Все новости

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

1600.jpg

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Дмитрий Орешкин

В Москве — протесты, а Путин скрывается на дне морском

Редакционный материал

Центр Москвы 27 июня превратился в арену противостояния полиции и митингующих, выступающих в поддержку независимых оппозиционных кандидатов, которым отказали в регистрации на выборах в Мосгордуму. По последним данным, на митинге задержаны 1373 человека. Какие мотивы стоят за решением властей жестоко подавить протест и к чему может привести разгорающийся конфликт между властью и обществом, рассказывает политолог Дмитрий Орешкин

28 Июль 2019 11:20

Карты вскрыты 

События, которые разворачиваются в Москве после того, как 14-ти независимым кандидатам отказали в регистрации на выборах в Мосгордуму, превратили эти выборы из вполне рутинного мероприятия в событие федерального уровня, если не больше, с учетом количества иностранных журналистов на вчерашнем митинге.

Теперь карты вскрыты: уже не скажешь, что все это было случайно, а на самом деле у нас в России — демократия. События последних двух недель в очередной раз доказали, что права провластных и оппозиционных кандидатов реализуются совершенно в разных пространствах. К одним никаких вопросов, к другим — немыслимое количество придирок по мелочам.

До последнего момента московские власти заслуженно имели имидж вполне демократичных, а Собянин — репутацию человека, который умеет договариваться с Москвой. Под Москвой я имею в виду город как социокультурный организм. Москва в целом — одно из самых продвинутых территориальных образований в составе федерации, и Собянину до последнего времени удавалось выстраивать отношения с этим организмом. Если, например, будучи губернатором Тюменской области, он совершенно не стеснялся прибегать к нечестной игре на выборах — там были такие приписки, что мало никому не покажется — то в Москве после 2011 года он этого не делал.

Собянин сумел наладить отношения со столичным регионом, при этом сохраняя лояльность по отношению к президенту, иначе он бы не был мэром самого большого по населению и важного региона. Подобное положение дел устраивало и вертикаль власти: начальник, с одной стороны, лояльный, но в то же время, он не допускает эксцессов и контролирует ситуацию в регионе. Теперь же Собянин вынужденно оказался дискредитированным.

Советские рельсы

Жестокое подавление акций протеста в Москве показало, что, выбирая между двумя способами поддержания стабильности государства — поиском компромисса и силовым принуждением — власть, в широком смысле этого слова, выбрала второй вариант. Всякие попытки договориться, найти компромисс через Памфилову, Собянина, Москалькову и других представителей государства, готовых вступить в диалог с общественностью, оказались бесплодными, потому что модель компромисса подразумевает соблюдение норм, записанных в институциональных документах. Это, в свою очередь, означает, что права есть не только у начальников, но и у народонаселения. А этот тезис начальникам категорически не нравится. Они считают, что у них есть права и они могут делать то, что могут, потому что они лучше понимают проблемы и задачи отечества. 

Силовики же пообещали, что наведут порядок, и свое слово сдержали. При этом то, как они наводили порядок — отдельная тема для рассуждений. Если действительно, как они говорят, на акцию вышло 3500 человек и при этом задержали больше тысячи, значит, брали каждого третьего! Такого столица еще не видела. Конечно, большую часть задержанных выпустят, но арестовывать каждого третьего — это уже советский метод подавления протестов. Тогда, правда, на протестные митинги выходили пять, восемь, двенадцать человек, и их забирали всех, но надо учитывать, что сейчас выходит не три человека, а три тысячи, и задержать абсолютно всех просто невозможно.

Теперь, после того, что произошло, ключ в руках у силовиков. Это значит, что власть встала на рельсы, которые ведут назад, к Советскому Союзу, когда вопрос о поиске компромисса с митингующими, вообще не стоял на повестке дня. Конечно, речь не идет о воссоздании советской системы управления в полном масштабе. Рано говорить и о том, что Россия движется в сторону северокорейской модели или Туркмении, но вот до Китая с Тяньаньмэнем уже не так далеко.

Сегодня фундаментальная проблема состоит в том, что у российских граждан окончательно исчез законный, демократический механизм для реализации своих вполне законных, рациональных и понятных интересов. Более того, им не просто не разрешают выбирать из разных кандидатов на выборах — им даже не позволяют протестовать против того, что нарушаются их конституционные права. Вместо этого укрепляется простой советский закон о том, что начальник всегда прав. Россия давно двигалась в эту сторону, но именно 27 июля 2019 года стало олицетворением финишной черты.

Пожар революции

Вместе с тем, я не думаю, что «пожар революции» может перекинуться на другие регионы. Сейчас в каждом регионе свой уровень социальной резистентности. В Москве, например, он выше, в Чечне — ниже. Все понимают, что в Чечне выборы фальсифицированы, но на улицы там никто не выходит.

Столичная повестка в этом смысле отличается от региональной: людей в регионах занимает не абстрактная политика, а конкретные проблемы. В Архангельске —  мусор, в Ингушетии — проведение границы с Чечней, в Сибири — пожары, в Калининграде — свобода трансграничного бизнеса, который там у многих есть. Эти конкретные проблемы повсеместно выдвигаются обществом на повестку дня, и везде местные правящие элиты пытаются выработать решение в зависимости от ситуации. 

Московский случай — сигнал скорее не для широких народных масс, а для начальников. Сигнал, что надо пожестче разогнать акции протеста, запугать недовольных, упечь их за решетку. И я думаю, что в регионах этот сигнал с удовольствием примут и будут использовать.

На дне морском 

Символично, что пока в Москве бушуют протесты, Путин опускается в море на своем батискафе. Это, конечно, не случайно. Так он хотел показать свое отношение к этим акциям с помощью информационного повода: мол, вы там ходите, а у меня есть гораздо более интересные вещи. Но выглядит это крайне смешно, потому что в Москве — протесты, а Путин скрывается на дне морском. У президента свои проблемы — неважно, в космос он полетел, на батискафе на дно морское опустился или воспитывает стерхов, — а у людей совершенно другие. Механизм демократии — это коммуникация между властями и населением, и эта коммуникация теперь сведена к одной простой прямой линии, сильно напоминающей палку или дубинку, которая только и способна, что бить сверху вниз.

Подготовила Ксения Праведная

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Во время акций протеста, прошедших 27 июня в центре Москвы, было арестовано более 1000 человек. Такого количества задержаний Москва не видела со времен протестов на Болотной площади. «Сноб» поговорил с экспертами о том, с чем связана подобная жестокость в подавлении митинга, а также и выбрал самые неоднозначные оценки событий из телеграм-каналов общественных деятелей
В центре Москвы у здания мэрии на Тверской улице проходит митинг «За честные выборы» в поддержку независимых оппозиционных кандидатов, не допущенных до выборов в Мосгордуму. Еще до начала самого мероприятия было задержано более 80 человек. О том, как проходит акция — в нашей фотогалерее

Новости партнеров

27 июля в центре Москвы силовики задержали больше тысячи человек, которые пришли на несогласованный митинг в поддержку независимых оппозиционных кандидатов, не допущенных к выборам в Мосгордуму. «Сноб» вел прямую трансляцию

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.