Все новости
Редакционный материал
Выборы для садоводов.

Почему муниципальные выборы в Петербурге для ЦИК заметнее губернаторских

Центризбирком в полном составе бьется насмерть за честные муниципальные выборы в Петербурге. Однако негодование оппозиции ЦИК разделяет хоть и целиком, но все же не полностью: претензий по поводу выборов губернатора комиссия не замечает. Ведь политика в сферу компетенции Эллы Памфиловой не входит
26 июля 2019 16:35
Фото: Агентство «Москва»

В Петербурге в среду, 24 июля, прошел митинг за честные выборы — пятью днями позже, чем последний митинг на ту же тему в Москве. Размах, конечно, был поскромнее: народу собралось раз в пять меньше, около 4 тысяч человек, и избирком никто не штурмовал (участники собрались на площади Ленина в плотном оцеплении ОМОНа), но плакаты и выступления были вполне радикальными, и для Петербурга, особенно для буднего дня, такой митинг считается очень массовым. На сцену пробился даже скандально известный боец без правил Вячеслав Дацик — как выяснилось, его подругу тоже не зарегистрировали кандидатом.

В столице оппозиционеров не пускают на выборы в городскую Думу, в Петербурге, примерно теми же методами, — на муниципальные выборы, которые состоятся в сентябре. Петербургские муниципалитеты богаче и влиятельнее, чем московские (а может быть, чем даже и Мосгордума), так что борьба здесь ведется нешуточная. Но в Петербурге одновременно будут проходить еще и выборы губернатора, так что естественным образом митинг оказался посвящен им тоже. Ораторы через одного то расписывали со сцены художества муниципальных избиркомов, то требовали решительных действий на губернаторских выборах, призывая портить бюллетени либо голосовать за кого угодно, кроме и. о. градоначальника Александра Беглова.

Среди выступавших был и кандидат в губернаторы от КПРФ Владимир Бортко. Двое других, Михаил Амосов и Надежда Тихонова, присутствовали, но на сцену не поднялись. Кстати, Александр Беглов тоже мог бы прийти — в конце концов, он же тоже выражал недовольство нарушениями на муниципальных выборах в городе. Но, видимо, Беглов из тех, кто считает, что митингами ничего не добиться.

Другие методы, впрочем, тоже почему-то не срабатывают. За день до митинга глава  Центризбиркома Элла Памфилова угрожала петербургским коллегам обращением к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву из-за того, что судья в Петербурге взял отпуск в то время, как ему полагалось разбирать протоколы о нарушениях на выборах, — а заодно к генпрокурору Юрию Чайке и шефу Следственного комитета Александру Бастрыкину по поводу самих нарушений.

А неделю назад ЦИК грозил судом председателю горизбиркома Петербурга Виктору Миненко. Это пришлось делать заместителю Эллы Памфиловой Николаю Булаеву, так как саму Памфилову петербургские выборы довели к тому моменту до госпитализации. Муниципальные избиркомы целый месяц методично отказывали в регистрации оппозиционерам и самовыдвиженцам, те заваливали Центризбирком жалобами, по 500 штук в неделю, согласно подсчетам члена ЦИК Александра Кинева, ЦИК требовал, чтобы отказников регистрировал Горизбирком, уговаривал, давил на совесть, дошел до угроз судами, а тот — ну, нельзя сказать, что совсем этого не делал, но далеко не в тех объемах, чтобы Элла Памфилова осталась довольна. Теперь в городские суды подано несколько сотен исков о снятии тех, кого все-таки зарегистрировали, и ЦИК приходится жаловаться уже в наивысшие инстанции в надежде на то, что боль Памфиловой они примут как свою.

Пожалуй, оппозиционерам стоило бы позиционировать себя как кандидатов-садоводов — возможно, в этом случае у них было бы больше шансов добиться своего

Интереснее всего то, что, демонстрируя невероятную внимательность и принципиальность по отношению к муниципальным выборам и тем самым вроде бы входя в резонанс с митинговавшими на площади Ленина, Элла Памфилова как будто не замечает выборов губернаторских.

Между тем к ним у оппозиции тоже большие претензии, в первую очередь касающиеся планов по организации масштабного «выездного» голосования в Ленинградской и Псковской областях. Там Горизбирком намеревается создать 72 и 20 участков соответственно; управление по развитию садоводства и огородничества уже спрогнозировало, что в погожий день 8 сентября на участки в Ленобласти выберется около 700 тысяч горожан, а ранее в Горизбиркоме говорили, что насчитали в Псковской области 45 тысяч принадлежащих петербуржцам домовладений. Не все из них, конечно, избиратели, но даже половина — это почти 10 процентов из имеющихся в городе, а никакого толкового наблюдения на таких участках организовать, естественно, не получится.

Прием не совсем новый: голосование в областных садоводствах устраивали, например, по инициативе Сергея Собянина на выборах мэра Москвы в 2018 году, причем практику распространили не только на Подмосковье, но и на Калужскую, Владимирскую и Тульскую области. И весьма успешно: результат за Собянина там оказывался значительно выше, чем в городе.

Владимир Бортко, узнав о нововведении, предложил всем остальным кандидатам, кроме Беглова, в знак протеста сняться с выборов, чем вызвал кратковременное оживление в соцсетях: поскольку технических кандидатов-спойлеров власти не выдвинули, это привело бы к срыву голосования. Кандидат от демократов Михаил Амосов обратился к Элле Памфиловой с настоятельной просьбой отменить «выездные участки». Но она так ни разу и не прокомментировала это решение ГИК. Хотя оппозиция ожидает, что на самом деле именно там, в садоводствах, выборы Александра Беглова и пройдут.

Подозрения усиливает тот факт, что в штабе Александра Беглова присутствуют политтехнологи, в прошлом году работавшие на выборах губернатора Псковской области у Михаила Ведерникова — эти выборы прошли без жалоб, но лишь потому, что жаловаться было некому, так как сильных оппонентов к выборам не допустили. Муниципальные выборы в этом регионе, кстати, тоже проходили, мягко говоря, небезупречно. Новгородскую область или Карелию, где у многих петербуржцев тоже имеются дачи (но нет политтехнологов в Смольном), в Горизбиркоме решили проигнорировать.

Тем не менее Элла Памфилова, во-первых, приветствовала идею Сергея Собянина о голосовании на дачных участках, а во-вторых, в прошлом ноябре заявила, что организаторы выборов на Псковщине «исполняют свой долг с достоинством и честью». Очевидно, Бортко и Амосов выбрали не того адресата для жалоб — у Центризбиркома явно не должно быть причин разделять их опасения. Что касается выборов губернаторов, то Элла Памфилова обычно предпринимает решительные действия лишь в том случае, если это совпадает с намерениями Кремля, как это было в отношении Приморского края, где она настояла на отмене выборов после поражения кандидата-единоросса.

Центризбирком может смотреть сквозь пальцы на запрограммированность «муниципального фильтра» или, даже негодуя публично, на деле смиряться с недопуском на выборы оппозиционных кандидатов, но вот избирательные права дачников для него священны. Пожалуй, оппозиционерам стоило бы позиционировать себя как кандидатов-садоводов — возможно, в этом случае у них было бы больше шансов добиться своего. Пока этого не случилось, ждать от ЦИК радикальных решений нечего: для власти результат на выборах по-прежнему приоритетней процесса, а политика к компетенции Эллы Памфиловой не относится.

Читайте также
Иван Давыдов
Безнаказанные глумливые шутки над теми, кого демонстративно унижают и подавляют власти, — наиболее омерзительный элемент политической культуры современной России. И то, что власть держит при себе тех, кто кривляется над ее жертвами из-за полицейских щитов, — возможно, повод для самого неутешительного диагноза
Георгий Бовт
В детском палаточном лагере в Хабаровском крае произошла трагедия: в результате ночного пожара погибли четверо детей. Следствие уже ищет виновных и найдет. А если вдруг не найдет, то назначит. Местные власти объявили, что семьи жертв трагедии получат по 1 миллиону рублей. Миллион рублей за погибшего ребенка. Разве можно компенсировать такую чудовищную потерю такой суммой? Но ведь найдутся «циники-прагматики», которые зададут и другой вопрос: а почему вообще в данном случае должно платить государство? Есть и третий вопрос: как вообще определяется цена человеческой жизни в России?
Константин Эггерт
Не верьте всему, что вам говорят про Бориса Джонсона — такие политики приходят к власти раз в несколько десятилетий. Владимир Путин это поймет очень скоро