Все новости

Редакционный материал

Добавочный 1488. Как идеолог русского марша Демушкин провозгласил себя главой Барвихи, но обманулся

Недавно вышедший из тюрьмы националист Дмитрий Демушкин сообщил СМИ, что возглавил сельское поселение Барвихинское. Здание администрации Барвихи при этом находится под контролем местного чиновника Германа Потапчука, а Демушкин тем временем организовал «собственную администрацию» в доме бизнесмена, называющего себя сыном Фиделя Кастро — напротив, через дорогу. «Сноб» рассказывает, как в поселок, где живут высшие российские чиновники, пришла политическая смута, а вместе с ней — Дмитрий Демушкин

17 Май 2019 17:25

Глава Барвихи в изгнании

Дмитрий Демушкин Фото: Анастасия Карагодина

Вторник, рабочий день в разгаре, но Дмитрий Демушкин сегодня на работу не поедет. Во-первых, добираться до нее из Братеево, где он живет, почти два часа. «Обычно за мной присылают машину, но ехать очень долго, — объясняет он. — Мне там предложили в принципе трехэтажный дом пустующий, и я сейчас думаю: может, переехать?» Так как Демушкин пока не стал жителем элитного подмосковного поселка, мы встретились у скромной шашлычной на окраине спального района Москвы, который много лет назад стал его штаб-квартирой: когда-то неподалеку гремел запрещенный ныне «Русский марш», а на полянке около Москвы-реки уже десять лет проходят организованные им бесплатные тренинги по казачьему ножевому бою.

Я пытаюсь пошутить про соседство с вокзалом «Южные ворота», на который ежедневно приходят автобусы с нелегальными мигрантами, но Демушкин пропускает шутку мимо ушей и только вздыхает: «Да, все рядом». Заходя в шашлычную, он дружески кивает кавказцу, чистящему огромный мангал, и садится за столик. Националист Демушкин не ограничивается уважением к Рамзану Кадырову и снисходительным отношением к украинским радикалам. Он признается, что способен даже полюбить еврейку или таджичку: «Влюбляешься же не рассудком. Например, была девушка — наполовину армянка, наполовину чеченка. Не то чтобы влюбились, но хорошо общались и дружили». 

Дмитрий Демушкин Фото: Анастасия Карагодина

На столе тем временем появляется чайная пара с традиционными узбекскими узорами. Я спрашиваю Демушкина, почему, при всей широте взглядов, его номер телефона по-прежнему оканчивается на цифры 1488. Он объясняет это удобством: «Если вы общаетесь где-то в правом сообществе, то это тот номер, который можно не записывать: люди сразу запоминают. Раньше у меня был шикарный номер 0181488. Теперь такой стоит больше ста тысяч. Но когда я вышел, он уже был отдан другому абоненту, кстати, тоже правому. Поэтому я попросил того, кто подарил мне тот номер, организовать новый, чтобы тоже оканчивался на 1488». Подтверждая свое хладнокровное отношение к фашизму, Демушкин отмечает, что в качестве избранного главы Барвихи готов был произнести речь 9 мая, и только в последний момент передумал, потому что против него «готовилась провокация».

Прогуливать работу, которая по идее оплачивается из бюджетных средств, приходится не только из-за расстояния, разделяющего московский юг и элитный подмосковный запад: на протяжении нескольких дней с момента, когда новость о его назначении главой Барвихинского сельского поселения подхватили федеральные СМИ, у Демушкина бесконечные интервью и встречи, сидеть на одном месте не получается. «Да, давайте в два, но имейте в виду, что мне в четыре — в Госдуму, и если не успеем — закончим в машине», — договаривается он с очередным журналистом по мобильному телефону. «Что я говорил?» — произносит он, поднимая на меня уставшие глаза.

Дмитрий Демушкин Фото: Анастасия Карагодина

Демушкин признается, что очень мало спит, потому что совещается с коллегами «чуть ли не до часа ночи». 40-летний националист выглядит потрепанно: рыжая борода будто немного выцвела, серое лицо при любой эмоции собирается в огромную морщину, глаза — красные, тусклые. Два с половиной года в тюрьме, куда он попал за размещение в соцсетях фотографий с «Русского марша», забрали у него 30 килограмм веса и бизнес по пошиву женских платьев. Незадолго до ареста Демушкин говорил в интервью: «Я пожаловался недавно на репрессии одному очень крупному чиновнику из Администрации президента, с которым мы недавно пересеклись. Он улыбнулся и сказал: “Дмитрий, я не понимаю вашей печали. Может быть, для вас это лучший выход, если вам дадут сейчас два-три года и не убьют. Вы всю смуту пересидите”». И хотя теперь освобожденный в связи с декриминализацией статьи 282 за 15 суток до окончания срока Демушкин с грустью констатирует, что его политическое движение разгромлено, а соратники либо в тюрьме, либо бежали из страны, сам он за последние пару недель сделал головокружительную карьеру. В начале мая Демушкин стал замом главы администрации по культуре, спорту и молодежи в богатейшем сельском поселении в стране, а затем, почти сразу, возглавил местную администрацию.

Дмитрий Демушкин Фото: Анастасия Карагодина

Демушкин рассказывает, что получил предложение о трудоустройстве неожиданно, 7 мая. «Стать главным специалистом мне предложила местная инициативная группа, в ней есть и депутаты, но в основном — простые местные жители, если, конечно, так можно назвать людей из Барвихи. В Барвихе я до того бывал часто, у меня там были свои дела: я помогал строить храм, секцию хотели открыть, — говорит Демушкин. — В тот же день я по скайпу недолго пообщался с главой местного совета депутатов Сергеем Теняевым, а уже вечером был подписан приказ о моем назначении. Утром следующего дня было совещание в Барвихе, я познакомился со всеми действующими лицами. Был обозначен круг задач, я рассказал, как бы я их решал. После совещания и объезда территорий мне предложили возглавить администрацию», — с легкостью рассказывает он о том, как стал главой Барвихи, словно речь идет о трудоустройстве кассиром в супермаркет.

Впрочем, три пункта его программы подошли бы и для президентской кампании в какой-нибудь небольшой стране: «победить нелегальную миграцию», «открыть выход к воде» (что бы это ни значило) и «сохранить суверенитет», то есть сделать так, чтобы «поселение не вошло в состав Одинцовского городского округа». Для этого Демушкину придется совершить невозможное, потому что поселение уже в составе округа.

Деревня Барвиха Фото: Анастасия Карагодина

Администрация в осаде

Барвиха — это деревня и одноименный поселок на 7 тысяч жителей с почти миллиардным бюджетом. Как это часто бывает, жители двух частей одной Барвихи взаимно недолюбливают друг друга. Поселковые скорее поддерживают коммуниста Теняева и его назначенца Демушкина, а деревенские недолюбливают власть в принципе. К счастью и для тех, и для других, их разделяет расстояние в пару километров и спецтрасса. От центрального барвихинского перекрестка, где стоит люксовый деревенский концертный зал «Барвиха Лакшери Вилладж», расходятся три дороги: на восток — деревня Барвиха и резиденция губернатора Воробьева, на юг — поселок Барвиха и город Одинцово, на запад — резиденция Владимира Путина. И, похоже, нигде сейчас точно не понимают, кто на самом деле руководит поселением. 

До недавнего времени Барвиха имела статус муниципального образования и управлялась почти как парламентская республика. Жители выбирали совет депутатов, те выбирали главу поселения, главного человека в Барвихе. В прошлый раз главой совета выбрали коммуниста Теняева. После согласования нескольких кандидатур в одинцовской администрации он назначил руководителем администрации единоросса Германа Потапчука. Но отношения у них не сложились. Опрошенные мной барвихинских депутаты и местные активисты, несмотря на разные политические взгляды, сходятся в следующем. Теняев — «солдат: скрытен, малоразговорчив, груб», но вызывает уважение, потому что «никогда не прогибался под систему и отстаивал муниципалитет». Потапчук «украл 16 миллионов, выделенных на уход за памятниками», при этом «и его враги, и друзья говорят, что работать он умеет, откликается и делает все быстро». Теняев — то ли «единственный, кто выиграл выборы честно», то ли «пришел к власти в Барвихе, так как был компромиссом для тех, кто решал, кому возглавить поселение». Потапчук — либо «ставленник одинцовской власти, потому что организовал фальсификации во время голосования за объединение с городом Одинцово», либо «человек, которому хочется о себе так думать».

Администрация Барвихи Фото: Анастасия Карагодина

В январе вступил в силу закон, по которому Барвиха стала частью городского округа Одинцово. Сейчас управление поселением постепенно переходит к городскому совету депутатов, процесс должен завершиться 7 июля. В конце апреля Теняев, должность которого автоматически упразднена, стал депутатом городского округа. Функции главного человека в Барвихе в переходный период должны были перейти к руководителю администрации Потапчуку. Своим последним кадровым решением Теняев убрал Потапчука с должности и вместо него назначил Константина Гаврикова — человека, имеющего в поселении репутацию «алкоголика, крикуна и дебошира». Его как минимум однажды штрафовали за вождение в нетрезвом виде, а на следующий день после назначения главой администрации ему вынесли приговор за нанесение побоев средней тяжести, который сейчас находится в стадии обжалования.

Сторонники Потапчука считают это назначение, а значит, и все последовавшие незаконными, поскольку Константин Гавриков на момент вступления в должность не был сотрудником администрации, что оговаривается в уставе поселения. Причин снятия Потапчука, предположительно, две. «Во-первых, это просто приятная месть за все их склоки, — считает один из бывших муниципальных депутатов. — А во-вторых, Теняев давно обещал Потапчука выгнать на хер, и перед выборами в депутаты решил свое обещание реализовать. А вот дальше началась полная херабора».

Поселок Барвиха Фото: Анастасия Карагодина

Уже через несколько дней Гавриков передал полномочия Андрею Ходыреву, отойдя от дел по состоянию здоровья, а Ходырев еще через несколько дней оставил вместо себя Дмитрия Демушкина — в связи с уходом в отпуск. «Эта история с отречением в пользу Демушкина показывает, что хоть Потапчук — жулик и вор, никакой нормальной альтернативы ему у нас нет», — резюмирует одна из местных активисток. Потапчук после увольнения решил не отдавать должность и заперся в здании администрации вместе с 15 сотрудниками. Они держат оборону уже почти месяц, и пока что ЧОПовцы верны Потапчуку, охраняют здание круглосуточно — это позволяет сотрудникам по вечерам уходить домой. Гавриков, Теняев и несколько местных жителей несколько раз пытались пройти в здание администрации, один раз Потапчук отбивался от них лично. На ютюбе есть запись от 6 мая: Герман Потапчук бьет Гаврикова в челюсть и закрывает дверь:

— Зафиксировали, зафиксировали? — радостно спрашивает Гавриков сотрудника полиции. 

— Да, он ударил тебя, — устало говорит полицейский.

— Отлично! Отлично, Герман Валерьевич! — кричит скрывающемуся в здании Потапчуку Константин Гавриков.

— Вот это да! Молодца! — вслед за Гавриковым радуется какая-то женщина и начинает аплодировать. Полиция, приставленная следить за тем, чтобы политики не передрались, остается безучастной.

Хотя Одинцово официально признало Потапчука настоящим главой Барвихи, полиция старательно держит нейтралитет. «Мы здесь ни на чьей стороне, — рассказывает мне сонный лейтенант из машины ППС, припаркованной возле администрации, — я просто общественный порядок охраняю, чтобы они не поцапались опять. А так — пусть сами решают, кто здесь главный», — пожимает он плечами и отворачивается с явным желанием подремать.

Администрация Барвихи Фото: Анастасия Карагодина

Вход в администрацию ограничен — только в приемные часы, строго по одному и не для каждого: журналистов и оппозиционно настроенных местных жителей туда, как выяснилось, не пускают. Вышедший покурить чиновник деланно удивляется: «А кто такой Демушкин?» — и спешно заходит в здание. Охранник закрывает за ним дверь, копируя вопрос вплоть до интонации: «А кто такой Демушкин?» Чиновница, работающая в кабинете на первом этаже, при упоминании фамилии националиста спешно закрывает окно. Корреспонденту «Сноба» пришлось провести около администрации два часа, прежде чем удалось поговорить хоть с кем-то: но мужчина, вышедший из здания к своему Mercedes, оказался тем самым Германом Потапчуком.

— Действия, связанные с назначением этого гражданина, носят противоправный характер и не могут быть выполнены в силу требований законодательства, — блестяще пользуясь языком пресс-релиза, объяснил Потапчук.

— Поэтому исполнение обязанностей осуществляю я как руководитель администрации. Нами по факту противоправных действий направлены заявления в судебные и правоохранительные органы.

Дмитрий Демушкин Фото: Анастасия Карагодина

— Если резюмировать то, что вы сказали: Демушкин никто и не имеет власти? 

— Да, — радостно подтвердил Потапчук. — Он ни разу здесь не появлялся и, судя по тем комментариям, которые мы слышали, в общем-то и не собирается появляться в здании администрации. Официальных документов мы вообще никаких не видим — это либо копии, либо фотокопии. И устные заявления. А на сегодняшний момент администрация работает в штатном режиме, население принимается в соответствии с графиком, — зачем-то решил очевидно приврать Потапчук.

Жители за забором

Местный бизнесмен, арендующий помещение в здании администрации и тоже уставший от осады, оказался значительно импульсивнее главы. Он сжимает в руках пневмонасос. Массивный прибор в его руках придает словам убедительности: «Понимаете, здесь уже все ржут, начальник милиции подъехал: ха-ха-ха. Не хочется просто окунать людей, пардон, в это дерьмо, которое здесь происходит. Какой, к черту, Демушкин? Ребят, ну, это несерьезно уже, ну правда». Мужчина кивает на двери администрации и рассказывает, как Гавриков пытался взять ее штурмом. «Да, он и еще какой-то с ним пытались ворваться в здание. Им сказали: “Ша!” Закрыли дверь. Раза три-четыре они пытались права качать. Вроде двое, а следом быстро возникает еще один с телефоном, другой. Как “навальнята”, которые тоже ходили сюда. На выборах последних. Только “а?” — а вокруг тебя уже телефонов штук сорок. Главная проблема тех, кто сейчас воду мутит: ни семьи нет, ни детей, даже не знаю — бабы есть или нет? Сплошная революция, вечная борьба. Резервацию бы им сделать, пусть играются там, не мешают работать». 

Памятник перед Администрацией Барвихи Фото: Анастасия Карагодина

Рядом с администрацией почта — каменный новодел, закрыта, школа — частная, охранники не дают комментариев; памятник павшим воинам со свежим венком, продуктовая палатка с колбасными нарезками и минералкой, единственная альтернатива в шаговой доступности слишком дорогой для некоторых местных «Азбуке вкуса». Продавщица Света, «сама раздорская», то есть из соседней с Барвихой деревни Раздоры, глядит «на богатых» с плохо скрываемой ненавистью. Забирая детей из школы, где месячное обучение не покрыть годовой зарплатой Светы, они иногда заходят в ее магазин. Вот как сейчас:

— Э-э-э, а вода есть у вас?

— 25 рублей, — сухо чеканит Света.

Женщина роется в сумке Dolce&Gabbana, чтобы найти несколько монет. Ее дочери не терпится попить, и она хватает бутылку.

— Так, двадцать, — кладет она мелочь на прилавок. — Подожди, дочь, у меня только евро!

Когда они уходят, Света презрительно смотрит им вслед. «Евро», — через губу передразнивает она. Входит Павел, ее знакомый:

— Паш, ну что у нас творится за смута? Кто виноват?

Продавщица Света Фото: Анастасия Карагодина

— Все виноваты. Однозначно все, — машет рукой. — Да не они же здесь правят!

— А кто?

— Иванов (глава Одинцовского района. — Прим. ред.). А он делает то, что ему скажут. Тут спустись к реке, пройдись по берегу и поймешь (имеются в виду участки первой линии, принадлежащие чиновникам. — Прим. ред.). Кстати, странно, что этих, которые с Демушкиным, до сих пор не прикрыли. 30-го числа у нас (на площади перед зданием администрации. — Прим. ред.) был МЧС, пожарные, скорая помощь. Это ж они вызвали, и им за ложный вызов — ничего. Заявили, что бомба в администрации!

— А в этот момент мусульманин расстилает коврик и начинает молиться, — добавляет Света.

— Пиарятся, — машет рукой Павел.

— Я вообще не понимаю, что у нас происходит, — сетует Света.

— Просто очень разобщенная деревня у нас, на самом деле, — говорит Павел после небольшого раздумья, — Настоящих местных жителей осталось семей 15, может, 20. А жителей дохрена — и никому дела нет. Они за забор спрятались — и всё.

Маленький магазинчик у администрации Барвихи Фото: Анастасия Карагодина

Своим историческим названием Оборвиха — то ли оборванка, то ли места вокруг бора — деревня Барвиха перестала называться сто лет назад. Леса начали вырубать в нулевые, а богатые, поселившиеся здесь в девяностых, постепенно выдавливают бедных. Социальное неравенство еще читается по заборам, тем более что кроме них смотреть здесь особенно не на что. Вот — пятиметровый добротный каменный, оплетенный виноградной лозой и колючей проволокой, забор; напротив — двухметровый из железных листов, выкрашенных зеленой краской. За одним — дорогущая камера наблюдения, а напротив — антенна, сделанная из пивных банок. Объявления предлагают «купить лом дорого», сходить в ДК «Барвиха» на сольный концерт «Моя Россия» звезды жанра «неошансон» Алины Делисс. Пешеходов на узеньких асфальтовых дорогах, тянущихся вдоль заборов, почти не встретишь, чаще с ревом проносится S-класс. Но вот рабочий-мигрант едет куда-то на велосипеде; он с трудом понимает, что я спрашиваю его о новом главе Барвихи, знаменитом русском националисте, который пообещал заняться вопросом нелегальных мигрантов. «Голова-мэр не знаю, не знаю! — взволнованно говорит он и прибавляет, словно для веса собственных слов: — Киргиз! Не знаю я, не знаю, не знаю», — садится на велосипед и скрывается за поворотом.

Деревня Барвиха Фото: Анастасия Карагодина

Виртуальная приемная

Ролики на ютюбе с официальными заявлениями самопровозглашенного главы Барвихи набирают пока не очень много просмотров. «Здравствуйте, мы сейчас находимся в виртуальной приемной, которую мы открыли в Барвихе, заниматься будем сейчас вопросами местных жителей. У нас на связи службы, у нас выехали сейчас люди, у нас одинцовский депутат сейчас, бывший глава поселения Барвихинское, тоже выехал, сейчас общается», — в кадре Дмитрий Демушкин, одетый в черную рубашку. В 90-е он в этом же образе ездил на облавы, которые устраивал с друзьями по качалке: на Арбате ловили панков и скейтеров, а на старом кладбище в парке Коломенское — металлистов и сатанистов. «Тогда можно было ездить в метро в черной рубашке, со свастикой на рукаве, и милиционеры даже не оглядывались, — объяснял он мне, сидя в братеевской шашлычной. — В то время свастики, Гитлер воспринимались как субкультурный протест молодежи, — объясняет Демушкин. — Была другая эпоха — Ельцина, перемен, кто-то хаера начал отращивать и в оранжевый цвет красить, как панки, а кто-то кричал “Гитлер!”».

С середины 90-х прошло 25 лет, фанатеть от Гитлера уже давно не модно, а среди нынешних соратников Демушкина поклонники одиозных коммунистических лидеров. В доме друга Демушкина, Александра Серегина, называющего себя сыном Фиделя Кастро и спасителем России, почти десяток мониторов. На них открыт какой-то новостной сайт. Пока здание администрации находится под контролем Потапчука, офисом новой власти Барвихи служит студия «домашнего телевидения» Серегина, которое называется «Я так думаю». «По виртуальной линии, правда, в тестовом режиме, это все будет работать, попытаемся пообщаться с жителями и взять на контроль, — продолжает говорить Демушкин в своем видеообращении. — Местные жители нас благодарят за то, что мы хотя бы смогли привлечь внимание к тому, что здесь происходило. Уже губернатор стал выезжать на объекты, — подводит он итог первым дням у власти. — Хищения и беспредел — всем было наплевать! Сколько заявлений кто ни писал — никому вообще не было дела. Стоило только прийти сюда Демушкину — и сразу всем стало дело». 

Дом Александра Серегина Фото: Анастасия Карагодина

За восемь минут, записанных на видео, никто из жителей на связь с виртуальной приемной не вышел. Как и в других видеороликах, где фигурирует приемная. Возможно, потому что ни один из опрошенных мной жителей Барвихи о ней не слышал, или обращения остались за кадром. Такой формат общения с народом «в Барвихе, которая является передовым поселком», придумал Александр Серегин. По его мнению, подобная модель упрощает взаимодействие с людьми: «Вот сидит этот Потапчук — сколько он может в день принять людей? Десять, максимум! А тут увеличиваются возможности». С Демушкиным Серегин знаком с середины нулевых, но говорит, что не причастен к его назначению. «Дмитрий Николаевич приезжал на субботник по благоустройству храма в середине апреля, таскал бревна. Я тоже там был. Там было много приличных людей. Узнали, что у него красный диплом, и предложили попробовать себя в качестве главы». Человека, пригласившего Демушкина, ни он, ни его друзья не называют. Известно лишь, что сам субботник был организован Вячеславом Агаджановым, владельцем известного в 90-е эскорт-агентства «Модус Вивенди», а ныне — президентом Фонда имени Сталина и человеком, который в 2004 году построил храм Святого князя Вячеслава Чешского в Барвихе. Храм, который приехал благоустраивать Демушкин, находится от храма Вячеслава Чешского в нескольких метрах, видимо, Агаджанов строит еще один.

Демушкин не стал отвечать на вопрос, является ли его назначение идеей Агаджанова. Существует еще одна версия, согласно которой предложение Демушкину сделал Андрей Ходырев, подписавший распоряжение о его назначении. Фигура Ходырева — самая загадочная в этой истории. Сергей Теняев рассказал о нем только то, что раньше Ходырев какое-то время работал в администрации (Потапчук это опроверг), отказавшись сообщить другие подробности. Никто из барвихинских активистов и депутатов с Ходыревым не знаком. «По одной информации он — полковник погранвойск ФСБ в отставке, по другой — член Одинцовского КПРФ, — говорит корреспондент “Ъ” Наталья Гордеева, общавшаяся с Ходыревым. — Он был вместе с Теняевым, когда того выбирали в совет депутатов городского округа, но я не знаю, в каких они отношениях».

Участок Александра Серегина Фото: Анастасия Карагодина

Сам Демушкин не смог ответить мне, почему Ходырев выбрал именно его. Также он отказался прислать подтверждения того, что с ним заключен трудовой договор и что ему из бюджета будет начисляться заработная плата; как и документы, подтверждающие, что ему выделен служебный автомобиль. Он также не смог сказать, сколько сотрудников находится у него в подчинении и какие функции они выполняют, отметив лишь, что их «достаточно». «Пока такой кипеж, никто не знает, у кого какие полномочия. А гербовая печать и все номерные бланки — у нас. Никто не может изготовить дубликат и что-то подписать. Они просто тянут время и воюют информационно», — говорит Демушкин, имея в виду администрацию Потапчука. Гербовые печати, впрочем, он никому не показывает, а смысл наличия номерных бланков и вовсе непонятен, если у него пока нет никаких полномочий. Впрочем, сам Демушкин уверяет, что все законно: «По бумагам у нас все законно. Процедуры все соблюдены. Поэтому нет полиции и судов. Иначе давно бы выкинули нас».

На вопрос, как можно выкинуть людей из частного дома, где располагается «виртуальная приемная», Демушкин тоже не ответил. Так или иначе, смута продлится не больше двух месяцев: после окончательного присоединения к Одинцовскому городскому округу на должность, которая появится вместо той, что не могут поделить сейчас Потапчук и Демушкин, людей будет назначать глава округа. Поэтому команда Демушкина решила играть ва-банк: экс-глава Барвихи Сергей Теняев заявил, что надеется сделать этим главой своего подопечного. На совете депутатов, который пройдет 7 июля, трое избравшихся туда барвихинских коммунистов — Теняев, брат Теняева Александр и его старый друг Владимир Кукин, — планируют предложить Демушкина в качестве кандидата от Барвихи. Что об этом думают остальные 37 членов совета, пока неизвестно.

Деревня Барвиха Фото: Анастасия Карагодина

— Вы знаете, что такое хайп? — спрашиваю я Демушкина в конце нашей встречи в братеевской шашлычной.

— Мм? — переспрашивает он так, будто не знает. И улыбаясь при этом так, словно смысл этого слова ему прекрасно известен.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Российский Ларри Флинт, женский омбудсмен, владелец стрип-клуба, миллионер, борец за мир, шоу-продюсер и общественно-политический деятель — вы не знаете Лаки Ли, но он спасет и вас, хотите вы того или нет
Как дети-беженцы в Москве учатся читать и считать и почему их не пускают в обычные школы

Новости партнеров

День народного единства задумали как новый национальный праздник, а он стал предметом для шуток. За годы существования его никто не понял и не полюбил