.

Однако Россия в лице тех, кто официально озвучивает ее национальные чувства, умудрилась в этой не агрессивной и предназначенной для американской аудитории речи обратить внимание лишь на один момент — упоминание о Сталине после Гитлера — и бросилась на яростную защиту советского диктатора, день поминовения жертв которого входит в число памятных дат Российской Федерации.

Можно задумываться над тем, насколько саморазоблачающе звучат слова Зюганова про «самых храбрых солдат и командиров», с которыми Красная армия встретила 1941 год (и сколько других красных командиров закончили свой путь на расстрельных полигонах за несколько лет до этого). Или пуститься в исторические изыскания и указать главе КПРФ, что, пеняя Норвегии Квислингом и сотрудничеством с Гитлером, тот забывает о периоде вполне дружеских отношений Германии и Советского Союза: во время оккупации Гитлером Норвегии в 1940-м Германия использовала секретную военно-морскую базу на Кольском полуострове, предоставленную Сталиным. Однако жанр подобных заявлений не предполагает полемики. Возмущение тут самоценно, рядом с ним просто нет места внешней критике.

Чтобы поговорить о происходящем в мире, достаточно найти два-три слова, по поводу которых поднять крик, а затем призвать к ответу кого-то из тех, кто соглашается играть роль злодея

Возможно, такие эмоциональные всплески по поводу чьих-то речей и заявлений могут напомнить кампании общественного одобрения или осуждения советских времен. Впрочем, пресловутое осуждение «израильской военщины» обычно сопровождалось хотя бы минимальным разъяснением, что именно сделала эта самая военщина и что происходит в мире. Здесь же содержательные элементы принципиально изымаются за ненадобностью. Нам предлагается просто обсудить три строчки из чужого выступления и  осудить упоминание о «сдерживании Сталина» как очередное доказательство русофобии.
Соловьев, который во время обсуждения все тех же слов Столтенберга решил изгнать из студии регулярно участвующего в передаче «польского эксперта» Якуба Корейбу, продемонстрировал еще одну характерную черту развития политических медиаскандалов. Собственно, сам скандал развивался по характерной схеме. Комментируя сравнение Гитлера и Сталина, гость, представляющий Польшу, начал резко и провокационно говорить об изоляции России в современном мире. Дальше разговор перекинулся на Вторую мировую войну, судьбы европейского еврейства, последовали резкие взаимные заявления (Корейбы — о том, что реституции за утраченное имущество добиваются от польского государства не потомки выживших в Холокосте, а мошенники, и Соловьева — о том, что большинство евреев в Галиции убивали сами поляки) и изгнание гостя из студии.

Тут можно возмущаться по поводу провокационных заявлений Корейбы или неадекватной реакции самого Соловьева (впрочем, «изгнание из студии» теперь становится все более привычным элементом политических ток-шоу), но только любые такие оценки бессмысленны. Выступающий в качестве «польского политолога» Корейба давно представляет не польскую политологию или журналистику, а лишь самого себя. Он не имеет признания в своей стране, о нем вряд ли могут что-то определенное сказать другие польские политологи. Его защита якобы польской позиции — всего лишь роль на сцене. Он может ее играть более или менее талантливо, опираться на распространенные или экзотические позиции, но говорить «от имени Польши» его назначило российское телевидение (как, впрочем, и большинство «экспертов», представляющих в наших ток-шоу Польшу, Украину или США).

Для того чтобы поговорить о том, что происходит в мире, сейчас во многих случаях уже не стоит погружаться в детали и пытаться понять причины явления. Достаточно найти два-три слова или жеста, по поводу которых поднять крик по принципу «поглядите, люди добрые», а затем грубо призвать к ответу кого-то из тех, кто оказывается под рукой и соглашается убедительно играть роль злодея, не представляя никого, кроме себя. Со стороны картина может выглядеть прискорбно. Но никакого «со стороны» уже практически нет.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Каждое шоу низкого жанра несет в себе какое-то послание об обществе. Андрей Малахов, ставящий живой спектакль о Гогене Солнцеве и Екатерине Терешкович, кажется, приучает зрителей к тому, что аморальность — удел избранных, которые никак не связаны с публикой
Колумнист «Сноба» пытается представить, как должна выглядеть российская новостная лента с поправкой на новые требования закона о СМИ о запрете «явного неуважения к власти»

Новости партнеров

За 10 лет своей жизни «Сноб» не наблюдал такого всплеска политизированного юмора, как в последний месяц. Сила, бессилие, десакрализация власти — что стоит за народным смехом осенью 2018-го?