Top.Mail.Ru

Колонка

Государство не сдается и не прощает

12 Июль 2019 15:10

Какой ответ подготовили силовики тем, кто защищал сквер в Екатеринбурге

У российского государства с российским обществом всё почти как в шахматах: государство начинает и чаще всего выигрывает. Но даже если вдруг проигрывает — ничего не забывает. Просто отступает чуть, чтобы затем нанести удар. Исподтишка и побольнее.

Собственно, тут принципиальная разница подходов. Общество возникает в момент конфликта с государством. Пока спорить не о чем, мы просто люди, коптим небо, занимаемся своими мелкими делами. И становимся обществом только тогда, когда более или менее организованно выступаем в защиту своих прав. Но общество ведь не воюет с государством. Общество пытается отстоять то, что ему положено. Взять свое — ну, если всерьез относиться к Конституции, законам и прочим документам, которые вроде бы и должны быть основой для функционирования государства.

А вот государство с обществом именно что воюет, любую попытку заикнуться о правах воспринимает как преступное посягательство на обороноспособность, целостность, суверенитет, традиционные ценности, священную особу национального лидера (нужное подчеркнуть) и действует соответственно. Наверное, поэтому и выигрывает чаще.

Государство тоже ведь люди, конгломерат силовиков и чиновников, которые заняты собственными делами — иногда безвредными, а иногда страшными. Но в вопросах противостояния с обществом они — на всех уровнях единое целое и воспроизводят одну и ту же стратегию. 

Фото: Piotr Makowski/Unsplash

Государство не ошибается. Это аксиома. А если под давлением общества ошибку все-таки приходится признавать — тем хуже для общества. Невиновных не бывает. Но если обществу удалось все-таки отбить невиновного, ответный удар непременно воспоследует (что-нибудь такое и с делом Ивана Голунова непременно случится, вот увидите). У жителей России есть только обязанности. А если им хоть где-то удалось отстоять свои права, заставить увидеть в себе граждан — что ж, на войне как на войне, поражения случаются, но граждане о победе своей еще пожалеют.

Многие, причем не только в Екатеринбурге, радовались, когда тамошним жителям удалось отстоять сквер в центре, напротив Театра драмы. Это ведь удивительно: ни ОМОН, ни боевики, которых подвозили к злосчастному скверу богомольные предприниматели, ни задержания, ни штрафы не напугали людей. Шум был такой, что даже на медиафоруме ОНФ пришлось устраивать небольшой спектакль на привычную тему: президент, совершенно случайно, разумеется, узнав о происходящем, восстанавливает гражданский мир. Президент посоветовал провести опрос, понятливый губернатор взял под козырек, непонятливый мэр и склочные священнослужители продолжали что-то оскорбительное бормотать, но это уже было совершенно неважно. Тем более что — тоже, разумеется, совершенно, случайно — подоспело исследование ВЦИОМ, доказывавшее, что подавляющее большинство екатеринбуржцев против строительства храма в сквере. 

Кстати, опрос, о котором говорил президент, так до сих пор и не провели (его не надо путать с исследованием ВЦИОМ, это разные вещи). Обещали в мае, потом в июне, теперь вроде бы перенесли на сентябрь. Но зато доподлинно известно, что сквер, вокруг которого кипели битвы, даже и упоминаться в опросе не будет. Екатеринбург от прочих русских городов не отстает, пустырей и руин там хватает, в том числе в центре, и легко можно подобрать место для строительства храма, которое никаких конфликтов не породит.

Только не спрашивайте, почему сразу нельзя было подобрать такое место. Ну нельзя. Так русская жизнь устроена. Вы или чувствуете, что нельзя, или, видимо, в другой какой-то стране живете.

Это ли не победа? Горожане выступили как граждане, возникло из людей общество, и, хотя противостоять ему пришлось сразу и местным властям, и местным олигархам, и представителям РПЦ, — общество смогло на своем настоять. Это для России редкость, обычно случается наоборот, оттого и следили за екатеринбургскими делами жители других городов, и радовались за екатеринбуржцев совершенно искренне.

Правда, возможно, рано. Еще в июне мелькнула новость: в Екатеринбурге после протестов в сквере возбуждено уголовное дело о массовых беспорядках. Вокруг этого дела сразу образовалась какая-то нервная секретность. Кто в фигурантах — не сообщалось, и кто занимается делом, понятно не было. 

Невозможно ведь поверить, что люди искренне возмутились строительством на месте сквера, правда? Нужно искать зачинщиков

Зато понятна была логика. Обычная такая государственная логика, логика войны. Не бывает законных требований граждан, бывают только безобразные провокации. Не бывает осмысленных уступок, бывают временные поражения государства, за которыми непременно должен следовать ответный удар. Не бывает мирных протестов, бывают массовые беспорядки. У беспорядков должны быть лидеры, лидеров необходимо наказать.

И вот как раз теперь в деле появляется ясность. Следственный комитет и ФСБ проводят обыски в квартирах у тех, кто участвовал в протестах. Пока точно известно, что обыски прошли у Максима Корчемкина и у Татьяны Маркиной. Как сотрудники ФСБ умеют из ничего создавать преступные сообщества, как успешно потом разоблачают их деятельность и какими методами для этого пользуются, известно. Кому не известно — почитайте про «пензенское дело». А то как-то мало стало уважения в обществе к Федеральной службе безопасности. Складывается ложное ощущение, что они умеют только миллионы в огороде закапывать да банки грабить. Нет, не только, не расслабляйтесь. У них в запасе много запоминающихся трюков.

Невозможно ведь поверить, что люди искренне возмутились строительством на месте сквера, правда? Нужно искать зачинщиков, нужно выявлять организацию, нужно каленым железом выжигать крамолу. Кстати, о том же говорил секретарь епархиального совета Екатеринбургской епархии игумен Вениамин (Райников) в интервью телеканалу «Царьград» еще в июне: «Приехали самые настоящие профессиональные революционеры с политическими требованиями. Изначально большинство протестующих совершенно искренне защищали сквер. Но пришли люди, которые моментально перетянули повестку на свою сторону. Они наглядно показали свое лицо и свои методы. Несложно посмотреть, что за методички, что за листовки были у них, откуда они происходили, в чьих это было интересах и какая у них была информационная поддержка. Все это можно и нужно анализировать, хотя не думаю, что это дело церкви, это работа других людей, которые отвечают за безопасность нашего государства». 

Это мы тут живем, а государство с нами — воюет. У него хватает союзников, и оно не умеет прощать ошибки. Оно совершенно не умеет прощать нам свои ошибки.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Почти треть жителей России признаёт допустимость пыток, хотя десятая часть опрошенных сталкивалась с полицейским произволом. И в этом нет противоречия, если вспомнить коллективный опыт российского общества
Поколение, для которого эпоха 90-х — всего лишь история, невосприимчиво к мантрам о сохранении стабильности любой ценой. Оно будет преподносить власти сюрпризы в самых неожиданных географических точках и социальных сферах, считает Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий

Новости партнеров

Пару месяцев назад известный колумнист Financial Times Гидеон Рахман выступил с утверждением, что в мире существуют два типа государств: с одной стороны, традиционные государства-нации (nation-states), с другой стороны, государства-цивилизации (civilisation states) — которые живут во многом разными жизнями и базируются на расходящихся системах ценностей. Эта публикация вызвала у Владислава Иноземцева серьезные сомнения — прежде всего тем, что Россию автор FT также причислил к государствам-цивилизациям, в то время как ничего цивилизационного в ее государственном устройстве нет