Все новости
Редакционный материал
«Недовольство нарастает постепенно».

Эксперты из России и Европы об итогах выборов в Европарламент

Результаты выборов в Европарламент не подтвердили апокалиптические ожидания триумфа ультраправых. Впрочем, правым популистам удалось добиться заметного успеха, кризис Евросоюза и разочарование народов нынешним состоянием единой Европы пока остаются сильными, а поведение избирателей — малопредсказуемым. «Сноб» рассказывает о ситуации, опираясь на мнения экспертов из России, Греции и других стран Евросоюза
29 мая 2019 16:22
Фото: Dirk1981/Wikipedia

Выборы в Европейский парламент, проходившие в различных странах ЕС с 23 по 26 мая, в каком-то смысле можно было считать замером уровня доверия самой концепции европейского единства в нынешней форме. Выборы в общеевропейский представительный орган проходили после сильнейших испытаний, которые пришлось пережить Евросоюзу в последние годы, таких как миграционная волна из стран Ближнего Востока 2015 года, так и не разрешившаяся кризисная ситуация вокруг выхода Великобритании из Евросоюза, замедляющаяся экономика, рост антисемитских и ксенофобских настроений и ряд других кризисных и проблемных ситуаций. На этом фоне многие наблюдатели опасались, что голосование может принести победу конгломерату различных правопопулистских сил: «Национальному объединению» Марин Ле Пен, британской UKIP, «Альтернативе для Германии» и другим партиям и движениям, которые крайне критически настроены по отношению к Брюсселю и склонны добиваться большей самостоятельности национальных государств Европы (вплоть до выхода из ЕС). Именно эти не вполне вписанные в сложившуюся политическую систему силы традиционно — с разной степенью обоснованности — подозреваются в негласном получении поддержки из России, которую, в свою очередь, подозревают в работе на углубление противоречий внутри ЕС.

Как бы то ни было, итоговые результаты выборов в Европарламент оказались скорее компромиссными. Хотя правым популистам удалось добиться очевидных успехов в некоторых странах ЕС, гораздо более убедительный результат показали традиционные «системные» партии.

Центр устоял

Наглядным примером победы правых и ультраправых популистов может служить Италия, где партия «Лига» нынешнего вице-премьера Маттео Сальвини получила около 30 процентов голосов избирателей. Добилось успехов и «Национальное объединение» Марин Ле Пен, получив больше 23 процентов голосов. В Венгрии, где премьер Виктор Орбан много лет твердо контролирует политическую обстановку, возглавляемая им партия «Фидес», также вполне критически настроенная к Брюсселю, получила более 50 процентов голосов. В Великобритании убедительную победу на выборах в Европарламент одержала «Партия Брекзит», возглавляемая бывшим лидером партии UKIP Найджелом Фарраджем. Впрочем, общее недоверие к системным партиям в охваченной острым кризисом вокруг перспектив Брекзита стране привело к тому, что традиционные крупнейшие партии — Лейбористская и Консервативная — потерпели поражение, заняв на евровыборах третье и пятое места с результатом 16,5 и 7,5 процента соответственно.

Однако в целом в Европе позиции удалось удержать традиционным партиям. В Германии блок ХДС/XCC стал очевидным фаворитом выборов, получив поддержку более 28 процентов избирателей. Во Франции «Национальное объединение» Ле Пен лишь на доли процента опередило партию «Вперед, республика», созданную Эмманюэлем Макроном. Да и в Италии правоцентристская Демократическая партия, в последнее время находившаяся в кризисе, сумела завоевать второе место на выборах в Европарламент с результатом более 22 процентов. Традиционным социалистам удалось одержать победу на голосовании в Испании и Португалии.

Греческая трагедия

Главными проигравшими на выборах можно считать несистемные левые партии. Самым крупным стало поражение в Греции левопопулистской «Сиризы», пришедшей к власти в 2015 году на волне протестов населения Греции против условий, навязываемых находившейся на грани банкротства стране ее европейскими кредиторами. Тогда по решению властей ЕС европейский Центробанк предоставил Греции обширные займы взамен на условия, предусматривавшие режим жесткой экономии и различные ограничения в субсидировании бизнеса и социальной политике. «Сириза» обещала пересмотреть достигнутые условия и добиться отмены обязательств по долгам, но в итоге согласилась на дополнительное ужесточение политики жесткой экономии. Теперь, находясь у власти, «Сириза» потерпела унизительное поражение на выборах в Европарламент. Хотя она и заняла второе место, разрыв с одержавшей победу правоцентристской «Новой демократией» составил почти 9,5 процента. Одновременно «Сириза» проиграла и проходившие в этот день муниципальные и региональные выборы. Это уже вынудило лидера партии и премьер-министра страны Алексиса Ципраса просить президента о досрочных парламентских выборах.

Эксперты и наблюдатели едины во мнении, что разочарование в политике «Сиризы», оказавшейся неспособной выполнить свои обещания избавить Грецию от долгов, стало решающей причиной поражения партии, но расходятся в объяснениях, почему это произошло.

«Левая “Сириза” последние пять лет обманывала граждан, — объясняет греческий журналист Димитрис Триандафилидис. — Эта партия пришла к власти, обещая принять закон из одной статьи, который отменит все обязательства перед иностранными кредиторами, под угрозой банкротства взятые на себя прежними правительствами. Но в итоге их правительство подписало еще два дополнительных меморандума с новыми обязательствами, а также предоставило право кредиторам Греции эксплуатировать ее природные богатства 99 лет. О таком ни одно правое правительство не могло даже подумать».

По мнению Триандафилидиса, критика «Сиризой» условий той помощи, которую предоставил ЕС экономике находившейся на грани банкротства страны, была популистской и нерациональной: «Греции — небольшой стране с 10 миллионами населения — предоставили 350 миллиардов евро. “Сириза” и ее лидер Ципрас говорили, что откажутся от этих долгов и будут спасать страну самостоятельно, а возможно, выйдут из ЕС и еврозоны. Но как? Сейчас Великобритания не может покинуть ЕС, поскольку не представляет последствий. А это страна, чей ВВП несопоставим с греческим. Европейский банк выдал Греции сотни миллиардов евро под 1,5 процента годовых. Можно сказать, что деньги эти страна получила даром, причем с рассрочкой выплат на несколько десятков лет».

Новые высокие налоги и не вполне ответственные заявления левой «Сиризы» относительно возможности пересмотра членства Греции в ЕС и НАТО, по мнению Триандафилидиса, усугубили общее раздражение греков от нынешней власти и определили крах «Сиризы» на евровыборах.

Катастрофа «Сиризы» привела к дискредитации всех «новых левых», и это одна из причин успеха правых популистов на этих выборах, считает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов, много лет проживший в Греции. «Когда-то “Сириза” настраивала общество на левое сопротивление евробюрократам, на этот опыт с интересом смотрели в Испании, Италии и многих других странах, — объясняет Колташов. — Ципрас воспринимался как энергичный, но все же корректный левый политик, который может вести борьбу против существующих порядков внутри ЕС. Но этого не произошло. Он сдался». По мнению Колташова, именно демонстративное унижение Ципраса, которому пришлось принять условия ЕС по оказанию финансовой помощи и признать все долги прежних правительств, повлияло на то, что европейский избиратель отвернулся от новых левых партий: «Грецию, которую возглавила “Сириза”, удалось поставить на колени. Это стало примером того, что тот, кто заикнется о сопротивлении европейскому Центробанку, потом приползет просить пощады. Народы Европы в 2015 году увидели, что Меркель — безжалостный палач, который ставит на колени ослушников».

Стоит заметить, что испанская левая популистская партия «Подемос», которую прежде сравнивали с «Сиризой», действительно потерпела поражение на нынешних выборах в Европарламент и ухудшила свое представительство в этом органе. Впрочем, не все согласны с тем, что проблемы подобных партий связаны именно с неудачей Ципраса. Польский политолог и один из лидеров левого объединения «Крытыка Политычна» Михал Сутовский считает, что причина здесь в системных свойствах подобных партий: «Партии, подобные “Сиризе” и “Подемосу”, потерпели неудачу, потому что не могли выстроить в себе собственно партийную идентичность. Они изначально содержат в себе ген движения массового протеста. Такие силы могут добиться яркого успеха, но пребывание на политической сцене в течение нескольких лет и создание каких-то долговременных структур просто входит в противоречие с самой сутью леворадикальных движений». По мнению Сутовского, посеянное подобного рода леворадикальными партиями в итоге могут пожать традиционные социалисты и социал-демократы. Просто потому что у этих партий есть привычные многолетние структуры, работающие с избирателем на местах. Именно так произошло в Испании, где на выборах одержали победу социалисты.

Расколотая Польша

Еще одной страной, где выборы в Европарламент стали важной пробой сил в национальном противостоянии, стала Польша. Правление местной правоконсервативной партии «Право и справедливость» (ПиС), обладающей с 2016 года полнотой власти в стране, давно вызывает раздражение у местных либеральных и левых сил из-за навязывания национал-патриотической повестки, стремления дистанцироваться от ЕС и авторитарных тенденций (в частности, усиления контроля государства над общественными СМИ и стремления ограничить независимость судебной власти). Стоит заметить, что оппозиционные силы, объединившиеся вокруг либеральной партии «Гражданская платформа», находившейся у власти до 2016 года, всячески подчеркивали свою ориентацию на ЕС и провозглашаемые Евросоюзом ценности свободы, демократии и терпимости. Это было закреплено даже в названии «Европейская коалиция» (ЕК). Осенью этого года в Польше должны пройти выборы в Сейм, и кампания на евровыборах рассматривалась как генеральная репетиция перед ответственными национальными выборами, которые должны были показать решимость и силу новой коалиции. Итоговый результат, впрочем, оказался для оппозиции скорее разочарованием. ПиС получила более 45 процентов голосов, обойдя ЕК, которой удалось получить около 38 процентов голосов.

«Я предполагал, что ПиС обойдет ЕК, но не ожидал, что разрыв составит семь процентов. ПиС действительно удивила столь высоким уровнем поддержки, — говорит историк и политолог, чрезвычайный профессор Варшавского университета имени кардинала Стефана Вышиньского Антоний Дудек. — Думаю, причина здесь — очевидные успехи в экономике последних лет. На этом фоне критика ПиС за ее политические решения, такие как спорная судебная реформа, отходит на второй план. При этом надо учитывать, что рост доходов за годы правления ПиС произошел, прежде всего, у беднейших слоев».

Антоний Дудек обращает внимание, что победу ПиС одержала прежде всего за счет жителей малых городов и деревни, как правило, малообразованных и имеющих низкие доходы, и проиграла в крупных городах, где большинство населения настроено либерально. Кроме того, выборы сохранили и традиционное географическое разделение электоральных предпочтений, когда правоконсервативная ПиС побеждает в восточных воеводствах Польши, которые всегда настроены более консервативно и где лучше сохранились традиционные общественные связи. «Польское общество расколото — образованные и хорошо зарабатывающие жители больших городов против ПиС. А бедные и плохо образованные избиратели из малых городов стоят за ПиС стеной. Этот раскол углубился на евровыборах и практически не оставляет места для малых партий. Осенью мы, возможно, получим парламент, в который войдут только две группы — ПиС и коалиция их противников».

Михал Сутовский обращает внимание на то, что ПиС могла реализовать свою поддержку у жителей малых городов и сел во многом благодаря преимуществам правящей партии, обладающей организационными и финансовыми ресурсами: «Политики ПиС активно ездили по Польше, особенно по Малопольскому и Подкарпатскому воеводствам, где доля их поддержки традиционно сильна. Там они провели много встреч со своими сторонниками, прежде всего в малых городах и деревнях. К тому же они вложили в эту кампанию огромные деньги. Насколько я знаю, те кандидаты ПиС, которые победили в Подкарпатском воеводстве, потратили на нее около 2 миллионов злотых (примерно 520 тысяч долларов. — Прим. ред.) каждый».

По мнению Сутовского, нынешнее поражение не означает полную потерю шансов для «Европейской коалиции» одержать победу на выборах в Сейм. «У ЕК остается поле для маневра. Во-первых, явка была недостаточно высокой. Они могли бы мобилизовать избирателей на западе страны, где традиционно не поддерживают ПиС. Но важно, чтобы они разработали более конкретную программу. Пока их цели сводятся к одному тезису: отстранить ПиС от власти. Конечно, это важно, но недостаточно». Впрочем, по мнению Сутовского, для победы над ПиС коалиция включила в свои ряды самые разные оппозиционные партии, и выработать устраивающую всех программу будет очень непросто. Антоний Дудек, впрочем, сомневается в шансах на победу ЕК на осенних выборах: «Коалиция достаточно крепка: 38 процентов — вполне существенный результат, но у нее меньше мобилизационных возможностей. В городах с численностью населения выше 250 тысяч человек, которые являются верной базой поддержки коалиции, на выборах в Европарламент проголосовало 56 процентов избирателей. А в деревне, которая горой стоит за ПиС, явка была около 41 процента. То есть ПиС, если приложит усилия, сможет мобилизовать гораздо больше своих сторонников».

«Никакой революции не произошло»

Оценивать результаты выборов в Европарламент, где, несмотря на успех правых популистов, большинство осталось за традиционными партиями, можно по-разному. Василий Колташов смотрит на это как на пиррову победу традиционных европейских элит. После краха новых левых, как считает Колташов, сопротивление евробюрократам возглавили правые популисты — итальянская «Лига», «Национальное объединение» Ле Пен и некоторые другие. «Думаю, что эти силы уже некорректно называть евроскептиками — они уже откровенные противники Евросоюза. Также сложно теперь говорить и о еврооптимистах — я бы назвал их евролоялистами, поскольку в странах “старой Европы” ЕС в нынешнем виде уже не внушает широким массам никакого оптимизма», — поясняет Колташов.

Михал Сутовский относится к результатам спокойнее: «Я не характеризовал бы эти выборы просто как поражение левых и усиление правых. Это более сложное изменение баланса сил в Европарламенте. Но в целом большинство окажется у партий проевропейской ориентации».

«Никакой революции не произошло, — считает Антоний Дудек. — Конечно, результаты голосования во Франции и Италии — это результат недовольства общества традиционной либеральной элитой. На волне этого недовольства в Польше к власти пришла ПиС. Однако, например, во Франции на президентских выборах победил Макрон — типичный представитель этой же либеральной элиты». По мнению Дудека, нынешнее антиэлитарное голосование пока не означает фундаментальных перемен в политическом мире старой Европы. Италии и Франции далеко до того, что случилось в Польше, где, на волне раздражения части населения либеральными элитами, партии «Право и справедливость» удалось добиться уверенного превосходства и контроля над государственной властью. Не похожи эти результаты и на опыт Венгрии, где также на волне критики либералов установилось многолетнее правление консервативного популиста Виктора Орбана. «Недовольство нарастает постепенно», — замечает Антоний Дудек.

Автор: Станислав Кувалдин

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Константин Эггерт
Российские власти, вероятно, рассчитывают извлечь выгоду от выхода Великобритании из Евросоюза, однако еще более выгодная ставка для них — ближайшие парламентские выборы, на которых может одержать победу радикальный левый политик и противник НАТО Джереми Корбин
Станислав Кувалдин
Историю о том, что в Гданьске запретили исполнять «Темную ночь», преподносят как очередное доказательство польской «русофобии». Однако при всей неприглядности случившегося в ней можно увидеть и другое — возмущение многих поляков и напоминание о том, куда приводит «идеологическое руководство» музеями и исторической памятью вообще
Владислав Иноземцев
В последние годы многие авторитарные режимы добились существенных экономических успехов. Есть ли основания опасаться, что человечество стоит на пороге «нового Средневековья»?