Top.Mail.Ru

Колонка

Когда страна принадлежит потомкам. Чем важен День Победы через 74 года

8 Май 2019 8:21

Власть постаралась сделать День Победы единственным днем, объединяющим нацию. И возможно, ей придется пожалеть об этом

Забрать себе

Споры о значении Победы и о том, как именно необходимо проводить торжества 9 Мая, к 74-й годовщине окончания войны кажутся бессмысленными. Разумеется, как и прочие вечные споры, они будут продолжены, но во всех поворотах рассуждений на данную тему уже чувствуется усталость и ритуальная инерция. В известный час на определенных страницах в социальных сетях или на страницах СМИ обязательно будет задан вопрос, следует отмечать 9 мая победу над фашизмом либо скорбеть о жертвах, кто-то напомнит, что нынешняя георгиевская ленточка — профанация когда-то почетного знака, а привязывать его к дамской сумочке или велосипедной раме — кощунство, кто-то возмутится обряжанием детей в форму времен Великой Отечественной войны, кто-то — общей атмосферой казенного задора, которая теперь непременно сопровождает официальные празднования.

В ответ на это или просто по случаю 9 Мая будет сказано и много других слов — о том, как Советский Союз избавил мир от коричневой чумы, и о благодарности, которую обязаны испытывать народы Европы спустя 74 года за то, что именно Красная армия взяла на себя основную тяжесть боев с вермахтом (иногда здесь может прозвучать намек на то, что Советский Союз сражался тогда против всей «Объединенной Европы», с разной степенью охоты, но поддержавшей Германию либо смирившейся с ней). Все это было проговорено много раз и само по себе почти потеряло свое значение.

Советские бойцы водружают знамя победы на Браденбургских воротах Фото: StateHistoricalMuseum/Facebook

Можно вспомнить о той эволюции, которую претерпевал День Победы в России в постсоветские десятилетия: как в середине 90-х российские власти решили, наконец, вырвать этот день у представлявшей тогда реальную опасность коммунистической оппозиции (регулярно организовывавшей массовые демонстрации 9 мая) и превратить День Победы в масштабно отмечаемый государственный праздник (наиболее ярким воплощением этих усилий стал военный парад в честь 50-летия Победы в 1995 году). Как затем уже в нулевые годы праздничная риторика постепенно отходила от советских стандартов: несмотря на подчеркиваемый во время президентства Бориса Ельцина разрыв с советским периодом истории, власти долгое время не могли придумать новое значение для Дня Победы и повторяли принятые в позднесоветские годы формулы, слегка приспособленные к новым реалиям. При этом новая риторика становилась более торжествующей и агрессивной, а на низовом уровне распространялись различные варианты формулы «можем повторить». Впрочем, едва ли любые сожаления о том, что празднование Дня Победы начало эволюционировать именно в эту сторону, могут что-то исправить. Все, к чему прикасается нынешнее российское государство, так или иначе приобретает такой вид — становится чем-то массовым, вызывающим вопросы с точки зрения вкуса и такта, но, в конце концов, привычным. Высказывания и намеки на тему «можем повторить» и напоминания о военной мощи в конце концов перестают вызывать и воодушевление одних, и возмущение других, оставляя лишь усталость и зевоту, как и любые постоянно воспроизводимые лозунги.

Генерал армии Владимир Говоров и маршал Советского Союза Виктор Куликов (в автомобилях ГАЗ-14-05) на параде ветеранов Великой Отечественной войны в день 50-летия Победы Фото: Vitaliy Saveliev/RIA Novosti archive

И все же День Победы или, если кому-то угодно, окончания войны, при всех специальных стараниях либо невольных движениях к предсказуемому результату, не сводится к официальным форматам празднования. Даже с учетом того, что живых участников войны почти не осталось, да и свидетелей становится все меньше, война остается общенациональным переживанием, сохраняющимся в семейных воспоминаниях, культуре, языке — и просто в самой ткани нашей жизни. Опираясь именно на это, нынешняя государственная власть попыталась сделать из дня, который помнят и чтят и без напоминаний по федеральным телеканалам, некое важное торжество, объединяющее нацию. Возможно, сделано это было потому, что сопоставимое объединяющее событие в истории XX века найти действительно сложно. Но все же эта новая государственная печать на дне 9 мая не может полностью заменить его смысл как действительно события, объединяющего общество и нацию. И в этом смысле, как и всякое другое объединение общества, оно едва ли может остаться полностью нейтральным и безопасным для власти.

Такая угроза сейчас следует не из чьей-то критики георгиевских ленточек или каких-то не вполне уместных новых атрибутов праздника, а из самой возможности объединиться и вспомнить о собственном прошлом. Массовые шествия «Бессмертного полка» сейчас видятся чем-то полностью отвечающим принятому официальному нарративу об объединившей всех победе. Люди действительно готовы выходить на улицу с портретами своих воевавших предков. Однако, как и любой акт, обращенный к общему прошлому, такое действо может жить собственной жизнью — и предсказать, что оно будет значить для каждого из участников сейчас или на следующий год, не так-то просто. В колоннах подобных шествий могут пройти люди с совершенно разными взглядами на прошлое и настоящее, несущие портреты предков с разными судьбами — торжествующих победителей и пропавших без вести в первые дни войны, дошедших до Берлина и оказавшихся в плену, тех, кто почитал генералиссимуса Сталина, и тех, кто проклинал его имя.

Само движение таких «Бессмертных полков» по улицам России (не будем говорить о других странах) — это зачаток живого совещания о прошлом, о том, как воевали деды, были ли оправданны их жертвы и что значила та победа для каждой конкретной семьи. А из таких вопросов о прошлом могут складываться и отправные точки для того, чтобы сформулировать требования к настоящему и будущему. В ситуации, когда другие способы воздействовать на окружающую действительность отсутствуют, любые возможности для выражения общественной солидарности могут иметь неожиданные последствия. Как знать — может, в том числе и ради этого когда-то воевали деды.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

9 Мая принадлежит народу, а не государству. И ради этого стоит выходить на площади
Колумнист «Сноба» — о том чувстве, что неизбежно возникает каждый год во время майских праздников

Новости партнеров

Политик Леонид Гозман считает, что требования благодарить СССР за избавление от Холокоста неуместны и безнравственны. «Сноб» решил предоставить слово журналисту и политологу, одному из ветеранов демократического движения Александру Механику, мнение которого резко расходится с мнением Гозмана