Top.Mail.Ru

Колонка

Первый выстрел в валютной войне.

Что ждет Россию после девальвации юаня и обвала нефти

8 Августа 2019 12:11

Применение «валютного оружия» в торговом конфликте между США и Китаем делает его глобальным и открывает путь к «гонке девальваций», которая способна дестабилизировать всю мировую финансовую систему

Надежды на достижение компромисса в торговом конфликте между США и Китаем, которые возникли было после встречи американского президента Дональда Трампа с китайским лидером Си Цзиньпином в ходе саммита «Большой двадцатки», не оправдались. Ситуация развивается по наихудшему сценарию. Трамп угрожает обложить новыми 10-процентными пошлинами китайские товары на сумму в 300 миллиардов долларов. Китай же в ответ прибег к девальвации национальной валюты. Курс доллара к юаню впервые с момента кризиса 2008 года взлетел выше 7 юаней за доллар. Это вызвало волну панических распродаж на фондовых и сырьевых рынках. Рушатся цены на нефть, медь, железную руду, алюминий. Падают сырьевые валюты, акции сырьевых и высокотехнологичных компаний. Призрак масштабного финансового кризиса появился на горизонте. 

Чего боятся инвесторы, понятно. Девальвация китайской национальной валюты сродни применению оружия массового поражения. Слабый юань делает китайские товары более конкурентоспособными не только в США, но и в других странах. Таким образом, торговый конфликт между первой и второй экономиками мира выходит за рамки двухсторонних трений и перерастает в полномасштабную мировую войну всех против всех. Ни Европа, ни азиатские страны, ни США — никто не будет мириться со слишком сильным укреплением своих валют и спокойно наблюдать, как дешевый импорт вытесняет с национальных рынков товары «отечественного производителя». Наиболее вероятный сценарий развития событий — «гонка девальваций», в которой просто не может быть победителя и которая рискует привести к судорожным разрушительным метаниям инвесторов, пытающихся спасти хотя бы часть своих денег.

Даже Китай, ослабляя юань, серьезно рискует спровоцировать мощный отток инвестиций, последствия которого сведут на нет все преимущества слабой валюты. И это при том, что Народный банк Китая практически полностью контролирует ситуацию на валютном рынке страны, а валютных резервов там вполне достаточно, чтобы удерживать практически любой комфортный для страны курс национальной валюты. У американского Федрезерва, Банка Японии или Европейского ЦБ гораздо меньше возможностей для того, чтобы контролировать валютный рынок. Поэтому наряду с попытками ослабить свои валюты и стимулировать при помощи бесплатных кредитов свои экономики, скорее всего, в ход пойдут торговые барьеры и административные ограничения в отношении трансграничных операций и определенных видов сделок.

Фото: Alexandr Blinov/Adobe Stock

Если сейчас в мировой торговле основные игроки бьются между собой за получение хоть каких-то минимальных преимуществ, то по мере нарастания волны протекционизма начнется война на уничтожение. 

Если во время кризиса 2008 года «слабым звеном» были банки и компании финансового сектора, то сейчас под ударом окажутся крупные международные компании, главные бенефициары глобализации. На каждую из них завязаны десятки банков, тысячи поставщиков и миллионы держателей акций и облигаций. Финансовые проблемы любого из мировых автомобильных гигантов, любой технологической компании вроде Samsung или Apple могут иметь последствия, на порядок более разрушительные, чем банкротство Lehman Brothers, после которого началась острая фаза кризиса 2008 года. Пока этот риск инвесторами даже не рассматривается. Максимум, на что закладываются рынки, — резкое замедление мировой экономики в результате сокращения объемов мировой торговли из-за торговых барьеров, возводимых крупнейшими экономиками мира.

Для России даже этот «мягкий» сценарий выглядит весьма неприятно. Замедление мировой экономики чревато сокращением спроса на сырьевые товары. Нефть, газ, алюминий, сталь, никель серьезно упадут в цене. Попытки сбалансировать рынок в рамках ОПЕК+ не будут иметь успеха и сменятся ценовой войной, целью которой будет избавиться от конкурентов. Дорогостоящие проекты вроде освоения арктического шельфа или строительства трубы в Китай, и без того весьма сомнительные с точки зрения их окупаемости, могут стать балластом, который потянет за собой всю экономику. Ослабление рубля, выгодное экспортерам, приведет к удорожанию импорта и ударит по доходам населения, которое и без того залезло в долги перед банками, чтобы поддержать привычный уровень потребления. Угроза банковского кризиса из-за пузыря, надувшегося на рынке необеспеченного потребительского кредитования, висит над российской экономикой безотносительно того, как будут развиваться события в мире. Но пресловутые «внешние факторы» могут стать триггером, последней снежинкой, которая приведет к лавине.

Самое неприятное заключается в том, что защититься от надвигающегося кризиса и даже заработать на нем будет можно только при условии, что доминирующая в мире система экономических взаимоотношений выстоит, что сохранится хоть какая-то финансовая инфраструктура, останутся неизменными базовые ценности, устоят изрядно расшатанные государственные институты. В этом случае проще всего переждать шторм в «тихой гавани», которой традиционно является золото. Вот только масштаб надвигающегося коллапса может оказаться куда серьезнее.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Политика сильного доллара — последняя опора, на которой держится современная финансовая система. Если она рухнет, рухнет и ставший привычным мир. Вопрос в том, что прорастет на обломках
Выпущенный из бутылки джинн протекционизма торговыми войнами не ограничится

Новости партнеров

Если почитать российскую официальную прессу, можно подумать, что все складывается прекрасно. Искусство заголовка поднялось к советским высотам. В любом негативе можно найти повод для оптимизма