Top.Mail.Ru

Редакционный материал

«Если люди радуются отставке — это позор для руководителя».

Кавказоведы и гражданские активисты об отставке Юнус-Бека Евкурова

Вечером 24 июня многолетний глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров объявил о своей отставке. Он объяснил  это нежеланием углублять раскол в ингушском обществе. Отставка произошла на фоне многомесячного политического кризиса, начавшегося осенью прошлого года после подписания спорного соглашения о границе с Чечней. Реакцией стал долгосрочный мирный митинг на улицах столицы республики Магаса с требованием отставки Евкурова и пересмотра соглашения. Весной после уличных стычек протестующих с силами правопорядка власти произвели массовые аресты ингушских активистов, что придало противостоянию новую остроту. Теперь Евкуров, сосредоточивший на себе раздражение части ингушского общества, уходит в отставку. Но до преодоления кризиса далеко. О том, что привело к уходу Евкурова и как могут развиваться события дальше «Снобу» рассказали эксперты-кавказоведы и республиканские оппозиционные активисты

26 Июнь 2019 13:35

Юнус-Бек Евкуров Фото: Kremlin.ru

Николай Силаев, старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО:

Думаю, что решение об отставке Евкурова было принято по итогам многомесячной  протестной активности в республике. Евкуров, несмотря на определенные попытки, так и не смог объяснить жителям Ингушетии, почему он согласился подписать договор о делимитации границы с Чечней на предложенных условиях. Возможно, если бы он сумел погасить протест против соглашения о границе силой убеждения, то сохранил бы свое кресло. Правда, скорее всего, убедить в этом митингующих было нерешаемой задачей — для той части ингушского общества, что вышла на улицу, соглашение о границе с Чечней если не неприемлемо вовсе, то уж точно крайне неприятно. 

Политический кризис, спровоцированный соглашением о границе, достиг такой степени, когда купировать его силами республиканских властей было уже невозможно. В итоге, впрочем, решать его стали самым неудачным образом — давлением силовых органов и репрессиями против активистов. Сейчас в следственных изоляторах сидит почти 30 активистов, участвовавших в организации митингов протеста, причем им предъявлены уголовные обвинения. Не помню, чтобы хотя бы где-то в России после митингов столько людей оказывались за решеткой. Причем в своем большинстве это люди, которые совершенно точно не участвовали в потасовках с силовиками и не высказывали экстремистских лозунгов. Это представители, скажем так, неправительственного истеблишмента, пользующегося поддержкой и уважением в ингушском обществе. 

Это можно сравнить с гипотетической ситуацией, в которой бы в Москве после первых «Болотных» протестов арестовали бы весь оргкомитет митинга. При этом сила и влияние неправительственного сектора в Ингушетии имеет большую историю — именно из этой республике во время Первой Чеченской войны работало большинство российских и западных НКО — для крошечной республики это было существенным фактором, с НКО оказалось связано довольно много образованных и талантливых людей, которые получили хорошую подготовку и умеют работать с обществом и грамотно организовывать мирные ненасильственные протесты, что можно было видеть и на примере последних протестных митингов, где перекрытие трассы и стычка с Росгвардией 27 марта, безусловно, стали неожиданным эксцессом. 

Республиканские власти оказались неспособны договориться с этими важными представителями своего общества. Хотя отчасти на это повлияла, как мне кажется, избыточная обеспокоенность ситуацией в постпредстве Северо-Кавказаского Федерального округа. Отставка Евкурова в этой ситуации оказалась неизбежной. Новый глава республики, кто бы ни пришел на его место, не будет ответственен за злосчастное соглашение, подписанное с Кадыровым, и поэтому ему будет проще выстроить отношение с ингушским неправительственным истеблишментом. Не берусь строить точные прогнозы, но думаю, что людей, сидящих сейчас в СИЗО, так или иначе придется выпускать. Как бы ни были арестованные активисты неудобны или неприятны для властей, долгосрочно оздоровить ситуацию в республике, сажая достаточно влиятельных людей по крайне неубедительным обвинениям будет невозможно. Если люди, которых заметная часть ингушского общества считает своими представителями, окажутся вне политического процесса, то нормализовать политическую ситуацию будет чрезвычайно сложно.

Соглашение о границах с Чечней, которое стало детонатором общественного протеста, пересмотреть, скорее всего, уже не удастся. За него уже проголосовал республиканский парламент, а Конституционный суд России признал соглашение законным. На этой стадии договор уже не поменять. Но все же это не значит, что компромисс невозможен. Поскольку споры о границе вызваны в том числе и тем, что на передающейся Чечне территории расположены объекты исторического наследия как чеченского, так и ингушского народа, можно заключить соглашение о совместном использовании и освоении этих земель. Думаю, что если бы весь процесс передачи территорий начался бы именно с подобных договоренностей, то нынешний кризис не был бы столь острым.

Руслан Муцольгов, председатель ингушского отделения партии «Яблоко»:

Отставка Евкурова — долгожданное событие, которого жители республики ждали еще с осени прошлого года, когда граждане вышли на митинги протеста. Я уверен, что решение уйти в отставку он принимал не сам — за него все решили в Кремле, а он лишь решил сделать красивый жест — заявил, что уходит, поскольку интересы республики для него выше личных, и почему-то еще заявил, что другие тоже должны также подумать, какие интересы важнее. Не знаю, кому он это сказал — возможно, муфтию Ингушетии — но это уже не важно и вообще не его дело. Он ушел, больше нам от него ничего не нужно. Он создал этот раскол и привел к ситуации, когда силовики арестовывают активистов, преследуют стариков и детей.

Когда Евкуров подписал соглашение с Рамзаном Кадыровым и передал Чечне как минимум 34 000 гектаров ингушских территорий, он нарушил присягу, принесенную за считанные недели до того при вступлении в должность на новый срок — ведь он присягал народу в том числе и защищать территориальную целостность Ингушетии. А весной он лишил ингушский народ права проводить референдум по вопросам границ республики. И, значит, вновь нарушил присягу и покусился на конституцию.

Сейчас мы ждем от властей освобождения из СИЗО наших активистов, надеемся также, что они наберутся мужества и вернут прямые выборы главы республики — нынешний закон о выборах главы Ингушетии, когда парламентские фракции либо федеральные партии, представленные в местном парламенте, выдвигают на рассмотрение российскому президенту три кандидатуры, из которых он выбирает одну для утверждения парламентом, превращают выборы в профанацию. Мы хотим, чтобы право выбирать было бы предоставлено народу — пусть даже он выберет и назначенца Кремля.

Добиваться этих целей мы будем всеми доступными нам способами. Выходить на митинги для нас не самоцель. Пока гражданское общество добилось одной поставленной цели — Евкурова сняли. Теперь будем добиваться других.

После того как Евкуров объявил об отставке, республика ликовала, люди выходили на улицу, запускали фейерверки, молодежь ездила на машинах со звуковыми сигналами. Не знаю, что может быть большим позором для руководителя, чем если люди празднуют его отставку.

Константин Казенин, директор Центра региональных исследований и урбанистики РАНХиГС:

Решение об отставке Евкурова было ожидаемо, когда стало понятно, что республиканская власть не могла найти никакого адекватного ответа на начавшийся политический кризис и выход людей на улицы. Думаю, что соглашение о границе между Ингушетией и Чечней было не столько причиной, сколько поводом для общественного взрыва — оно лишь придало протесту единый вектор и объединило общественные силы вокруг одного лозунга, а причины для недовольства Евкуровым накапливались давно.
И все же мне кажется, что причина нынешней отставки заключается в том, что Евкуров на протяжении многомесячного кризиса не проявил то, что называется волей к власти. Он был далеко не худшим главой Ингушетии, именно после его прихода на пост главы республики в 2008 году Ингушетию удалось отодвинуть от очень опасной черты, сильно снизить активность террористического подполья и при этом ограничить произвол части силовиков, чьи действия вызывали у населения вопросы. Добиться этого стало возможным при огромном личном участии Евкурова. Хотя это было крайне непросто и требовало согласование интересов разных сил. Он человек довольно чувствительный к проблемам ингушского общества и, как мне кажется, понял, что его позитивная в роль в регионе исчерпана. Именно поэтому, я думаю, перед лицом нового кризиса Евкуров повел себя довольно пассивно и был готов к отставке. Насколько я знаю, свое утверждение на третий срок в 2018 году он встретил без особых восторгов.

Кто заменит Евкурова, пока неизвестно, но Ингушетия — не тот регион, где проблемы могут решиться авторитарной волей одного руководителя. Во-первых, здесь сильнее, чем даже в других регионах Северо-Восточного Кавказа, сохраняется традиционный общественный уклад, где большое значение имеет принадлежность к тому или иному роду, авторитет старших и т. д. А это, среди прочего, предполагает необходимость согласовывать интересы разных сил. С другой стороны, играет свою роль и молодежь — ее в республике относительно много, многие ее представители имеют опыт жизни и работы в других регионах РФ, и с ее стороны силен запрос на модернизацию жизни в республике. Так что любой будущий глава республики обязан будет заняться восстановлением общественного диалога, сильно пострадавшего от нынешнего политического кризиса. При этом я думаю, что вопрос границы с Чечней, который спровоцировал многомесячное политическое противостояние в республике, будет далеко не главным в числе тех, по которым ингушское общество будет оценивать нового главу.

Подготовил Станислав Кувалдин

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Предателем» и фигурой, вызывающей солидарное презрение ингушей, Юнус-Бек Баматгиреевич стал в общем не по своей вине. Уход его вряд ли что-нибудь изменит в судьбе ингушского народа, которую сегодня определяют в Грозном и в Москве. Создавая буквально на ровном месте еще один тлеющий межнациональный конфликт
Магомед Муцольгов — о том, как живут митингующие и каковы их требования к властям Ингушетии и России

Новости партнеров

27 марта десятки тысяч недовольных в Магасе власти убедили не превращать митинг за отставку главы республики в новый «бессрочный протест», пообещав им согласованный митинг через пять дней. Митинг не согласовали, а на шестой день активистов арестовали силовики. «Сноб» рассказывает, что происходит в республике