Top.Mail.Ru

Колонка

Страх и коррупция для Рима.

Как итальянские популисты спалились в московском «Метрополе»

12 Июль 2019 12:35

Для Москвы не так важен успех от финансирования правых европейских политиков, как их готовность взять деньги Кремля. Это само по себе переводит отношения с Европой в удобный для России формат, косвенно подрывающий суверенитет государств континента

«Нет ничего проще! Он часто бывает в России» — так ответил знакомый итальянский дипломат на мой вопрос о возможности провести интервью с министром внутренних дел Италии и лидером партии «Лега» («Лига») Маттео Сальвини. Политик, в последнее время затмивший на паневропейском горизонте других правых, действительно, в последние годы посещал Москву не раз.

Из публикации европейской редакции BuzzFeed мы теперь знаем, чем занимался заместитель премьера Итальянской Республики в российской столице, помимо участия в официально внесенных в его график встречах. Например, он неофициально общался с замглавы российского кабинета министров Дмитрием Козаком, ответственным в правительстве за связи с Италией. Но не у самого Козака, а в офисе Владимира Плигина, экс-депутата, видного деятеля «Единой России» и лоббиста. Догадка: Козак находится под санкциями ЕС (и США), поэтому встречаться с ним публично итальянскому министру неудобно.

Фрагмент иллюстрации Гюстава Доре к «Божественной комедии» Данте Алигьери. Мздоимцы Фото: Public domain

Одновременно правая рука Сальвини, Джанлука Савоини, вел переговоры с некими российскими гражданами, уполномоченными еще более высокопоставленными российскими гражданами вплоть (возможно) до гражданина номер один, о финансировании кампании «Леги» на выборах в Европарламент. Схема — использование дисконта при продаже российской нефти итальянской госкомпании Eni через цепочку посредников. Выборы прошли в мае 2019 года с большим успехом для итальянских правых. И Eni, и Сальвини начисто отрицают, что сделка, которую Савоини в деталях обсуждает на опубликованной BuzzFeed записи беседы в московской гостинице «Метрополь», имела место. Глава МВД Италии в своем фирменном ярком стиле сообщил, что Россия не дала ему «ни рубля, ни литра водки».

В начале этого года изменения в итальянском законодательстве сделали на сто процентов нелегальным любое иностранное финансирование политических партий. Так что переговоры действительно могли закончиться ничем.

Еще с 2017 года, когда выяснилось, что французская партия «Национальное объединение» Марин Ле Пен получила кредит от ныне обанкротившегося российского банка с темным прошлым, денежная подпитка Кремлем европейских правых перестала быть новостью. Но расследование BuzzFeed дает уникальную возможность увидеть механизм этого финансирования. И это, конечно, абсолютное беззаконие — что по российским, что по итальянским понятиям. По сути, речь идет о многоступенчатом отмывании денег. Самые дивные и по-своему комичные моменты обнародованной беседы в «Метрополе» — те, в которых российские собеседники настойчиво выбивают для себя откат. Итальянцы клянутся, что не возьмут ни евроцента российских средств и всё направят на политическую борьбу. Зато русские настаивают на «деньгах, которые должны быть возвращены». Итальянцы потом беседуют между собой и приходят к логичному выводу: пусть берут себе, сколько хотят. Это значит, что поток денег из Москвы долго не иссякнет.

Публикация BuzzFeed — блестящая документальная иллюстрация того, что такое настоящая внешняя политика России. Она несильно отличается от внутренней, потому что в ее основе — те же два принципа, на которых зиждется политика внутренняя. Это страх и коррупция. Средства запугивания неуступчивых — это разнообразные учения «Запад», полеты боевых самолетов с выключенной системой опознавания «свой-чужой», конашенковы-герасимовы с хмурыми лицами, хакеры из ГРУ и не только, а для отпетых врагов — мишкины и чепиги с «Новичком». Средства соблазнения «гибких» — это почти безразмерные фонды госкорпораций и формально частных олигархических холдингов.

Путинская политика сегодня — слегка осовремененные брежневско-андроповские методы вбивания клина между Америкой и ее европейскими союзниками

Для обитателей Кремля, изучавших оперативную психологию в КГБ, важен не столько успех той или иной операции с черным налом, сколько готовность противоположной стороны его получить. Не сработала одна схема — сработает другая. Зато клиент уже на крючке.

Главные цели российского режима ясны. Это подрыв и без того непрочного единства Евросоюза, перевод отношений на уровень отдельных государств, с которыми по одиночке дело иметь намного проще, чем с коллективным Брюсселем. Далее — постепенное размывание, а в перспективе и полная отмена режима санкций, введенных против связанных с Кремлем физических и юридических лиц за Крым и донбасскую войну с Украиной. Это, по замыслу Кремля, должно ослабить трансатлантическую солидарность и снизить роль Соединенных Штатов в Европе. Что, в свою очередь, приведет к расколу внутри НАТО. Путинская политика сегодня — слегка осовремененные брежневско-андроповские методы вбивания клина между Америкой и ее европейскими союзниками. Просто раньше сотрудники резидентур из посольств СССР носили кэш в чемоданах братским коммунистическим партиям и дуракам из числа разного рода борцов за мир. Теперь же на реализацию целей Кремля работает вся кровеносная система глобальной экономики. Той самой, на которую с такой яростью обрушиваются путинские союзники во всем мире — от крайне левых Николаса Мадуро и Оливера Стоуна до ультраправых из «Леги», французского «Национального объединения» или австрийской Партии свободы.

Похоже, самому Владимиру Владимировичу по-настоящему нравится его роль всемирного лидера консерваторов, эдакого всемирного учителя здравого смысла, защитника суверенитета и традиционных семейных устоев от находящегося в кризисе «либерализма». Настоящих консерваторов, немногих в России и многочисленных на Западе, для которых идея свободы не менее важна, чем верность традиции, от этого трясет. Но противопоставить что-то валу кремлевской пропаганды и, что еще важнее, кремлевских нефтедолларов очень трудно. Как это ни странно, для этого и нужен настоящий суверенитет, истинно независимые институты государства и общества плюс свобода слова. Парадокс, но это и есть самые что ни на есть консервативные ценности.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Возвращение России в ПАСЕ многие комментаторы уже успели назвать торжеством прагматизма и предвестником отмены взаимных санкций с Европой. Но мало кто задумывается, какую цену придется заплатить за эту «победу» и гражданам России, и жителям Старого Света
В интервью The Financial Times Путин, кажется, невольно поделился своим страхом перед все более непонятным миром и неясными мотивациями людей. Именно это он желал бы упростить и разъяснить

Новости партнеров

Пару месяцев назад известный колумнист Financial Times Гидеон Рахман выступил с утверждением, что в мире существуют два типа государств: с одной стороны, традиционные государства-нации (nation-states), с другой стороны, государства-цивилизации (civilisation states) — которые живут во многом разными жизнями и базируются на расходящихся системах ценностей. Эта публикация вызвала у Владислава Иноземцева серьезные сомнения — прежде всего тем, что Россию автор FT также причислил к государствам-цивилизациям, в то время как ничего цивилизационного в ее государственном устройстве нет