Top.Mail.Ru

Редакционный материал

«Это самый тяжелый вызов для Пекина за последние десятилетия». Эксперты-китаисты о том, к чему приведут протесты в Гонконге

Протесты жителей Гонконга давно переросли первоначальную повестку — участники уличных акций фактически отказываются считать себя частью КНР. О том, кто и почему боится большого Китая и к чему может привести переход протестующих к активным действиям, «Снобу» рассказали ведущие эксперты-китаисты

5 Июль 2019 13:35

Протест против закона об экстрадиции в Гонконге. Момент вноса в зал заседания флага времен колониального владычества Великобритании над Гонконгом Фото: Zuma\TASS

Продолжающиеся несколько месяцев в Гонконге (Сянгане) массовые протесты против готовящегося Пекином закона об экстрадиции на этой неделе резко обострились. Протестующие захватили здание местного парламента и устроили там погром. Одной из ярких деталей этой акции стал внос в зал заседания флага времен колониального владычества Великобритании над Гонконгом. Хотя колониальная эпоха в истории Гонконга закончилась в 1997 году, по взаимному соглашению между Лондоном и Пекином Китай обязался в течение 50 лет сохранять особый статус Гонконга и не вмешиваться в его внутреннее устройство. Тем не менее заметная часть жителей бывшей колонии уже не в первый раз выходит на улицу с массовыми протестами, подозревая Пекин в желании усилить контроль над Гонконгом и лишить его тех свобод, которыми он обладает с колониальных времен. Ситуация уже привела к резкому обмену мнениями между главами дипломатических ведомств Великобритании и Китая.

Андрей Островский, замдиректора Института Дальнего Востока РАН

Полагаю, что нынешнее обострение в Гонконге закончится примерно так же, как и предыдущие всплески уличных протестов, — кого-то арестуют, кого-то привлекут к административной ответственности, люди еще какое-то время походят по улицам, а затем все сойдет на нет до нового всплеска. Многие могут вспомнить, как примерно пять лет назад развивалось движение «Желтых зонтиков», когда студенческая молодежь тоже массово выходила на улицы и протестовала против изменений в местном выборном законодательстве, продвигавшихся Пекином. Тогда протесты постепенно сошли на нет и кончились избирательными арестами и приговорами.

Сам по себе закон об экстрадиции начал рассматриваться после громкого прецедента в феврале этого года, когда гражданин Гонконга во время каникул на Тайване, предположительно, убил свою беременную подругу, а затем вернулся в Гонконг. Власти Тайваня потребовали выдачи обвиняемого, однако получили отказ, поскольку между Тайванем и Гонконгом отсутствует соглашение об экстрадиции. И тогда континентальные власти решили срочно принять общий закон о взаимной выдаче преступников между всеми территориями Китая, включая Тайвань, Макао и Гонконг. В Гонконге начались протесты, поскольку многие полагают, что выдача в итоге коснется не только убийц и насильников.

Те, кто зарабатывает деньги в Гонконге, с подозрением смотрели на протесты, опасаясь, что они могут привести к ужесточению режима

Многие в Гонконге действительно недовольны тем, что бывшая британская колония стала частью Китая. Они были недовольны этим и в 1997 году, когда в Гонконге спустили британский флаг. Это вполне естественно и объяснимо — в конце концов, и у нас не всем по разным причинам нравятся, например, события 1991 года. Далеко не всем из тех, кого не устраивал переход острова под контроль Пекина, удалось затем уехать в Канаду, Австралию или Великобританию, к тому же не все хотели это делать, а сейчас родилось новое поколение недовольных. Но это не весь Гонконг. Многие прекрасно адаптировались к особому статусу внутри Большого Китая, извлекают из него свои выгоды и их, в принципе, все устраивает. В свое время я изучал ситуацию с движением «Желтых зонтиков» — тогда, несмотря на массовость происходивших протестов, большая часть населения Гонконга не особенно сочувствовала их участникам, поскольку боялась изменения сложившихся порядков. Ведь люди зарабатывали деньги именно на особом статусе их административного района внутри Китая, который, еще будучи британской колонией, стал финансовым окном Пекина в мир и остается им по сию пору. Часть бизнесменов, не желающих афишировать связи с Китаем или не доверяющих его судебной системе, проводят сделки через Гонконг — касается это и российского бизнеса. Фактически эта особая территория внутри Китая получает ренту с собственного статуса. Те, кто зарабатывает деньги в Гонконге и держит там любой бизнес, от простой лавки до банка, с подозрением смотрели на протесты, поскольку опасались, что они могут привести к ужесточению режима и изменению очень благоприятного для них статуса. Полагаю, что думают гонконгцы об этом и сейчас.

Что касается обмена резкими заявлениями между главами МИД Великобритании и Китая по поводу гонконгских событий, то думаю, что это можно считать традиционными дипломатическими процедурами, большого значения которым придавать не стоит. 

Алексей Маслов, руководитель школы востоковедения НИУ ВШЭ

Гонконгское общество, в принципе, любит протестовать — таким оно было если не всегда, то по крайней мере с того момента, как его жители немного разбогатели. 50 лет назад гонконгцы столь же массово протестовали против британских колониальных властей — тогда это происходило под воздействием коммунистической пропаганды с территории материкового Китая. Теперь на демонстрации выходят уже против Пекина, так что принципиально ничего не меняется. Основу нынешних протестных масс, как и в прошлом, составляют студенты. В Гонконге, действительно, довольно много университетов, это одно из успешных направлений местного бизнеса, а их студенты традиционно активны и свободолюбивы. Выходят на протесты и местные яппи, которых в таком финансовом центре, как Гонконг, тоже немало, либо те, кто был таковым в молодости. Другая часть общества — те, кто работает в сфере услуг — от продавцов до уборщиков улиц, — не слишком представлена в этих протестах. Им хватает простых забот о завтрашнем дне.

Следует сказать, что у местных профессионалов финансового сектора есть поводы для беспокойства. Сейчас большинство финансовых услуг, которые оказывают гонконгские структуры, предоставляются не бизнесу материкового Китая, а различным международным компаниям. Многие боятся, что укрепление контроля китайских властей над бывшей британской колонией лишит их привлекательности для международного бизнеса. Многих также беспокоит и перспектива утраты свободы обмена информацией. Сейчас в этом смысле ограничений в Гонконге нет, что представляет разительный контраст с материковым Китаем с его реалиями «Великого китайского файервола» — здесь беспокойство студентов и успешных работников финансовой сферы совпадает. 

Нынешняя протестная волна — самый тяжелый вызов для пекинских властей с момента присоединения Гонконга

При этом захват и разгром гонконгского парламента показал, что нынешняя волна протеста сильно отличается от того же движения «Желтых зонтиков» — тогда протесты проходили подчеркнуто мирно. Сейчас протестующие готовы к радикальным действиям. Ситуацию усугубляет то, что у движения нет никакого центра — это десятки разрозненных групп, объединенных лишь общим неистовством. По большому счету властям сейчас не с кем договариваться.

При этом пресловутый закон об экстрадиции, подготовка которого запустила протест (и введение которого пекинские власти решили приостановить), уже давно не является его главным поводом. На городских улицах развешены написанные на английском и китайском языках лозунги «Гонконг — не Китай». Протестующие хотят, чтобы Китай никак не вмешивался в их жизнь по крайней мере до 2047 года, то есть до конца 50-летнего переходного периода, который прописан в китайско-британском соглашении о передаче Гонконга под контроль материкового Китая. При этом сам по себе закон об экстрадиции в нынешних общекитайских реалиях вполне назревшая мера, в том числе и из-за различных экономических преступлений. Например, вполне распространена практика, когда гонконгские аферисты открывают фирму в Китае, набирают заказы на поставку товаров из Гонконга и сбегают с деньгами обратно в Гонконг. Обычно Гонконг таких мошенников не выдает, хотя преступление очевидно совершено на территории КНР.

Нынешняя протестная волна — самый тяжелый вызов для пекинских властей с момента присоединения Гонконга. Очевидно, что протест вышел из-под контроля и способов справиться с ним у Пекина не так уж много — если он прибегнет к интервенции с материка, то на долгие годы заработает репутацию подавителя демократических свобод и нарушителя международных соглашений. При этом в самом Китае начинают понемногу говорить о том, что Си Цзиньпин слаб, раз не может справиться с гонконгскими смутьянами. Пока власти, видимо, надеются, что протест выдохнется сам собой, как это случалось и прежде.

Что касается обмена репликами между МИД Великобритании и Китая, то, думаю, связано это с тем, что Пекину очень важно объяснить происходящее внешними инспирациями. Впрочем, если говорить об этом всерьез, то признаков такого внешнего воздействия на события в Гонконге я не вижу — другое дело, что Великобритания и США воспользовались ими, чтобы подвергнуть Китай критике на международной сцене.

Александр Ломанов, главный научный сотрудник Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН

Думаю, что основная фундаментальная причина гонконгских протестов — кризис идентичности молодой образованной части общества. Выходящие на улицы молодые люди «отгораживают» себя от материка, заявляют, что Гонконг — не Китай, но не могут ответить, кто же они в этом случае. Это действительно очень сложная коллизия.

Мой прогноз, что в среднесрочной перспективе протесты в Гонконге улягутся. Связано это именно с откровенно некрасивым эпизодом захвата и разгрома парламента. В прежних волнах протеста и в начале нынешней манифестанты старались подчеркнуть именно умение проводить откровенно мирные акции — с демонстративной вежливостью по отношению к полиции и вообще властям. Погром в парламенте представил совсем другую картину протеста. При этом откровенной ошибкой, на мой взгляд, стала нелепая акция с размахиванием флагом Гонконга времен британской колонии. Если это попытка апеллировать к прежней региональной истории, то всем очевидно, что войти в прежние воды невозможно. Гонконг перестал быть колонией больше 20 лет назад.

Выход на улицу сотен тысяч людей показывает, что реальные элиты Гонконга по меньшей мере не возражали против такого развития событий

Фактически сама идея поднять этот флаг — еще одно свидетельство глубокого кризиса идентичности у участников протеста. Кроме того, одним этим шагом протестующие оттолкнули от себя многих потенциальных сочувствующих в материковой части Китая, где история зависимости, от европейских держав и унижения опиумных войн, — очень болезненная тема. И если борьба за демократию начинается с размахивания британским флагом, это автоматически лишает протест симпатий на материке. 

Полагаю, что отношения между гонконгскими и пекинскими элитами находятся в состоянии динамичной игры. Выход на улицу сотен тысяч людей показывает, что реальные элиты Гонконга, контролирующие местную экономику, по меньшей мере не возражали против такого развития событий и хотели использовать протесты в своих торгах с материком. Однако захват парламента все изменил: стало понятно, что ситуация вышла из-под контроля, и понятно это стало не только в Гонконге и Пекине, но и в мире. В том числе и тем, кто ведет в Гонконге бизнес. Выражение «деньги любят тишину» универсально. Основа экономики Гонконга — финансы, а значит, уверенность финансистов в абсолютной стабильности ситуации — критически важное условие для поддержания его репутации. И сейчас элиты постараются снизить накал страстей как можно быстрее.

Подготовил Станислав Кувалдин

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Американо-северокорейский саммит в Ханое, на который накануне возлагались большие надежды в деле ядерного разоружения на Корейском полуострове, окончился безрезультатно. О причинах неудачи переговоров и их возможных последствиях «Снобу» рассказали профессор Сеульского университета Кунмин Андрей Ланьков и директор вашингтонского Центра национальных интересов Дмитрий Саймс
Турция переживает сейчас небывалую волну гражданской мобилизации. После отмены выборов мэра в Стамбуле, где первоначально победил оппозиционный кандидат, граждане готовы сделать все, чтобы вернуть стамбульцев в город в разгар сезона отпусков. Бизнесмены, владельцы курортных гостиниц и обычные граждане вместе убеждают горожан перетерпеть жару и духоту в городе на Босфоре и готовы им в этом помочь

Новости партнеров

Трамп объявил Китаю торговую войну. Однако если китайский тигр, которого сейчас дергают за усы, решит драться, американцам не поздоровится. И тогда президенту США придется снова искать помощи Владимира Путина, который не упустит возможность снять с этой драки свои дивиденды