Top.Mail.Ru
Все новости

Редакционный материал

Валерия Гудкова: После убийства Немцова нашей семье поступали угрозы

В четверг, 1 августа, Мосгорсуд отклонил апелляцию на решение нижестоящего суда об аресте незарегистрированного кандидата в депутаты Мосгордумы Дмитрия Гудкова на 30 суток. Его задержали за организацию несогласованной акции, которая прошла у здания Мосгоризбиркома 14 июля. Накануне апелляции корреспондент «Сноба» встретился с женой Дмитрия Гудкова Валерией в квартире, где 24 июня следователи провели ночной обыск, и узнал, можно ли привыкнуть к частым обыскам и арестам мужа, как объяснить ребенку, что его отец — оппозиционер, и почему Гудковы не собираются уезжать за границу

2 Август 2019 16:50

Фото: Алексей Николаев
 


Ɔ. Дмитрий Гудков стал первым из незарегистрированных кандидатов, к кому перед акцией 27 июля пришли следователи. Как вы узнали, что у вас дома идет обыск?

Об обыске 24 числа мне сообщил отец Дмитрия Геннадий Владимирович, я сразу же подключилась к веб-камере на кухне — обычно мы с ее помощью следим за ребенком. В этот раз я увидела в нашем доме посторонних людей. На одном стуле сидел следователь, на другом — Дима. Следователи зачитывали основания для обыска. После составления бумаг они перешли к конкретике — они залезли в мое нижнее белье, в бухгалтерские бумаги, оставшиеся от моего бизнеса. Они искали листовки, газеты и, серьезно, план захвата Мосгордумы — схемы, по которой должны пойти колонны людей. Скриншот с видео я сразу отправила в соцсети. Видимо, так называемый понятой эти публикации увидел, потому что он почти сразу стал указывать на веб-камеру, которую в конце концов отключили. Этот же понятой показал следователям, что в спальне нашего ребенка стоит компьютер. По форме он похож на вазу, поэтому его заметили не сразу. Следователи решили изъять компьютер, хотя на нем ничего, кроме наших семейных фильмов, которые любит монтировать Дима, нет. В итоге я узнавала о том, что происходит в квартире и вокруг, от журналистов, которые приехали меньше чем через час и стояли на нашей лестничной клетке.

Фото: Алексей Николаев


Ɔ. Вы сразу вернулись в Москву?

Это была моя первая мысль, но после окончания обыска Дима сказал, чтобы мы прилетали в Москву 26-го, как планировали сначала. Прилетев, мы сразу поехали на дачу, а уже оттуда на следующий день — на митинг. У меня с самого начала были мысли, что доехать до города нам не дадут, хотя Дима до последнего надеялся, что попадет на Тверскую. Случилось так, как предполагала я: шоссе перекрыли, сотрудник ДПС остановил нашу машину, якобы для проверки документов, и как только понял, кто за рулем, позвал сотрудников Росгвардии. Диму сразу увезли. Я пыталась следовать за полицейской машиной, чтобы понять, куда его везут, но через пару километров меня тоже остановили, опять якобы для проверки документов. Все это было как в плохом кино. 


Ɔ. Когда у вас с Дмитрием только начинались отношения, вы представляли себе, что вас ждет?

В 2008–2009 годах Дима уже был лидером молодежного крыла политической партии, мы тогда начали работать вместе и устраивали по нынешним меркам смешные пикеты — по 20–30 человек. Конечно, я представить не могла, что нам предстоит пережить, но уже тогда увидела в Диме серьезного и харизматичного политика. Наша свадьба была в 2012 году, в самый разгар «Болотного дела», с тех пор давление на нашу семью не прекращалось. 

Валерия и Дмитрий Гудковы после заседания в Мосгорсуде Фото: Личный архив Валерии Гудковой


Ɔ. Можно ли привыкнуть к постоянным задержаниям мужа, к мысли, что в любой момент в ваш дом могут прийти с обыском?

Я не боюсь обыска: нам нечего прятать. Конечно, когда твои границы нарушают, когда в твой дом приходят чужие люди, это неприятно. Но ко всему можно привыкнуть, кроме разве что опасения за свою жизнь. После убийства Бориса Немцова я постоянно получала сообщения с угрозами. Нам и сейчас советуют бросить политику и заняться бизнесом. Такие предложения звучат и от врагов, и от друзей. 

Сложно объяснить, почему мы продолжаем делать то, что делаем. Наверное, чувство собственной правоты дает уверенность в себе. Когда 27 июля перед митингом Диму увозили росгвардейцы, я сказала ему, что он все делает правильно.


Ɔ. Для самореализации не обязательно же заниматься политикой. Есть, например, благотворительность.

Я думала об этом и, возможно, займусь чем-то подобным. Но Дима — прирожденный политик, который хочет не просто подниматься по карьерной лестнице, а отстаивать свои идеалы. Он в политике с 19 лет — это его призвание, не работа, а стиль жизни. 

Фото: Алексей Николаев


Ɔ. Как вы объясняете сыну, куда иногда исчезает отец?

В этом году ему исполнится шесть лет, и он пока мало что понимает. Но мне нравится, как он отвечает на вопрос: «Кем работает твой папа?» Он всегда отвечает, что папа работает кандидатом. Это чистая правда, в нашей политической реальности Дима не может никуда избраться: ему просто не позволяют это сделать. 


Ɔ. Вы как-то готовите сына к тому, что он может прочитать о вашей семье в интернете?

В нашей семье политика на завтрак, обед и ужин. Это наша главная тема, ребенок все это впитывает. Не удивлюсь, если однажды он решит пойти по стопам отца. Но пока его в основном интересуют мультики, до изучения комментариев в соцсетях и просмотров сюжетов на федеральных телеканалах нашему сыну еще далеко. 

Фото: Алексей Николаев


Ɔ. Вы не думали все бросить и уехать всей семьей за границу?

Мыслей об отъезде у меня не было, с таким предложениям я к Диме не подходила. Я, как и он, хочу остаться в России, в Москве — это моя Родина, я здесь выросла. Почему мы должны уезжать? Но при этом нам хочется жить в благополучном мире, стране и городе.  


Ɔ. Вы измените свое решение, если дойдет до уголовных дел в отношении кандидатов?

Нет.

Беседовал Никита Павлюк-Павлюченко 

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Во время протестной акции в центре Москвы полицейские задержали почти полторы тысячи человек. В автозаках в том числе оказались случайные прохожие, студенты, жители соседних городов. Попала туда и Ольга Мисик — несовершеннолетняя участница движения «Бессрочка». В субботу она вышла на Тверскую улицу, где читала сотрудникам Росгвардии Конституцию России. Позже Мисик задержали и отвезли в ОВД. «Сноб» поговорил с Ольгой о митингах, «Бессрочке» и многом другом
В центре Москвы задержали более тысячи человек, которые вышли выразить свое недовольство тем, что на выборы в Мосгордуму не допустили 14 независимых кандидатов. В субботу протестующие отступали, атаковали, попадали в стратегические ловушки и вновь прорывали окружение. Корреспонденты «Сноба» целый день наблюдали за почти боевыми действиями в центре города

Новости партнеров

«Сноб» поговорил с членом Совета по правам человека Николаем Сванидзе, который накануне встретился с не допущенными до выборов в Мосгордуму политиками, о том, что им грозит, чего ждать от субботней несогласованной акции в центре Москвы и чем нынешняя ситуация отличается от Болотной