Top.Mail.Ru
Все новости

Колонка

От торговых войн к валютным.

К чему приведет девальвация доллара и как от нее спасаться

27 Июня 2019 15:12

Политика сильного доллара — последняя опора, на которой держится современная финансовая система. Если она рухнет, рухнет и ставший привычным мир. Вопрос в том, что прорастет на обломках

Аналитики Bank of America предупреждают, что американские денежные власти могут начать интервенции на валютном рынке в целях ослабления доллара, если снижение ставок не принесет желаемого результата. В том же банке не исключают сценарий, при котором продолжение торговой войны между США и Китаем выльется в девальвацию юаня и обвал цен на нефть до 30 долларов за баррель.

Про нефть разговор особый. Тут все не так однозначно, и к ценам на сырье мы еще вернемся. А вот разговоров о целенаправленной девальвации доллара, юаня или любой другой валюты слышно не было давно. Примерно лет десять. Именно тогда, после разрушительного кризиса 2008 года, лидеры новоиспеченной «Двадцатки» договорились не прибегать к «валютным войнам» и не развязывать «гонку девальваций», в которой победителей, скорее всего, не будет. В глобальном мире топить соседа, чтобы выплыть, — вешать камень себе на шею. 

Но мало ли, до чего 10 лет назад договорились. Дональда Трампа на тех переговорах не было — он ни с кем ни о чем не договаривался. Договорились ведь тогда же следовать принципам свободной торговли и не вводить торговые барьеры на пути импортных товаров. И где теперь эти договоренности? Так что сценарий, при котором американский президент вынудит денежные власти прибегнуть к интервенциям для ослабления доллара, совсем уж фантастическим не выглядит. А если учесть, что слабая валюта теоретически (если не принимать в расчет импортные пошлины других стран) повышает конкурентоспособность товаров, которые производятся в стране, даже странно, что такой простой, лежащий на поверхности рецепт еще не опробован. 

Более того, американский президент, будь его воля, давно уже к нему бы прибегнул. Его постоянная критика в адрес главы ФРС Джерома Пауэлла ровно на это и нацелена. «Если они девальвируют, а мы не можем, мы больше не на равных», — заявил Трамп в интервью Fox Business Network. Поскольку США давно уже составили список стран, которые манипулируют национальной валютой именно с целью поддержать своих экспортеров, интервенции будут представлены как ответные меры. Особенно убедительно это будет выглядеть, если юань действительно еще упадет к доллару.

Фото: Pxhere

Впрочем, тогда будет уже совершенно не важно, кто первый начал. Поскольку это может вызвать цепную реакцию, остановить которую ни Федрезерв, ни кто бы то ни было еще уже будет не в состоянии. Попытаемся представить себе даже не американские интервенции на валютном рынке, а простое заявление ФРС о том, что страна отказывается от политики сильного доллара и будет стремиться к ослаблению своей валюты. У иностранцев, которые инвестируют деньги в самые надежные в мире американские госбумаги, начнется паника. Доходность по ним мизерная, но стабильность доллара компенсирует этот недостаток. Начнется репатриация денег. И даже если государства не станут избавляться от долларов в своих золотовалютных резервах, распродажа, в результате которой имеют все шансы рухнуть крупные японские, европейские, швейцарские банки, будет серьезной. Но недолгой. Федрезерв включит печатный станок и выкупит облигации у всех желающих. 

Вот только инвесторы на полученные от продажи госбумаг доллары непременно захотят что-нибудь купить. Например, госбумаги Японии, России, европейских стран. Валюты этих стран начнут расти, на фондовых рынках начнут надуваться пузыри (они, кстати, уже надуваются). 

Долго это терпеть денежные власти не будут и сами включат свои печатные станки. Начнется гонка девальваций, а триллионы долларов будут метаться по миру, надувая и лопая пузыри и оставляя за собой руины и выжженную землю. Триллионы же и сгорят в огне биржевых крахов. Банки, страховые и пенсионные фонды начнут выстраиваться в очередь за реанимационной помощью. И она, можно не сомневаться, будет выделена: напечатают еще десятки триллионов долларов, евро, иен, рублей, юаней… 

Пока все будет оставаться в рамках финансовых рынков, на обычной жизни это будет сказываться мало. Но плотину может прорвать и деньги начнут обесцениваться. Все без исключения. Это, конечно, смягчит проблему глобальной задолженности: суммарный долг всех перед всеми сегодня приближается к 250 триллионам долларов. И расплачиваться, конечно, проще обесценившимися бумажками, чем полновесной монетой. Но вот сколько тогда будет стоить литр бензина, буханка хлеба или бутылка пива, предсказать не возьмусь.

Что при таком развитии событий будет дорожать? То, что дорожает уже сейчас. Золото, биткоин — то, что ни один монетный двор в неограниченном количестве напечатать не может. Нынешняя ситуация подтверждает правоту тех, кто утверждал, что кризис 2008 года не закончился. Он был залит деньгами, но системные проблемы, которые его вызвали, не только никуда не делись, но приобрели куда более серьезные масштабы. Мировые финансы трещат по швам. Вопрос в том, что вырастет на обломках.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Если что-то и лишит американскую валюту статуса мерила ценности, то это будет явно не рубль
В своей книге «Почему им можно, а нам нельзя?» (издательство «Альпина Паблишер») психолог Мишель Гельфанд объясняет, почему в одних странах приветствуются изменения в социальных нормах, а в других эти нормы должны неукоснительно соблюдаться. Автор обращается к историческим, социальным и экономическим исследованиям в этой области, а также рассказывает о плюсах и минусах обеих систем. «Сноб» публикует одну из глав

Новости партнеров

Отношения постсоветской России с постсоветской Грузией не сложились с самого начала. Нынешнее быстрое и резкое обострение — логично и привычно. Тем более что истеричную реакцию грузинской оппозиции на то, что некий депутат Госдумы, председательствуя на Межпарламентской ассамблее православия, сел не на тот стул (спикера парламента), тоже нормальной не назовешь. Но зачем, спрашивается, было предоставлять здание парламента под заседания далеко не «топовой», мягко говоря, международной структуры? Так «понты» православных политиков наложились на «политические понты» грузинской оппозиции, воспользовавшейся шансом разыграть ситуацию против правящей партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили