Все новости
Колонка

О Счетной палате и новой роли Алексея Кудрина

20 Июня 2019 18:20
На протяжении последних нескольких месяцев Счетная палата, обычно не отличающаяся особой публичностью, стала одним из главных ньюсмейкеров в стране. Ее глава Алексей Кудрин, в прошлом один из наиболее успешных российских министров финансов, за время своей долгой опалы привыкший говорить все, что думает, все чаще становится возмутителем спокойствия — причем отнюдь небезосновательно

Всего за несколько прошедших недель Алексей Леонидович успел шокировать наблюдателей размышлениями о том, что российской экономике «не светит» достичь тех темпов роста, о которых в правительстве говорили как о наиболее вероятных (на Петербургском экономическом форуме он озвучил прогноз в менее чем 1 процент роста в 2019-м и не более 2 процентов в 2020-м и последующие годы против официальных цифр в 1,3 и 1,7 процента). Что национальные проекты не способны дать серьезного толчка развитию отечественной экономики, а Россия за прошедшие годы не использовала имевшегося у нее шанса изменить свою хозяйственную систему, сделав ее более эффективной и конкурентоспособной. И наконец, что распространяющаяся в стране бедность способна стать причиной полномасштабного социального взрыва (этот тезис в Кремле пришлось даже объяснять «эмоциональными проявлениями» чиновника). Собственно говоря, ничего экстраординарного в сказанном нет: большинство независимых экспертов склонны сегодня считать любые темпы роста исключительно результатом работы Росстата; о национальных проектах, освоение средств по которым порой недотягивает до 20 процентов, говорят «либо хорошо, либо ничего»; бедность же действительно является позором для страны с самым профицитным в ее истории бюджетом и растущими финансовыми резервами. Необычным во всех этих историях является только то, что их озвучивает чиновник высокого уровня, который еще в 2000-е годы заложил основы той системы управления финансами, которая и породила нынешние экономические реалии. Именно Кудрин, напомню, впервые сформировал резервные фонды, иммобилизовавшие значительные инвестиционные средства, перераспределил существенную часть доходов из региональных бюджетов в федеральный и пролоббировал плоскую шкалу подоходного налога, в которой изначально не присутствовало имеющихся практически во всех странах послаблений для наиболее социально незащищенных категорий граждан.

Отношение к Алексею Леонидовичу сегодня остается достаточно сложным. В высших бюрократических кругах оно довольно настороженное: там все хорошо помнят, что Кудрин неоднократно отказывался от престижных постов, претендуя чуть ли не на премьерство (и, вероятно, не оставил этих помыслов). В лагере либеральной оппозиции, которая до сих пор собирается на организуемые под его эгидой Общероссийские гражданские форумы, он воспринимается как не вполне свой в силу долгой истории сотрудничества не то чтобы с «властью», но непосредственно с Путиным. И история отношений с президентом довлеет над Кудриным, который после замечаний из Кремля достаточно быстро корректирует свою позицию (например, то же приближение социального взрыва очень быстро стало рассуждением о «беспокоящих» население трендах). Так или иначе, наиболее вероятным объяснением происходящего является то, что глава Счетной палаты играет в свою игру, причем в игру, в которой остаются смешаны политические соображения и коммерческие интересы, и его оценки являются не только констатацией реальности, но и сигналами, посылаемыми разным группам влияния. На мой взгляд, подобная стратегия довольно опасна, так как раздражение накапливается в разных точках, а конструктивных предложений (как и реальной работы) явно недостаточно.

Алексей Кудрин. Заседание Совета контрольно-счетных органов Фото: Счётная палата РФ

Конечно, Кудрин — это и политик, и экономист, и чиновник в одном лице, но мне кажется, что если он в данный момент является руководителем главного контрольно-надзорного органа в стране, было бы странно не сказать пару слов не только о его экспертных суждениях, но и о результатах его деятельности «по основному месту работы». Результаты эти, замечу, сложно назвать впечатляющими. Мы все неоднократно слышали от Алексея Леонидовича, каким бичом российского общества является коррупция и как препятствует она хозяйственному развитию. Поэтому вполне логично было надеяться на то, что с приходом честного и ответственного чиновника на высокий пост в контрольной системе что-то изменится. Однако перемены, о которых можно судить по сухим строкам годовых отчетов, не так чтобы обнадеживают.

Суеты в Счетной палате при Кудрине стало намного больше, чем прежде. Число «мероприятий», которое является важнейшим показателем работы аудиторов, выросло в 2018 году почти на треть по сравнению с 2016–2017 годами (с. 10), при этом значительная часть этого прироста была обеспечена загадочными «иными мероприятиями» (эта графа в отчетах наряду с «контрольными» и «экспертно-аналитическими» мероприятиями впервые появилась в 2018 году). Характерно, однако, что «мероприятия» стали в большей мере продуктом инициативы палаты (число таковых, проводимых по поручению президента, сократилось на 11 процентов, по запросам Совета Федерации — на 38 процентов, а по обращениям органов прокуратуры — в 3,5 раза по сравнению с 2017 годом) (с. 10–11). В итоге мы имеем примечательный результат: в прошлом году при расходовании бюджетных средств было выявлено нарушений в общей сложности на 773 миллиарда рублей против 1,87 триллиона в 2017-м (сокращение составило тут 58 процентов), а возвращено в бюджеты всех уровней было лишь 7,6 миллиарда рублей против 19,2 миллиарда за год до этого (снижение на 60,4 процента) (с. 12). По данному показателю Счетная палата откатилась ниже уровней 2015 года, представленных в пpошлом годовом отчете (с. 8), а подобного падения сборов, судя по всему, вообще не встречалось в истории этого ведомства. По итогам прошлого года содержание Палаты обходилось в половину возвращенных ею в бюджеты средств, тогда как годом ранее — всего в 20 процентов. При этом сложно предположить, что в России за этот год радикально улучшилась бюджетная дисциплина и существенно сократилось число покушений на государственные средства со стороны чиновников.

Нынешний глава Счетной палаты клеймит эксцессы, к возникновению которых он был причастен, как никто другой

Кудрин в последнее время занимал — и сегодня продолжает занимать — очень примечательное место в системе отечественной политической элиты. С одной стороны, он нашел свою роль как в официальной номенклатуре, так и во фрондирующем либеральном лагере, хотя ни там, ни там его в полной мере своим не считают. При этом он долгие годы в той или иной степени оставался «неприкасаемым»: как неформально, из-за дружбы с президентом, так и формально, как сегодня, когда он возглавляет одно из самых независимых от прочих ветвей власти ведомств в стране. При этом он почти всегда лоббировал реформы и начинания, за которые потом формально не нес ответственности (самым «выдающимся» среди них было, разумеется, повышение пенсионного возраста), а подчас даже жестко критиковал их результаты. Застой в развитии страны, о котором Алексей Леонидович говорил в программе Познера, не в последнюю очередь обусловлен «обожествлением» властями изобретенных им самим резервных фондов, что приводило и приводит к сокращению финансирования проектов развития и повышению налогов и социальных сборов. Бедность, по поводу которой сокрушается бывший министр, также во многом обусловлена тем, что правительство и Кремль ориентируются на бюджет (из которого нельзя накормить всех), а не на развитие бизнеса, который в большинстве современных экономик и выступает главным генератором доходов граждан.

Конечно, не стоит представлять дело так, будто Кудрин сегодня занят плетением интриг и выторговыванием новых постов в условиях неопределенности в композиции властной элиты в первой половине 2020-х годов. Я убежден, что наделавшие много шума в последнее время слова Алексея Леонидовича совершенно адекватно отражают складывающиеся в экономике и политике тренды. В этом отношении его мнение очень важно, так как нет сомнений: в Кремле его слышат и так или иначе будут на него реагировать. Проблема, однако, заключается в том, что нынешний глава Счетной палаты клеймит эксцессы, к возникновению которых он был причастен, как никто другой, и мало что делает для их исправления на том посту, который может быть крайне эффективным рычагом в борьбе с коррупцией и продвижении новых механизмов управления экономикой.

Автор — д. э. н., профессор, директор Центра исследований постиндустриального общества.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Президент России Владимир Путин уже в 17-й раз провел прямую линию с народом. «Сноб» вел онлайн-трансляцию
Максим Блант
Если что-то и лишит американскую валюту статуса мерила ценности, то это будет явно не рубль
В 23 года, после смерти отца, студент Михаил Скигин стал владельцем Петербургского нефтяного терминала (ПНТ). О том, как ему удалось не только сохранить, но и приумножить свой бизнес, о детстве и юности, об отношении к жизни и смерти бизнесмен рассказал «Снобу»