Все новости
Колонка

Смертельные переговоры. Чем закончилась четвертая встреча четырех министров в Японии

3 Июня 2019 13:10
В Токио 30 и 31 мая прошли российско-японские переговоры в формате 2+2. Министры иностранных дел и обороны России — Сергей Лавров и Сергей Шойгу — встречались со своими японскими коллегами. Как всей четверкой, так и тет-а-тет. И на первый взгляд, переговоры окончились провалом

Встречи в формате 2+2 проводятся с 2013 года, и нынешняя — четвертая по счету. Казалось бы, такой формат весьма эффективен для обсуждения всех внешнеполитических вопросов. Хотя бы потому, что тот, кто не хочет говорить с Лавровым, станет говорить с Шойгу. Но японцы, судя по всему, оказались не готовы говорить с обоими.

Символизм, как обычно это и бывает в Восточной Азии, не подвел. Четыре министра встречались в четвертый раз в четверг — четвертый день недели. А четверка в Японии — несчастливое число, ее произношение созвучно слову «смерть». Собственно, итоги переговоров и выглядели как смерть попыток достичь с японцами какого-то компромисса по Курильским островам.

Так, министр иностранных дел Японии Таро Коно публично поднял вопрос о российских военных учениях на Курилах. По его мнению, они неприемлемы. В ответ на это министр иностранных дел России заявил, что острова — российские и Москва будет делать на них то, что считает нужным. В свою очередь, российские министры раскритиковали планы Японии по созданию на своей территории системы противоракетной обороны, которая угрожает интересам и безопасности Российской Федерации. Глава же оборонного ведомства Такеши Ивая ответил, что система носит исключительно оборонительный характер (читай: создается для защиты от Ким Чен Ына и его ракет), посему не несет никакой угрозы ни России, ни каким-либо другим странам. Сами японские СМИ крайне скептически восприняли итоги саммита — как и японские власти. По данным японской Асахи, Токио отказался от подписания с Москвой в июне рамочного документа, описывающего условия и дорожную карту на пути к заключению мирного договора.

Острова — наши, ракеты — ваши

С точки зрения классической дипломатии все эти демонстративные противоречия, вынесенные на публичные выступления и пресс-конференции, показывают, что встреча провалилась. Что стороны не просто не смогли достичь соглашений, но и вконец разругались друг с другом.

Однако в случае российско-японских отношений реалии несколько иные. Да, японцы каждый раз возмущаются, когда вопрос касается Курил, но это скорее ритуальные возмущения. В Токио не признают, но понимают, что острова принадлежат и будут принадлежать России. Осознают, что Москва будет действовать на своей территории так, как считает нужным. Однако японские власти не имеют права молча взирать за этими действиями. Ведь если они не будут протестовать против российских учений, то тем самым признают, что острова принадлежат Москве, а такое признание не только ослабит переговорную позицию Японии, но и вызовет недоумение у японского населения. Поэтому Япония вынуждена идти по пути Китая и выпускать непонятно уже какое по счету «японское предупреждение», не имеющее никаких реальных последствий для того, кому оно предназначено.

Пресс-конференция по итогам российско-японских консультаций глав внешнеполитических и оборонных ведомств в формате «два плюс два» Фото: МИД РФ

В свою очередь, Москва возмущается системой ПРО на территории Японии не потому, что надеется ее убрать. В Кремле понимают — эта система жизненно важна для Токио. Не для запугивания Москвы, не для выражения «верноподданнических чувств» американцам и даже не для сдерживания КНДР, а для защиты от настоящего, стратегического врага Японии — Китайской Народной Республики. Поэтому японские власти пойдут на любые издержки для ее размещения, проигнорируют любые угрозы и возражения. Чем Россия отчасти и пользуется: громко возмущаясь ситуацией с ПРО, мы привязываем ее к перспективам российских уступок по Курилам.

По словам Сергея Лаврова, Москва не может пропускать мимо ушей то, что США в своих доктринальных документах объявили Россию противником, врагом и постоянно официально заявляют, что русских надо урезонить, в том числе и через некие превентивные военные меры. Агрессивная риторика Вашингтона сопровождается постоянным подтверждением японскими руководителями на высшем уровне фундаментального характера военного союза с США. Вот в Кремле и делают вывод, что Япония может служить плацдармом или полем для недружественных антироссийских мер, начиная с размещения американских систем ПРО и заканчивая попытками ограничить действия Тихоокеанского флота. В этих условиях ни о какой передаче японцам российской территории «в знак доброй воли» и речи быть не может. Таким образом, Россия нашла достойный предлог для того, чтобы каждый раз отвергать требования Токио по декларации 1956 года. На самом же деле позиция Москвы была обстоятельно сформулирована Путиным еще в 2016 году: «Мы считаем, что у нас вообще нет никаких территориальных проблем. Это Япония считает, что у нее есть территориальные проблемы с Россией. Мы готовы на этот счет разговаривать». 

Острова в сторону

Если Москва не намерена ничего отдавать, а Токио не собирается ни от чего отказываться, тогда разве есть смысл разговаривать и проводить такие встречи? Ведь и у Сергея Лаврова, и у Сергея Шойгу не настолько свободный график для того, чтобы тратить почти сутки только на перелет.

Смысл во встречах есть. И Россия, и Япония признают противоречия по территориальному вопросу, но одновременно пытаются обойти его, чтобы параллельно развивать отношения по другим направлениям. Японии это нужно хотя бы для того, чтобы Россия не ушла в альянс с Китаем и не помогала ему в будущем конфликте с японцами. России — для того, чтобы как-то диверсифицировать свои отношения с Китаем (дабы в Пекине не думали, что Москву можно продавливать по всем вопросам, ибо деваться ей в Восточной Азии некуда), а также для получения японских технологий и инвестиций для Дальнего Востока.

Так, например, Москва предлагает японцам совместное хозяйственное освоение территории Южных Курил. Сейчас ведутся переговоры по пяти направлениям: производство морепродуктов, выращивание овощей, туризм, утилизация мусора и ветроэлектростанции. Об успехах в закулисных переговорах никто распространяться не будет — стороны договорились «держать в секрете ход переговорного процесса». Это нужно и Японии, и России: вопрос Курильских островов уже давно стал частью внутренней повестки в обеих странах, и население против любой «сдачи позиции». Напомним: когда премьер-министр Синдзо Абэ несколько месяцев назад стал рассказывать, что вопрос вот-вот решится в пользу Японии, и давал понять, что Токио и Москва обсуждают судьбу жителей Южных Курил, в России поднялась волна недовольства. В итоге российские власти были вынуждены резко ужесточать официальную позицию по Курилам, которую принимало японское руководство, но которая в то же время возмутила японское население (искренне верящее в то, что Абэ вот-вот продавит Путина). В итоге уже в Японии поднялась волна недовольства, осложнившая для японского премьера дальнейший переговорный процесс.

Таким образом, четвертая встреча закончилась не смертью, а готовностью обеих сторон продолжить переговоры. Уже 29 июня Владимир Путин встретится с премьер-министром Абэ в Осаке на саммите «Большой двадцатки».

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В кинотеатре «Октябрь» 1 июня прошел бесплатный показ фильма Кирилла Серебренникова «Изображая жертву». После него состоялась беседа режиссера с продюсером Александром Роднянским. Модератором встречи была Наталья Киселева. «Сноб» записал этот разговор, в котором обсуждалось, чем живет современное российское кино, почему Серебренников любит «Мстителей» и ненавидит кинофестивали и сожалеет, что сериал «Чернобыль» сняли не в России. О деле «Седьмой студии» участники дискуссии не сказали ни слова
Виктор Ерофеев
Великая борьба за языковое равноправие, породившее множество феминитивов, одни из которых прекрасны, другие ужасны, а третьи — совсем никакие с точки зрения здравого смысла и законов нашего все еще патриархального языка, породила обратную реакцию. Лингвисты-маскулисты, которые долгое время сидели в окопах, зажмурившись, перешли в контрнаступление
Иван Давыдов
Ценности объединяют миллионы людей. Они помогают вместе одерживать победы, дают круг общения и чувство сопричастности. Но только не в российской политике