Top.Mail.Ru

Колонка

Два товарища.

Что сближает Ленина и Гитлера, кроме дат рождения?

19 Апрель 2019 10:55

При всех различиях между нацизмом и коммунизмом, их воплощение в жизнь строилось на единой предпосылке необходимости управления человеком ради его же блага, а также навязывания людям жестких представлений о собственной идентичности и связанных с нею правах. Именно поэтому темное наследие основателей обеих доктрин, родившихся в двадцатых числах апреля, обречено перерождаться в новых обличьях

Забрать себе

Бывают же странные сближения. Эти двое — Ленин и Гитлер — родились практически в один день: Гитлер 20 апреля, а Ленин — 22-го. Оба покинули сей мир в почти одинаковом возрасте: Ленин — чуть не дожив до 54 лет, Гитлер — сразу после 56. У обоих не было детей. Жизнь обоих закончилась крахом: один покончил с собой, другой — умер, запертый в подмосковном имении, отстраненный от власти. Оба оставили фантастический по масштабу жуткий след в истории своих стран и всего мира.

Созданные ими политические системы — коммунизм и нацизм — во многом определили ХХ век, но, в конце концов, погибли. Одна — под ударами армий антигитлеровской коалиции, другая просто сгнила и развалилась. Их не устают сравнивать. Разброс мнений — от полного совпадения до отрицания какого-либо сходства. Причем, поскольку лидеры нацистов были повешены по приговору Нюрнбергского трибунала, и преступной была объявлена сама их идеология, а по отношению к коммунизму никто такой операции не проделал, защитников коммунизма явно больше и ведут они себя активнее.

Для нашей страны вопрос о сходстве (совпадении) двух идеологий не умозрителен. Он касается того, что важнее жизни — самооценки. Мы были преступной страной под властью преступников или шли непроторенной дорогой, совершая отдельные ошибки и допуская некоторые «перегибы»?

«Игра в шахматы: Ленин с Гитлером — Вена 1909» Фото: Emma Löwenstramm/Wikipedia

Между коммунистами и нацистами есть очевидные различия в базовых постулатах. Если считать преступным не только то, что осуждает суд — где те суды? — а отрицание морали, то нацисты преступны изначально. Их идеи расового превосходства прямо противоположны тем принципам, на которых к тому моменту уже 2 тысячи лет базировалась цивилизация. Идеи коммунистов в этом смысле преступными не являлись, и до тех пор, пока не начинали обсуждаться, а тем более реализовываться конкретные шаги по установлению коммунистического рая, могли выглядеть даже привлекательно. Более того, кому-то они казались — да и сейчас, как ни странно, кажутся — как раз воплощением требований морали, альтернативой жестокости и несправедливости капиталистического мира.

Однако с самых первых шагов практического воплощения нацистских и коммунистических идей различия исчезают — их лидеры начинают предпринимать совершенно идентичные шаги. Причем если нацисты некоторое время «раскачивались» — к массовым убийствам они приступали постепенно, сначала их террор носил точечный или спорадический характер, то коммунисты показали себя сразу. Массовые бессудные казни, приказы о многих из которых отдавал лично Ленин, начались немедленно после захвата ими власти и не прекращались до марта 1953 года, когда фактически началась агония режима. К сожалению, тех, кого убили Гитлер, Ленин и их соратники и последователи, не спросишь уже, важно ли им было, убивали их под черной свастикой или под красной звездой?

Фото: Bundesarchiv Bild/Wikipedia

У двух систем довольно сильно отличалась организация экономики, но близки до уровня смешения были политические структуры. Общим было и презрение к человеку, недоверие к нему, а значит, уверенность в том, что им необходимо управлять — для его же блага, разумеется. Одинаковым, конечно, было и пренебрежение человеческой жизнью, и вера в свое, вождей, особое предназначение и особые права. В общем, много чем они были похожи. Боевое братство СССР и Германии накануне и в первый период Второй мировой войны стояло не только на прагматике, но и на этой ощущаемой обеими сторонами близости. Причем, чем дольше они существовали, тем больше сближались друг с другом и тем дальше отступали изначальные отличия. Да и сейчас бывшие коммунисты бывшей ГДР охотно голосуют за крайне правых, а наши придворные политологи на голубом глазу заявляют, что до определенного периода Гитлер был не так уж и плох.

Но среди многих общих черт была одна, которая обычно недооценивается, заслоняемая миллионами жертв и бравурными маршами. Именно это сходство принципиально важно для понимания не столько прошлого, сколько настоящего и будущего: обе системы отрицали индивидуальность, считая человека однозначной функцией его групповой принадлежности. Этнической, как в идиотских расовых теориях нацистов, или классовой, как у коммунистов.

Оба режима не просто подавляли внешнюю свободу — слова, совести и прочего, но и ненавидели свободу внутреннюю и главный ее аспект — свободу выбора себя, свободу решать, кто ты, и, решив, выбирать, что это означает. Ведь немец, например, это не просто факт рождения от родителей — этнических немцев, но и выбор этой части идентичности как важной для себя. Кто-то вообще не задумывается над этим, для кого-то это принципиально важно. То же самое и с классами — это не просто характер работы, твоей или твоих родителей, это идентичность, это то, кем ты себя чувствуешь. А если ты себя чувствуешь немцем, рабочим или православным, то что ты в это вкладываешь, что это для тебя означает? Какие это накладывает на тебя обязанности, что ты будешь делать, чтобы соответствовать выбранному образу? Каждый решает это для себя по-разному, выборы эти не осуществляются раз и навсегда и флуктуируют в процессе жизни. Но ни для коммунистов, ни для нацистов здесь не было ни проблем, ни пространства свободы — кто ты и каким, исходя из этого, ты должен быть, определяло государство. Оно — и наше, и их — говорило тебе, какую ты должен любить природу и какую слушать музыку, кого ненавидеть, а кого считать пусть меньшими, но братьями. Ты должен испытывать предписываемые эмоции просто потому, что ты советский человек — в одном варианте, и ариец — в другом. А если ты их не испытываешь, то ты не настоящий, неправильный советский человек или ариец, а значит, тобой займется НКВД или гестапо.

Фото: М. С. Наппельбаум/Wikipedia

И это не только история — это сегодняшний и, что страшнее, завтрашний день. Нации, классы, а обычно и конфессии не имеют четко выраженной субъектности. Это отличает их и от отдельных людей, субъектность которых именно в них самих, и от государств, от имени которых говорят их легитимные руководители. Даже для католиков, при всей жесткой иерархизированности Католической церкви, Папа совсем не всегда является выразителем самосознания или оценок конкретного, ощущающего себя католиком человека. В этой ситуации неизбежно возникают структуры и отдельные люди, которые присваивают себе право определять, что такое «правильные» русские, французы, мусульмане и так далее?  И карать за несоответствие, как делают это сегодня исламские радикалы, убивающие тех мусульман, которые не идут по «пути Пророка». Распространение таких жестких представлений о том, что такое настоящий — американец, поляк, христианин, еврей и далее по списку — это и есть база нового нацизма или коммунизма, которые возрождаются сегодня в разных странах совсем в других обличиях, в других, но от этого не менее отвратительных идеологических упаковках.

Этот примитивный детерминизм фактом рождения в определенном месте или в определенной среде, точнее, требование согласиться с этим детерминизмом, конечно, не адекватно и апеллирует к сознанию интеллектуально неразвитых и малообразованных людей. Но мы вообще недооцениваем роль малограмотности, низкого интеллектуального развития в триумфальном шествии коммунизма и нацизма. Не случайно основатели нацизма и коммунизма — не те теоретики, которые давали им якобы научную базу, а практики — были людьми хотя иногда и яркими, и талантливыми, как, например, Троцкий, но не имевшими систематического образования или вообще необразованными. Не считать же за серьезное образование экстернат (заочный факультет) Ленина или Реальную школу Гитлера? И вот эти либо вовсе неграмотные, либо нахватавшиеся случайных фактов и теорий люди, не имевшие ни уважения к знаниям, ни опыта их повседневного усвоения, пытались повернуть историю человечества и создать рай на земле. Собственно, новые реинкарнации этих патологий, которые пока, за неимением других названий, определяют как популизм, тоже опираются на серость, антиинтеллектуализм, культ простоты и «простого человека» и крайне примитивные представления о мире.

Невежество — это демоническая сила. Так было, есть и, боюсь, будет.

Ответ Бориса Кагарлицкого читайте здесь.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
1 комментарий
Дмитрий Маларёв

Дмитрий Маларёв

Есть существенная разница в наследии Гитлера и Ленина. Для Гитлера большевики были во многом ужасным, а во многом завораживающим примером. Но чего не смогли оставить нацисты, да и не только они, Евросоюз до сих пор зубы ломает с этим - с суверенитетом. От Каталонии и Шотландии до Косово-Крыма. Ленин же первый создал многонациональное государство - СССР. Которое стало предтечей сегодняшних 15-ти независимых государств, да и Россия - федерация. 

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В дни годовщины освобождения Аушвица президент «Союза правых сил» Леонид Гозман объясняет, почему безнравственно требовать от народа благодарности к советскому государству за свое спасение
Политик Леонид Гозман считает, что требования благодарить СССР за избавление от Холокоста неуместны и безнравственны. «Сноб» решил предоставить слово журналисту и политологу, одному из ветеранов демократического движения Александру Механику, мнение которого резко расходится с мнением Гозмана

Новости партнеров

О Владимире Ленине как о герое нашего времени