Top.Mail.Ru

Колонка

Цыганщина и архаика. Едва речь заходит о межнациональных конфликтах, как вылезают древние инстинкты

19 Июня 2019 11:15

В селе Чемодановка Пензенской области в результате массовой драки между местными жителями и цыганами один человек убит, более 170 задержано. Для подавления беспорядков в село прибыл губернатор области Иван Белозерцев в сопровождении следователей, в том числе из Москвы, ФСБ и ОМОНа

В основе — бытовой конфликт. То ли «просто дети поссорились на пруду» (версия лидеров диаспоры), то ли цыгане приставали к местной беременной жительнице, угрожая ее изнасиловать. В итоге бунт с поножовщиной и «слава» на всю страну.

Таких конфликтов по всему миру да и у нас тоже — полно. Стычки могут происходить как между представителями разных национальностей, давно живущих рядом, так и между местными и «пришлыми», причем «пришлые» иной раз могут быть той же национальности.

Бывает, что и в Америке вызывают национальную гвардию для усмирения бунтов (как правило, чернокожих). По поводу Америки у нас пропагандисты любят в таких случаях порассуждать о «крахе национальной политики и расового мира», благо там это сразу в новостях. Новость из Чемодановки стала известна лишь благодаря «запрещенным на территории РФ» телеграм-каналам, и никто никаких «социальных корней» не ищет.

С цыганами в той же Европе — длинная и печальная история. Прибыв по непонятной причине из Индии сначала в Византию в ХII–ХIII веках, они затем двинулись на Балканы, во Францию и Испанию, достигнув к началу ХVI века Шотландии. И поначалу встретили везде вполне радушный прием. Ряд европейских монархов (французский и английский, например) предоставляли им охранные грамоты. Однако уже к концу ХVI века цыгане европейцам массово «разонравились», как теперь «разонравились» беженцы с Ближнего Востока. Везде стали принимать антицыганские законы. За триста лет таких в разных государствах наштамповали полторы сотни. Наиболее суровые — в протестантских странах. В Англии в 1554 году было предписано казнить цыган-мужчин, аналогичный эдикт был издан в Швеции в 1637 году. Габсбурги пошли еще дальше: в 1721 году было приказано вешать не только мужчин-цыган, но и женщин. Спасали их от массового истребления в Европе коррупция (подкуп чиновников), отсутствие эффективного репрессивного аппарата, иной раз — служба в армии (как в Швеции), когда не хватало рекрутов. Массовые притеснения продолжались до начала ХIХ века. В годы Второй мировой цыгане стали жертвами геноцида не только в Германии (притом что еще с 1906 года в Пруссии действовала так называемая Директива по борьбе с цыганским бесчинством), но и в ряде восточноевропейских стран (Польша, Югославия, Румыния).

В странах социализма, как и в СССР, после войны их пытались приспособить к оседлой жизни. Однако в 90-х все вернулось на круги своя — к кочевничеству и попрошайничеству. Возвращение в архаику произошло легко и непринужденно. В ответ — антицыганские погромы, счет которым в 90-х шел на десятки в Болгарии, Польше, Румынии, Венгрии, Хорватии. Оттуда цыгане были фактически «депортированы» новыми демократическими властями на Запад. Где им оказались тоже не рады. Ограничения по местам расселения цыган существуют в Италии. Во Франции была предпринята попытка массовой их депортации в годы правления Николя Саркози.

В России, где они появились в начале ХVIII века, отношение к пришлым было не в пример более терпимым. Хотя большевики и прозвали Российскую империю «тюрьмой народов». В вопросах проживания в крупных городах действовали некоторые ограничения, но оседлые цыгане вполне свободно селились и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Сталин взялся за цыган «построже». Поначалу их пытались «принудить к оседлости», загоняя в колхозы. Была и депортация: однажды теплым июньским днем 1933 года, отловив по всей Москве, цыган отправили эшелонами в так называемые «трудовые поселки» в Томской области (кроме тех, кто в то время был занят на строительстве метрополитена). Затем последовали такие же депортации из других крупных городов. Цыганам было запрещено селиться ближе 100 километров от Москвы и Ленинграда, столиц союзных республик, крупных или «закрытых» городов. В 1956 году было официально запрещено кочевничество. Зато отдельных «образцово-показательных» цыган всячески привечали, показывали на праздничных концертах (как певца Николая Сличенко), иногда вместе с медведями. Был организован цыганский театр «Ромэн».

Фрагмент картины «Высадка цыган рядом с Берном», 1485 Фото: Public domain

Современный человек легко скатывается в архаику и мракобесие, дай только повод. Жители Чемодановки, как и раньше жители Калининградской, Тульской областей, где были схожие конфликты и беспорядки, связанные с цыганами, или в Архангельской области, где бывший губернатор как-то сам предпринял «мини-депортацию», посадив цыган в поезд и отправив с глаз долой, в этом плане ничем не лучше и не хуже других, в том числе поляков, румын или венгров. Слово «депортация» срывается с уст легко. Нет никакой прививки от нее после сталинских кошмаров. Ее же могут завтра потребовать (да и сегодня требуют) по отношению к представителям других национальностей, которые «понаехали тут и наводят свои порядки».

На фоне сползания к архаике появляется множество разных слухов, тем более что замордованным СМИ не верят уже никаким. Слухи, как правило, преувеличивают масштаб бедствия и искажают причины начала конфликта. У россиян из Чемодановки тотчас проявился и другой «новомодный инстинкт» — перекрывать ближайшую федеральную трассу. В данном случае М-5 «Урал». В этом тоже есть что-то архаично-символическое: люди словно хотят отгородиться от «глобального мира». Есть в этом что-то и от английских «луддитов», ломавших машины в начале индустриализации, считая их причинами своих бед. В народной памяти живет представление о действенности такой формы протеста со времен борьбы против «монетизации льгот». Эти «варварские методы» видятся более действенными, чем какая-то там «политика». Тем более что никакой публичной политики в стране нет, не работают также придуманные искусственные квазиинституты типа всяких общественных палат и официозных форм межнационального диалога.

Власти, как правило, пасуют перед массовым протестом «простых людей», панически апеллируя к Москве, а также обещают «создать рабочую группу», что выглядит беспомощно. Никаких реальных социальных и экономических рычагов примирения с цыганами и неустроенной жизнью жителей Чемодановки у властей нет. Рабочие места, налоговые льготы, чтобы улучшить общую обстановку? О чем вы, это смешно. Обещают в селе создать отделение полиции. Вот вам и ответ на все вопросы.

Силовики при разгоне «бунтовщиков» Чемодановки и в других подобных случаях действуют не в пример деликатнее, нежели когда «винтят» на несанкционированных митингах интеллигентов и хипстеров в «зажравшейся» Москве. Силовики в душе наверняка сочувствуют чемодановцам и вместе с «коренным народом» сползают в ту же архаику. И вот, например, во время встречи с жителями села замначальника управления МВД по Пензенской области Вадим Ковтун на корявом языке служаки «успокаивает»: «В прошлом году здесь у нас открыли лабораторию ДНК. Мы своими силами можем провести экспертизы по выявлению генотипа, ДНК. Поэтому у всех взрослых, которые задержаны из числа цыган, 174 человека, это и женщины, и мужчины… Пока каждого не опросят, не допросят, не дадут каждому оценку, они будут находиться там», — рассказал полковник полиции. То есть у полковника ничего не «екает» от проведения генетического анализа по этническому принципу, не говоря о массовом задержании, проведенном по тому же признаку. Все призывы к многонациональной дружбе тотчас улетучиваются, все это фальшь, наружу выползают древние инстинкты.

Вместе с народом «нырнул в архаику» и губернатор Иван Белозерцев. Ну то, что инициирована — вдруг, массово и по этническому признаку — проверка прав на землю и недвижимость, регистрацию, а также законность подключения к газу, свету, воде, — это уже привычное дело. Избирательное правоприменение — норма современной России. А вот угроза применить закон о наказании за распространение «фейк-ньюс» — это из новенького. Теперь любая информация в случае чего объявляется властями «лживой», если она не совпадает с официальными пресс-релизами. Десятилетия борьбы за свободу слова и информации тотчас идут прахом. Понятий о современных методах информационной работы нет никаких. Ничего не привилось, вылез опять родной Угрюм-Бурчеев.

Ну и наконец, Белозерцев (он ведь из разряда «технократов»), словно махровый сталинский упырь, тотчас начинает искать — и, конечно же, находит — современный аналог «шпионов и вредителей». Губернатор, который в прошлом году после расстрела в колледже в Керчи, обещал наладить мониторинг соцсетей на предмет выявления «агрессивно настроенной молодежи» (отчета пока не было, много ли нашел?), теперь обвиняет в происходящем в Чемодановке Запад вообще и Америку в частности. «К большому сожалению, Америка, Запад загоняют огромные деньги на подготовку людей. Они есть в каждом регионе, они есть и у нас, которые хотят не решить проблему, а дестабилизировать ситуацию. Вы должны знать о том, что многие фейковую, ложную информацию загоняют сюда», — призвал к бдительности глава региона. В этой фразе, пожалуй, лишь одна дань «модернизации и прогрессу» — вот это вот его «к сожалению». Все остальное — из прошлого. Оттуда же все рецепты решения современных проблем.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Накануне «Прямой линии» с президентом «Сноб» выяснил у участников проекта, какие вопросы они бы ему задали
Согласно недавнему исследованию, на шестом десятке лет человеческой жизни отключается молекулярный механизм, противостоящий возрастным изменениям. Можно ли — и нужно ли — включить его вновь?

Новости партнеров

Евгений Гонтмахер, член экспертной группы «Европейский диалог», поговорил с известным публицистом, телеведущим, писателем, лауреатом премий ТЭФИ и «Большая книга» Александром Архангельским. Почему «Чернобыль» не мог выйти в России, в чем особая роль Дудя, какой новый социальный договор символизирует протест в Екатеринбурге и нужно ли министерство культуры — в новом интервью цикла дискуссий «С европейской точки зрения»