Колонка

Шелупонь и цветное фото черной дыры.

Словарный запас первой половины апреля

12 Апрель 2019 16:25

Второй месяц весны обогатил русский язык новым названием населения, окормляемого чиновниками, и дополнительными эвфемизмами для государственных охранительных инициатив, но также заставил задуматься, сколько нам открытий чудных готовит научный прогресс и как уместить это в языковые нормы

Забрать себе

Шелупонь, или Люди как мусор

Российские региональные политики продолжают пополнять уже и так довольно внушительный «словарь новой искренности».

Это только кажется, что после «макарошек» и «государство не просило вас рожать» удивить избирателя нечем. Ведь есть пока еще совершенно нетронутый Словарь русского арго, к которому и обратился на днях губернатор Архангельской области: жителей, выступающих против свалки для московского мусора на границе Архангельской области и Коми, он назвал шелупонью.

На встрече Игоря Орлова с профсоюзными лидерами зашла речь о количестве недовольных проектом мусорного полигона, а также о его рейтинге. Губернатор вдруг вышел из себя: «Да ну их на фиг, эти цифры! Если бы я ориентировался на цифры, мне нужно было бы повеситься 13 мая 2012 года. Чёрта с два! Не дождутся, чтобы я повесился!.. Я 20 лет прожил здесь, у меня здесь дети родились. А всякая шелупонь, которая здесь никто, и звать их никак, пытаются назвать меня то калининградцем, то украинцем… Мне плевать на их рейтинги и на то, что они думают».

Иллюстрация: Thomas Nast/Wikipedia

После этого люди вышли на улицы с плакатами «Мы не шелупонь!» и потребовали отставки губернатора.

«Ничтожные люди, сброд» — такое определение дает слову «шелупонь» Большой толковый словарь. А Словарь русского арго указывает на два значения: 1) ненужные вещи, грязь, пыль, сор; 2) ничтожные люди, шваль, шпана. «Шелупонь» восходит к устаревшему «шелупина», то есть кожура, очистки.

Высказывание о людях как о мусоре именно в тот момент, когда эти люди выступают против реального мусора, многое говорит об отношении власти к народу. Власть больше даже не пытается изобразить понимание или сочувствие.

«Вы против мусора? Да вы же сами — мусор!» — как бы говорит людям чиновник. 

Изоляция — новая устойчивость

Не исключено, что проблему массовых выступлений против большой свалки в северных лесах скоро постараются решить одним из любимых способов российских чиновников — переименованием. Свалку можно назвать «проектом по оптимизации отходов» или, еще лучше, «проектом по раздельному сбору мусора». Ведь мусор будет действительно разделяться: Москва будет делиться им с Архангельском.

Иллюстрация: Thomas Nast/Wikipedia

Игра в номинации (наименования) начинается каждый раз, когда какая-либо инициатива вызывает дискуссии или протесты. Повышение пенсионного возраста можно назвать совершенствованием пенсионной системы, а закон об изоляции Рунета — законом об устойчивости интернета или о его безопасной работе. Кто же будет против устойчивости и безопасности?

Издание «Медуза» даже составило подборку — как государственные СМИ называют этот закон. Вариантов много: о защите Рунета, о надежном Рунете, об автономном Рунете, об устойчивости Рунета, о суверенном интернете. Все эти наименования создают в сознании зрителя представление о законе как о чем-то необходимом, даже спасительном. Слово «изоляция» в этом случае не упоминается: оно не обнадеживает, а пугает. 

Цветная черная дыра

Куратор конкурса «Слово года», лингвист Михаил Эпштейн подметил: на этой неделе наука подбросила нам оксюморон. Появилось первое цветное фото черной дыры.

Научное открытие сделала 29-летняя специалистка по информатике из США

Кейти Бауман. Разработанный под ее руководством алгоритм позволил создать первый в истории фотоснимок черной дыры — явления, которое, как считалось долгое время, сфотографировать вообще невозможно.

На фотографии изображена оболочка черной дыры, известная как точка невозврата.

Фото: pixabay

Однако в истории с этим научным открытием с языковой точки зрения интересно не только соединение несоединимого. Рассказ о Кейти Бауман снова поднял вопрос об использовании феминитивов, который в последнее время вызывает едва ли не столько же агрессии, сколько спор о роде слова «кофе».

Бауман называли специалисткой и программисткой (эти слова есть в словарях русского языка), а на сайте Wonderzine появилась не совсем благозвучная конструкция «компьютерная инженер». Это промежуточный вариант, который, вероятно, должен был примирить спорящие о феминитивах стороны. Одним — компьютерная, другим — инженер, и все довольны. 

Однако вышло все наоборот: сторонники феминитивов не оценили предложенного компромисса, а противники, которые, как известно, всегда готовы броситься в бой за Розенталя, указали на странность конструкции.

Действительно, прилагательное должно согласоваться с ближайшим существительным. Правильный, литературный вариант — «компьютерный инженер», однако тогда женская составляющая представлена только именем.

Словом, Кейти Бауман не только продемонстрировала нам снимок черной дыры, но и невольно заставила обратить внимание на некоторые происходящие в языке процессы. Феминитивы, над которыми посмеиваются, придумывая шутки про актера и гримерку, оказываются органичнее конструкций типа «опытная специалист Петрова».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Что общего между главой «Роскосмоса» и властями Казахстана, какой аурой хочет облагодетельствовать всех нас «Яндекс» и какое новое понятие обогатило словарь чиновников. Об этом — словарный запас минувших двух недель от Ксении Турковой
Табуированная новость теперь становится поводом для свежих публикаций о том, почему ее велено было удалить из Рунета. И этот круговорот новостей в природе трудно притормозить. Случай в Ярославле, инцидент с Мизулиной — все служит тому, чтобы еще больше дискредитировать начальство

Новости партнеров

Колумнист «Сноба» пытается представить, как должна выглядеть российская новостная лента с поправкой на новые требования закона о СМИ о запрете «явного неуважения к власти»