Все новости
Колонка

Одичание против взаимопомощи. Конституция в стихах и бутерброд для заключенного

9 Августа 2019 15:55
Нынешнее противостояние рождает настоящее гражданское общество в России. Но хватит ли у него сил, чтобы защитить людей от произвола прогнившего государства?

Все уже посмеялись над «Конституцией в стихах», которую подготовили для учеников начальных школ в фонде «Стратегия будущего». Хотел написать «и зря», но нет ведь, не зря. Это и правда смешно. Невыносимо смешно:

И кто законы нарушает,
Наказан будет тот всегда,
А кто закона вдруг не знает,
Ответит всё равно сполна.

Но еще это показатель какой-то немыслимой деградации привластной обслуги, озабоченной «производством смыслов», если вспомнить о языке времен серой сурковщины. Фонд «Стратегия будущего» — серьезная организация. Во главе наблюдательного совета — сенатор-единоросс Вячеслав Тимченко. Среди заявленных целей — «содействие социально-экономическому, общественно-политическому развитию Российской Федерации, улучшению отношений Российской Федерации с зарубежными странами, формирования объективного образа о Российской Федерации за рубежом». В ближайших планах — «практикум-семинар о стратегии будущего в Страсбурге». И то — российское будущее в Страсбурге обсуждать как-то приятнее, чем в Калуге или Кудымкаре. 

И вот, значит, масса серьезных людей — надо полагать, ради содействия общественно-политическому развитию Российской Федерации — решает, что надо переложить Конституцию в стихи для детей. Находят неведомо где современного Ляписа-Трубецкого (автор шедевра демонстрирует похвальную скромность, фамилия его публике неведома, а жаль). Дают заказ, принимают заказ, делят деньги, премируют автора коробкой быстрорастворимой лапши, и целый вице-президент фонда не стесняется рассказывать журналистам о результатах собственной деятельности: «Мы специально акцентировали внимание на базовых ценностях российского государства и общества, на базовых правах и свободах, которые описаны в первой и второй частях нашей Конституции».

Когда в твоей защите будет
Нуждаться Родина твоя,
Рука агрессора нависнет,
Сгустятся в небе облака,
Ты на ее защиту встанешь
И в руку ты ружье возьмешь
И будешь защищать Россию,
А может, за нее падешь.

Не каждый обязан, конечно, в стихах разбираться, но тут филологом быть не требуется, чтобы заметить — это дичайшая, стыдная графомания. Халтура высочайшей пробы. Надругательство и над русской поэзией, и над российской Конституцией, и над здравым смыслом, и, в перспективе, — над несчастными безответными детьми, которых вполне могут заставить учить эти вирши.

Почему это возможно? Потому что тем, кто это делает, совершенно плевать и на свои дела, и на их последствия. Важны лишь движения денег по счетам да соответствие генеральной линии. А с этим все в порядке:

Теперь война на Украине,
Где русских тоже много есть,
А им язык их запретили
И разожгли войну и месть.

Бедный четырехстопный ямб, несчастный «Евгений Онегин». Гаврила гражданин примерный, он Конституцию блюдет.

Это ведь история о деградации всего, что с государством связано. Не менее красноречивая и, может быть, не менее страшная, чем многие прочие в том же ряду. Все ведь делается на отшибись — от ракет, которые перед взлетом правят кувалдой, и до задач, связанных с фальсификацией выборов и фабрикацией уголовных дел против недовольных этой фальсификацией. Все почти, что государственные люди делать обязаны и что государственные люди делать ни в коем случае не должны, но делают, никого своими делами не удивляя (так, на секундочку, вообще-то фальсификация выборов и фабрикация уголовных дел — преступления, хотя и воспринимаются уже давно как нечто естественное), делается теперь кое-как. Без малейшего тщания, без мысли, без выдумки.

Не получилось промолчать про творящееся теперь в Москве, но это даже и хорошо, потому что творящееся теперь в Москве позволяет увидеть еще один процесс. Государственная гниль становится хорошим удобрением для формирования — извините за пафос, некуда его деть — гражданского общества. В противостоянии государственному людоедству люди объединяются, налаживают горизонтальные связи, начинают помогать друг другу.

Фото: Alexander Zemlianichenko/AP/ТАСС

Я знаком с девушкой (а вот тут хочется написать «с маленькой девочкой», она и правда миниатюрная и юная совсем), которая когда-то в одиночку начала собирать передачи для задержанных на несанкционированных мирных акциях. Власть показала зубы, превратив охоту на мирных людей в регулярное мероприятие, достала многих, задела — и у девушки этой теперь куча помощников. Целая организация, возникшая из человеческой солидарности.

Имейте в виду: если и вас поймают однажды и отволокут в обезьянник за крамольную мысль (жутко ведь крамольная мысль — считать, будто житель города может безнаказанно гулять по городу в выходной), она и ее соратники вам помогут. Без воды и бутербродов точно не останетесь. Хотя бутерброды, конечно, могут украсть и съесть полицейские. Прецеденты были.

Прямо вот сейчас, на наших глазах в сознательную силу превращается студенчество. Они действуют сообща, они не боятся вузовских начальников, стоят в пикетах, пытаясь защитить сокурсника, которого обвиняют в участии в массовых беспорядках (притом что никаких беспорядков в Москве не было, уголовное дело — липа, и забывать об этом не стоит ни на секунду). Студенты РГГУ пишут открытое письмо ректору, который заикнулся о возможности отчисления за участие в митингах. Студенты Вышки пытаются отыскать совесть у своего преподавателя (и по совместительству — мэрского кандидата на постыдных выборах). Но чего нет, то не отыщешь, и преподаватель на голубом глазу рассказывает про «куски асфальта», которые якобы метали в полицейских участники московских протестов. 

А студенты действуют, не боятся, помнят, что они люди и у них есть права.

И если вы думали, — я, каюсь, иногда думал — будто нынешние студенты только на то и годятся, чтобы плясать перед начальством в сервильном КВН, то напрасно. Простите, господа студенты.

Государство, зверея, разбудило общество. Тут смешной немного и обидный, наверное, для государства парадокс: оно хочет быть, конечно, сиятельным азиатом, но остается, вопреки собственной воле, единственным европейцем. Вынуждает разобщенных и запуганных людей защищаться. 

Противостояние одичалого государства с обществом, которое как раз и возникает как реакция на государственную одичалость, — главный нерв современной российской политики. Да, именно это противостояние, а вовсе не вопрос «транзита», не «проблема 2024», что бы там мудрые политологи ни говорили. Прорастающее общество пытается — от безысходности, конечно — делать то, что деградировавшее государство делать не хочет и не может. Защищает людей, отстаивает человеческие права. Если получится, будет шанс построить здесь нормальную, пригодную для жизни страну. Еще один. Снова будет что упускать и, как бы это помягче выразиться, профукивать.

А если нет, то совершенно не важно, каким именно образом обставят передачу власти от Путина к Путину и какие способы для этого придумают кремлевские, думские и комитетские стратеги. Никакого будущего все равно не будет. У государства, конечно, дубинки и Следственный комитет, а у людей только солидарность, но только Бог и знает, что на его весах тяжелее.

Да, кстати, почему-то кажется, что об этом важно упомянуть: сенатор Тимченко все-таки застеснялся. Отрицает свою причастность к созданию стихотворной Конституции и даже намекает, что в газете «Известия» иногда врут. Наверное, это хороший знак.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Новый разгон мирной демонстрации, как и полицейские акции 27 июля, дали многим печальный повод для поэтических высказываний. «Сноб» публикует новую подборку стихотворений из социальных сетей, которые по-своему отражают эмоции последних дней
2 августа после ночных обысков студента ВШЭ Егора Жукова заключили под стражу до 27 сентября. Ему вменяют ст. 212 ч. 2 УК РФ за участие в акции 27 июля, по которой ему грозит от 3 до 8 лет лишения свободы. Сразу после сообщения об обысках студенческое интернет-издание DOXA, сотрудники Вышки, а также друзья и коллеги Егора начали кампанию в его поддержку. Рассказываем, как дело Егора Жукова привело к консолидации политически активной молодежи Москвы
Георгий Бовт
Всякий раз, когда в Америке происходит массовый расстрел (а массовые расстрелы там происходят нередко), это непременно становится одной из главных новостей не только в самой Америке, но и у нас в России. Словно нам настойчиво пытаются закрепить мысль, что свободное владение оружием до добра не доводит. Однако сами американцы от такого права, гарантированного им конституцией, отказываться не спешат. Почему?