Все новости

Колонка

Чужая душа больше не потемки. Если у нее есть аккаунт в соцсетях

5 Июня 2019 11:30

Американские консульства по всему миру, в том числе в России, теперь при запросе на въездную визу в США будут просить предоставить данные аккаунтов в социальных сетях, электронной почты (в том числе старой, за пять лет) и мобильных телефонов (тоже за последние пять лет). Госдепартамент шагает в ногу со временем. И не он один. Таким шагом можно зайти очень далеко

Американские визовые новшества коснутся примерно 15 миллионов человек по всему миру, которые обращаются как за неиммиграционными (в том числе учебными и деловыми), так и иммиграционными визами. Не коснутся они дипломатов и членов официальных делегаций. Ранее у тех, кто подавал заявление на визу, тоже иногда требовали данные аккаунтов в соцсетях, но лишь выборочно — если человек посещал, скажем, места, известные террористической активностью. Таких, попадавших под особый контроль, в год по всему миру набиралось тысяч 65. Теперь это коснется всех «апликантов». Если вы прикрыли свой профиль четыре года назад, то для Госдепа его придется вновь приоткрыть.

Если честно, при такой глубине изучения «визитера» уже совершенно непонятно, зачем нужны личные посещения посольств и консульств, — всю подноготную «кандидатов в туристы» можно выяснить в интернете и там же ему либо выдать визу, либо отказать.

Действия американского Госдепа — лишь одно из проявлений новой реальности, при которой наш «виртуально-цифровой» образ становится едва ли не важнее нашего всамделишного. В офлайне вы еще можете убедить партнеров и собеседников, что вы лучше, нежели вы есть на самом деле. А вот изрядно наследив в виртуальном мире, в том числе в форме так называемых big data, вы фактически раскрываете для умелых исследователей, в частности, из спецслужб, все свои тайные страсти и приверженности, привычки, манеры поведения, вкусы и так далее — все то, о чем вы никогда не расскажете с полной откровенностью даже своим самым близким друзьям.

И это еще американские консульские работники не требуют у вас (пока) распечаток переписки в мессенджерах. А вот китайский пограничник на въезде в страну вполне может потребовать показать содержимое вашего смартфона, в том числе мессенджеры, которые на нем установлены, и содержание переписки. Впрочем, в США также участились случаи, когда уже при пересечении границы иммиграционные службы требуют продемонстрировать содержимое ваших гаджетов — такой порядок существует уже несколько лет. Иногда просят показать и то, что хранится у вас в «облаке».

Фото: Pexels

Странно, что до сих пор американские консульства, как и консульства других государств (теперь они, конечно, последуют примеру США), не требовали раскрыть свое «виртуальное лицо». Многие исламские террористы, к примеру, в аккаунтах пишут и о том, что думают, и о том, что потом делают. Быть может, теперь просто формализована уже давно осуществившаяся негласная практика, тем более что Facebook вроде больше не дает возможности найти вас по электронной почте (которую и раньше требовали указывать в американских визовых анкетах).

Вообще в наше время человек без профиля в соцсетях становится во многих смыслах подозрителен. В России это все чаще оказывается либо чиновник, либо «чекист». К примеру, у «Боширова и Петрова», известных «солсберийских туристов», аккаунтов, насколько известно, не было. Так что теперь придется для таких случаев специально готовить «легенду» заранее, причем за пять лет до отправки на задание. Наверняка появятся и услуги по созданию «правильной истории жизни» для тех, кто ищет хорошую работу, собирается делать карьеру, особенно в госорганах. Да и для подачи на ту же американскую визу еще начнут консультировать, что можно, а что нельзя писать в Facebook. Впрочем, еще сильнее, конечно — с каждым годом все сильнее — заработает самоцензура.

Изучение профилей в соцсетях давно стало распространенной корпоративной практикой. Случаев увольнений людей за то, что они написали что-то «не то», уже многие тысячи по всему миру, в том числе в странах, вроде бы известных своей терпимостью и политкорректностью, типа Швеции. По сути, человек, ассоциирующийся с той или организацией, компанией, университетом и тем более государственной или муниципальной структурой, рассматривается службами HR как элемент «неформальной пресс-службы». Составление «кодексов» поведения в соцсетях давно стало корпоративной нормой на Западе, становится и у нас.

В США, по данным исследования портала CareerBuilder, в прошлом году 70 процентов работодателей изучали аккаунты в соцсетях соискателей на должность, в более чем 40 процентах случаев именно изучение аккаунтов привело к тому, что работника на должность не брали. 43 процента работодателей мониторят соцсети своих уже нанятых работников.

А как у нас? Наши работодатели — куда бо́льшие «вуаеристы», оказывается, нежели американские, если верить Службе исследований Career.ru: проверку кандидатов при найме на работу проводят не менее 84 процентов работодателей. Если считать, что уровень нетерпимости (всякой) и недоверия в нашем обществе довольно высок, то «чувствительными» могут оказаться немало тем и публикаций, в том числе политических оценок и суждений. Но при этом, если верить аналитическому центру НАФИ, лишь 10 процентов работников-россиян подозревают своих работодателей в слежке через соцсети и еще 24 процента не исключают такой возможности. Зато 67 процентов опрошенных ограничивают возможность просмотра своих профилей. Жалкие 10 процентов лично у меня вызывают скепсис: это либо какая-то наивность, смешанная с пофигизмом, либо запредельная идеализация работодателя.

Рано или поздно те же соцсети станут непременной составной частью тоталитарного контроля за поведением граждан

А вот что касается ограничения доступа к аккаунту, то в Америке пошли дальше и смелее. Еще недавно было весьма широко распространено требование работодателей к работникам предоставить не только логин, но и пароль от своих аккаунтов. Согласитесь, мы все же по этой части уважения к privacy еще как-то держимся: о широком распространении такой практики у нас не слышно.  Хотя на самом деле ничто не мешает работодателям-самодурам и сатрапам, узнав, что подобное теоретически возможно, начать предъявлять и такие требования. Законодательных ограничений у нас на этот счет нет никаких. Что касается США, то там спохватились, и сейчас примерно в двух десятках штатов требовать пароли от аккаунтов в соцсетях запрещено законом. Особенно часто такой запрет действует в отношении работников образовательных учреждений и студентов. Впрочем, для администраторов внутренних сетей любой приличной компании не проблема «отмониторить» все, чем занимаются сотрудник в рабочее время на рабочем месте, используя рабочий компьютер.

У нас несколько лет назад был принят закон, согласно которому государственные и муниципальные чиновники обязаны ежегодно подавать декларацию не только о доходах, но и о своей «деятельности в интернете». Требование, как у нас любят, доведено до абсурда, он же профанация: если понимать его буквально, то надо вспомнить, на каких сайтах вы оставляли свои персональные данные за год (что невозможно и бессмысленно). В отношении кандидатов на госдолжность это требование распространяется на три года.

Если раньше (при президенте Медведеве) активность представителей государства в публичном виртуальном пространстве хотя бы негласно поощрялась, то теперь на вооружение взят принцип «лучше жевать, чем говорить». Тем более что многие российские чиновники, да и политики просто не умеют адекватно общаться «в паблике», в том числе потому, что не имеют за спиной опыта публичной именно конкурентной политики или, скажем, опыта публичных открытых дебатов, практику которых в той же Америке проходят еще со школы.

Сегодня среднестатистический российский чиновник предпочтет самоудалиться из соцсетей, чтобы не светиться и тем более не отчитываться перед начальством. Тогда как тот же Госдеп поощряет интернет-активность своих работников, сопровождая это, правда, весьма детализированным кодексом поведения. У нас же за весь МИД одна Мария Захарова отдувается. Это к вопросу о том, кто и как умеет и хочет использовать «мягкую силу».

Ну, а если заглянуть в чуть более отдаленное будущее, то поскольку оно видится преимущественно тоталитарным, то рано или поздно те же соцсети станут непременной (а может, и обязательной) составной частью тоталитарного контроля за поведением граждан. И это одна из причин, почему тот же Facebook спецслужбам блокировать на территории РФ пока невыгодно — по крайней мере, до создания ему адекватной отечественной замены. А иначе как они будут следить за «юзерами»?

Возможно, в недалеком будущем гражданам даже будет «настоятельно рекомендовано» иметь и регулярно обновлять свой аккаунт. И если вы забудете вовремя написать там что-то «конструктивное» и благожелательное, вам напомнит какая-нибудь «полиция интернет-этики»: мол, что это вы, гражданин хороший, долго молчите? Может, недовольны чем? Всем довольны? Ну тогда так и напишите, поделитесь своей радостью с миром, непосредственным начальством и радеющей о вас властью. Не держите это в себе, мы все равно о вас все узнаем. Если захотим.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Начальству не терпится наказать болтунов, дабы другим неповадно было. Активные граждане, полагающие, что не надо в России засекречивать все подряд, интересуются устройством нашей бюрократической машины. Отдельной строкой поставим и такой вопрос: а что если прогремевшая статья, объявленная лживой и нарушающей редакционные стандарты, была образцом журналистской работы? Или же речь идет о каком-то другом тексте?
4 июня вышла финальная серия мини-сериала «Чернобыль», рассказывающего об аварии на Чернобыльской АЭС, произошедшей 26 апреля 1986 года. Михаил Конев, политик, автор телеграм-канала «Ход Конева», объясняет, почему его нужно смотреть

Новости партнеров

Майский опрос ВЦИОМа показал снижение уровня доверия к Владимиру Путину до тринадцатилетнего минимума — 30,5%. Такие результаты заставили социологов изменить методику оценки. Судя по новым данным, опубликованным 31 мая, Путиным довольны больше 72% опрошенных. О причинах, которые заставили ВЦИОМ отказаться от привычной методики, а также влиянии опросов на политику Кремля «Снобу» рассказали политологи Дмитрий Орешкин, Сергей Цыпляев и социолог Григорий Юдин