Начать блог на снобе
Все новости

Колонка

Про клопов и про людей. Почему глумящиеся над Соболь стократ хуже полицейских 

26 Июля 2019 15:30

Безнаказанные глумливые шутки над теми, кого демонстративно унижают и подавляют власти, — наиболее омерзительный элемент политической культуры современной России. И то, что власть держит при себе тех, кто кривляется над ее жертвами из-за полицейских щитов, — возможно, повод для самого неутешительного диагноза

В наше время слова «буллинг» еще не было, но буллинг, конечно, был. В каждом, наверное, классе находился жлоб-второгодник, выбиравший себе жертву и всячески эту жертву шпынявший. И рядом с этим тигром-переростком — обязательно пара-тройка шакалов, мелких человечков, но вполне сформировавшихся мерзавцев, уверенных в своей безнаказанности и подвывавших хозяину в меру сил и умений.

Большинство нормальных детей, кстати, опровергая слухи об особой какой-то детской жестокости, в таких развлечениях не участвовало. Мы понимали, что это гнусно. И редко заступались за жертв, увы, опровергая слухи об особом каком-то чувстве справедливости, обостренном якобы у русских, и о присущем нам коллективизме.

И вот почему-то сами эти озлобленные гиганты вызывали разве что ненависть (по-своему даже благородное чувство, если подумать). Их судьба крупными буквами была написана у них на лбу: домученные лет этак за десять восемь классов, первая ходка, вторая ходка, цирроз или туберкулез и ранняя смерть. И это мы еще в начальной школе слова «героин» не знали, хотя в средней узнать успели.

Зато мелкие эти подпевалы вызывали прямо-таки омерзение. Почти до дрожи. Ясно было, что это совсем сгнившие люди, причем на корню, до срока. И уже не важно, как сложится их судьба, что там будет дальше. Душа уже променяна на возможность творить зло, прикрываясь чужой силой. 

И конечно, глядя на то, что творится в последние годы в российской политике, трудно отделаться от ощущения, будто тебя неизвестно за какие грехи вернули в очень среднюю школу.

Бруно Монпьед. «La reine des feuilles mortes». 2005 Фото: Bruno Montpied/Wikipedia

Невозможно не восхищаться талантами московского мэра Сергея Семеновича Собянина и его команды. Действительно, нужен особый дар, чтобы до зевоты скучные выборы в городской парламент, который много лет был небесплатным, зато вполне бессмысленным приложением к органам исполнительной власти, превратить в главное политическое событие федерального масштаба. В настоящий триллер, на съемках которого живые люди узнают вдруг, что их, по мнению «экспертов-графологов», нет. 

С привлечением специалистов, имеющих опыт работы в ЦАР, Сомали и Зимбабве, для того чтобы облить дерьмом сборщиков подписей за независимого кандидата. 

Нужен особый дар, чтобы так изменить настроения в обществе: на старте кампании выборами интересовалось примерно 11 процентов населения, а теперь 11 процентов готовы выходить и протестовать против творящегося в столице произвола, и явку социологи обещают высокую. Чтобы не сказать — беспрецедентную. 

Над здравым смыслом происходит откровенное какое-то надругательство — дело, например, в Следственном комитете заводят не против тех, кто нагло, глупо, грубо, без всякого стеснения крал подписи у независимых кандидатов, а против тех, кто решил этой наглостью возмутиться. Против самих же кандидатов. 

Любовь Соболь, которую не зарегистрировали в качестве кандидата, объявила голодовку. После того как Мосгоризбирком отклонил ее жалобу, Соболь заявила, что продолжит голодать прямо в здании комиссии. Охранники вышвырнули ее на улицу вместе с диваном. Потом Соболь задержали полицейские, доставили в ОВД «Тверское», теперь вызывают на допрос в СК. 

И как тут не почувствовать: вот снова ты бесправный и, наверное, не очень храбрый школьник и просто смотришь, как здоровенный жлоб глумится над живым человеком.

А где же подвывание прихвостней? Есть, есть, куда же без него. «Наша охрана, она вынесла не Соболь, она вынесла диван, чтобы паразитов вытряхнуть, клопов и прочих. Ее не трогали пальцем. Она сидела на диване, а диван вынесли. А уж куда ее дальше отправила полиция, я не знаю», — прокомментировал случившееся член Московской городской избирательной комиссии Дмитрий Реут. 

Он, наверное, чертовски остроумным себе кажется. Смешно шутит. Потому что за ним — мэрия и те, кто главнее мэрии, и Следственный комитет (кстати, отдельное заявление на Соболь за «воспрепятствование работе избирательной комиссии» члены МГИК, разумеется, уже накатали), и полицейские дубинки. И вскипает в душе подловатая радость от возможности безнаказанно издеваться над слабым. За это ведь не будет ничего. Старшие товарищи с пудовыми кулаками прикроют.

Думаю, протестное голосование на предстоящих выборах мэрия себе уже обеспечила

Вполне себе еще молодой человек, кандидат юридических наук, карьерные планы, наверное, строит и рассчитывает, что старшие товарищи оценят его повизгивания. Потреплют по холке, кинут кусочек с хозяйского стола. 

Москва большая, в ней проще разглядеть симптомы болезней, общих для всей России. Годами уже скачут, ощущая себя причастными к большой государственной силе, и малокалиберные блогеры на зарплате, и тяжеловесы-телеведущие. Не упуская шанса пнуть кого-нибудь, кто рискнул поговорить о человеческих правах или возмутиться чиновным воровством, например. Понимая или веря, что успеют отскочить за спины старших товарищей, что за них — все полицейские дубинки страны, а главное — те, кто отдает команду «фас» полицейским с дубинками.

И я бы рад был, наверное, написать, что чувство это ложное. Что у старших их на лбу понятная перспектива — пара ходок и смерть от цирроза, ведь то, что с Россией в последние годы творится, и есть политический цирроз. Что истеричный страх перед несколькими независимыми кандидатами на выборах в городскую думу — признак слабости, а не силы, но… Нет, конечно, и это когда-нибудь кончится, но есть ощутимый риск, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при путинизме». И еще пара — тоже.

Что на наш век, как и на век прихвостней, хватит дубинок, а значит, прагматический смысл в их выборе есть.

А так, ну, что тут скажешь. Ну сгнили изнутри, ну выменяли душу на возможность безнаказанно глумиться над живыми людьми, зато к корыту с кормом пробились. Тоже результат. Но надо, наверное, хотя бы фамилии их запоминать, что ли. 

Думаю, протестное голосование на предстоящих выборах мэрия себе уже обеспечила. В МГД могут попасть не «самовыдвиженцы» из ЕР, а представители других системных партий. Чуть менее сговорчивые, но вполне сговорчивые. Собянина, конечно, за это пожурят, и только. А они будут заседать, изображать из себя настоящих политиков в ненастоящем парламенте, и никто из них не вспомнит через день после выборов, что сидят они в украденных у настоящих кандидатов креслах.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Простой обзор приговоров последнего времени по делам об экстремизме или оскорблении власти показывает, что каждый гражданин заранее виновен. Власть лишь выбирает, кого наказать
Уже шесть дней под проливным дождем москвичи выходят протестовать. Они выступают за то, чтобы на выборы в Мосгордуму допустили кандидатов от оппозиции. Ранее кандидатов отказались регистрировать, объявив подписи, собранные за них, поддельными или бракованными. Сегодняшняя акция, в отличие от прочих, была согласованной и собрала более двадцати тысяч человек. «Сноб» рассказывает, как проходил самый массовый митинг последнего времени
Отказ в регистрации оппозиционным кандидатам под предлогом фальсификации подписей поставил столичные власти в безвыходное положение: политическая ситуация в Москве обречена на обострение вне зависимости от того, допустят ли теперь снятых оппозиционеров к выборам или продолжат грубо нарушать закон, невзирая на протесты, считает бывший левый диссидент, депутат Моссовета 1990–1993 годов и зарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы от 42-го округа Борис Кагарлицкий