Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Как протестная акция на Трубной площади превратилась в гайд-парк

Трубная площадь неожиданно стала главным местом московского протеста. Около выхода из метро уже несколько дней собираются сторонники Ильи Яшина, Любови Соболь, Константина Янкаускаса и других оппозиционеров, которых территориальные избиркомы не допустили до выборов в Мосгордуму. Корреспондент «Сноба» Никита Павлюк-Павлюченко с начала недели ходит в этот «народный» гайд-парк и фиксирует, как меняется атмосфера на площади, требования людей и состав выступающих

19 Июль 2019 11:10

Фото: Никита Павлюк-Павлюченко

Стоящие под дождем

Протестные акции в Москве начались еще в воскресенье, когда несколько тысяч человек вышли на Пушкинскую площадь с требованием разрешить независимым кандидатам участвовать в выборах в Мосгордуму. Тогда никто еще не знал, что ни Яшина, ни Соболь, ни других популярных оппозиционеров до голосования в итоге не допустят — территориальные комиссии найдут в их подписных листах слишком много брака. Затем были задержания у здания Мосгоризбиркома и попытка побега Любови Соболь из ОВД «Лужники» — шоу, которое добавило экшена в уже привычные итоги любого несогласованного московского протеста: будь то мероприятия, устроенные Алексеем Навальным, или шествие, организованное журналистами в поддержку своего арестованного коллеги из интернет-издания «Медуза» Ивана Голунова.

Но в этот раз оппозиция решила не останавливаться и объявила о многодневном митинге на Трубной. Москвичи их услышали. Людей не испугала даже плохая погода: во вторник и среду на площади под сильным дождем стояли по 600–800 человек, которые расходились лишь после десяти вечера. Полиция в происходящее вмешалась лишь один раз — в понедельник, когда в толпу кто-то кинул дымовую шашку, а активисты группы SERB попытались спровоцировать драку. На этой неделе Яшин, Соболь, Гудков, Янкаускас, Жданов и Галямина явно одержали победу — они смогли удержать внимание и интерес горожан.

Дмитрий Орешкин, политолог: 

Я не считаю, что на Трубную вышло много людей, наоборот, думал, что протестные акции вызовут больший интерес. Москва в этом плане вообще удивительный регион. С одной стороны, людей устраивают власти: мусор вывозят, снег зимой тоже, метро строят, цветочки сажают. С другой — москвичи, как и остальные россияне, недовольны ростом цен, качеством здравоохранения, тем, что показывают по телевизору. Они винят в этом номенклатуру, элиту, частью которой, конечно, является московское правительство и столичный мэр. 

Почему никто не дает команду на разгон этой акции, тоже понятно: мэрия еще не определилась с тем, что делать с условной «Трубной». Власти знают, что столица — организм злопамятный, разгонять митингующих себе дороже. Да и зачем? Сейчас лето, скоро август, когда все окончательно разъедутся в отпуска. Сергей Собянин очень не хочет портить себе имидж и создавать проблемы.

По этой же логике Мосгоризбирком не допустил Яшина, Соболь и других до выборов. Развинчивать гайки — значит позволить тем, кто раскачивает лодку, рано или поздно выкинуть тебя за борт. Вот есть в петербургском Заксобрании два оппозиционера — Резник и Вишневский. Ну что, Петербург под землю провалился? Нет, не провалился. Но они, с точки зрения городских правителей, мутят воду и затрудняют жизнь временно исполняющему обязанности губернатора Александру Белову.

От допуска к выборам до «Путин — вор»

Акция на Трубной начиналась с требований допустить оппозиционеров до выборов. В понедельник и вторник митингующие в основном скандировали «Допускай!» и «Каждый день!», призывая самих себя и других москвичей выходить в центр Москвы до окончательной победы — регистрации независимых кандидатов. Но уже к среде повестка митинга изменилась, во многом потому, что на импровизированную трибуну стали выходить не только члены оппозиции, но и простые люди. И они говорили не только о решении Мосгоризбиркома. Выступающие обращали внимание на проблемы в российской системе здравоохранения, на всесилие ФСБ и, конечно, на коррупцию. В итоге начались скандирования «Долой власть чекистов», «Дадим Путину пинка» и даже «С нами Бог». Казалось, что люди забыли, зачем собрались. Но в разговоре со «Снобом» Илья Яшин заявил, что ситуация находится под контролем. Происходящее он назвал «свободной трибуной» и «гайд-парком», необходимыми для поддержания градуса дискуссии.

Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка Москвы, бывший депутат Мосгордумы, один из допущенных до выборов независимых кандидатов: 

Я все-таки считаю, что у любого митинга должна быть внятная цель, гораздо важнее бить в одну точку, чем во все сразу. Но Яшин, Соболь и другие политики сейчас находятся в очень уязвимом положении, поэтому критиковать их особо не хочется. 

То, что происходит вокруг выборов в Мосгордуму, — очень опасная ситуация. Конечно, обидно за моих коллег — кандидатов, которые собирали подписи, а потом проверяли их по ночам, тратили много сил, энергии. Получается, что впустую. Когда политическую судьбу столицы решает какая-то группа графологов (специалисты, проверяющие подлинность подписей. — Прим. ред.) — это абсурд. Десятки тысяч москвичей поняли, что их мнение никто учитывать не собирается, и сейчас они становятся все более политизированными.

Один за всех и все за одного vs каждый за себя

Оппозиционеры за эту неделю не раз говорили, что объединились во многом благодаря политике московских властей. Судя по настроению на площади, митингующим совместная работа оппозиции нравится. Но что будет дальше, как долго Яшин, Соболь, Гудков и другие смогут играть в одной команде — не очень понятно. Для достижения общей цели им придется делиться своим «медийным весом» не только друг с другом и с другими политиками-ноунеймами, которых также не допустили до выборов и которые со среды активно выступали на Трубной.  

Главное, не ясно, что оппозиционеры собираются делать дальше. В разговоре со «Снобом» Иван Жданов рассказал, что сейчас несостоявшиеся кандидаты готовят совместное обращение в суд. Но сам Жданов в эффективность этого шага не верит. По его словам, ситуацию могут изменить только публичные акции, в том числе митинг на проспекте Сахарова 20 июля.

Глеб Павловский, политолог:

Не бывает объединений, которые объединяются просто так. Объединение разных сил, депутатов, партий всегда предполагает какую-то цель, задачу, которую они должны решить. На Трубной повестка не размылась, а не сложилась. Сначала они добивались своей регистрации, но теперь, когда уже известны решения территориальных комиссий, что делать дальше — неясно. Нет даже минимальной программы. 

Если бы оппозиционеры объединились — это был бы очень большой прорыв. Даже более важный, чем его последующие электоральные последствия. Это объединение было бы очень весомым в политическом плане и могло бы заставить власть отступить. Но для такого исхода нужны большие силы, которых пока нет. Что-то станет понятно после митинга на Сахарова, но думаю, что ждать от него многого не стоит.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Страха перед несогласными руководство не испытывает, но лишний шум его слегка раздражает. По этой причине в представительных органах власти в России положено обитать преимущественно персонажам безликим. Они и заседают ныне почти всюду, придавая нашей тихой с виду осажденной крепости с глухо бурлящими подземельями неповторимо благостные черты
Отказ в регистрации оппозиционным кандидатам под предлогом фальсификации подписей поставил столичные власти в безвыходное положение: политическая ситуация в Москве обречена на обострение вне зависимости от того, допустят ли теперь снятых оппозиционеров к выборам или продолжат грубо нарушать закон, невзирая на протесты, считает бывший левый диссидент, депутат Моссовета 1990–1993 годов и зарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы от 42-го округа Борис Кагарлицкий

Новости партнеров

Что выиграл и что проиграл Сергей Собянин на последних выборах