Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Страна виноватых.

Почему власти хотят от Навального денег

23 Августа 2019 15:46
Желание государственных и окологосударственных структур вчинить иск оппозиционерам за ущерб во время «массовых беспорядков» вполне соответствует логике нынешних властей, по которой главная функция граждан — платить и заранее чувствовать себя виновными

Под вечер в четверг пришли печальные новости. Мосгортранс и ГБУ «Автомобильные дороги» не смогли в суде доказать, что независимые (и незарегистрированные) кандидаты в Мосгордуму в ходе протестных акций нанесли им ущерб на сумму в 12,7 миллиона рублей. Иск подавался сразу к девяти оппозиционерам, но какой конкретно вред нанес предприятиям-монополистам каждый из них, юрист, представлявший Мосгортранс, судье объяснить не смог, а документы пообещал «предоставить позже». Судья Коптевского районного суда Вера Петрова даже слегка разгневалась: «Смысл собираться? Друг на друга посмотреть?» В общем, пока похоже, что транспортники и дорожники денег со смутьянов не получат. 

Предыстория известна. Несколько московских компаний внезапно решили поживиться за счет оппозиционеров. Сделать, так сказать, контрольный выстрел в кошелек бунтарям после всего, что уже устроили избиркомы и полиция. Метрополитен подал иск к Алексею Навальному, главе его штаба Олегу Степанову и пяти незарегистрированным кандидатам. Сумма пока неизвестна. Служба «М.Такси коммуникация» собирается взыскать около 800 тысяч рублей с кандидатов Ильи Яшина, Юлии Галяминой и Александра Соловьева. Компания «Анкор», владеющая рестораном «Армения», — еще полмиллиона с мелочью (в соцсетях рестораторы свое уже получили и даже вынуждены были закрыть аккаунт в Facebook, не выдержав потока народной любви, которая на них обрушилась). Ну, и Мосгортранс с «Автомобильными дорогами» — туда же. И вот — первый результат, печальный для тех, кто решил по-своему подзаработать на протестах.

Массовые беспорядки по-московски — это когда люди без спешки гуляют по улицам, ждут на перекрестках зеленого сигнала светофора, за что и подвергаются периодически побоям

А чтобы объяснить, отчего эта новость меня опечалила, придется пуститься в воспоминания. На нескольких московских акциях протеста — ох, страшно об этом писать, это ведь теперь преступление — выбраться в центр столицы в субботу, ну, да что поделаешь, правду говорить все-таки надо, даже если это нелегко и неприятно, — я присутствовал. Видел парализованный город, перекрытые улицы, видел, как люди в форме и с закрытыми лицами нападают на случайных и мирных прохожих, видел закрытые кафе и магазины. Это теперь принято называть «массовыми беспорядками», возможно, даже не зря: массу росгвардейцев и полицейских выгоняли на бульвары и на Тверскую, ну, а уж то, что они там творили, словом «порядок» описать затруднительно. Скорее уж «дикая охота».

Аккуратно расспрашивал потом знакомых, которые держат разнообразные забегаловки на бульварах, с чего они вдруг решили закрыться. Чай, не на прогнившем Западе живем, витрин здесь не бьют, машины не поджигают (и хорошо, и незачем). Массовые беспорядки по-московски — это когда люди без спешки гуляют по улицам, ждут на перекрестках зеленого сигнала светофора, за что и подвергаются периодически побоям. Наверняка эти жуткие бунтари и в кафе заглянули бы — приятно ведь выпить чашечку хорошего кофе, глядя сквозь панорамное окно, как полицейские метелят толпой, повалив на землю, какого-нибудь твоего знакомого. Это, пожалуй, и довершило бы образ мирного протеста, и сделало бы кассу торговцам.

Отвечали одно и то же: «Нас очень убедительно попросили».

Иллюстрация: Imagezoo/Getty Images

Я еще подумал: странное у нас все-таки начальство, растит на ровном месте ненависть к себе. Зачем, почему? Чего ради заставляют страдать всех этих продавцов хинкали, хумуса, фо-бо и прочей национальной московской еды? Зло ради зла какое-то, загадка без ответа.

Но подумал я так, потому что у меня государственной мудрости нет. Кафе закрывали, видимо, по «убедительной просьбе» городских властей. Улицы перекрывали, мешая работать автобусам и такси, полицейские с росгвардейцами. А иски в связи с упущенной выгодой обрушились не на организаторов всего этого масштабного столичного беспорядка, а на потерпевших. Особенно эффектно в списке виноватых смотрится Навальный, который вообще все это время сидел в ИВС. 

Такой поворот сначала обескураживает, зато потом многое проясняет в российской действительности. Гениальная ведь находка! Ее бы распространить и на прочие отрасли государственной жизни. Вот, поговаривают, у российских правоохранителей раскрываемость невысокая. Когда ловить нужно не случайных прохожих на улицах, а настоящих преступников, рекорды ставить не получается. Прискорбно, имиджу державы не на пользу. Но что, если ловить и наказывать не тех, кто совершил преступление, а тех, кто о преступлении заявил? Кто возомнил себя потерпевшим и требует от занятых людей помощи и защиты? Это поменяет ситуацию кардинально, раскрываемость будет стопроцентная, преступность удастся искоренить месяца за два.

Можно даже не сажать потерпевших, достаточно штрафов. Так еще и бюджет пополнится.

Те, кто в госструктурах работает, по определению правы. Те, кто где-то поблизости пристроился и кормится, почти правы

В конце концов, работает же именно эта схема во взаимоотношениях государства с ФБК Алексея Навального, неоднократно уже в этом тексте помянутого. Его расследователи выискивают факты коррупции, вываливают в сеть доказательства, после чего с коррупционерами не происходит ничего, а сотрудников Навального регулярно за что-нибудь карают. Теперь вон целое уголовное дело об отмывании средств завели. 

После исков московских компаний к жертвам охоты на людей, устроенной властями, показалось ненадолго, что наступает наконец вожделенная определенность. Проговаривается вслух то, что несколько лет уже проговорить стесняются: есть страна виноватых («по жизни виноватых», если воспользоваться языком братвы и российских дипломатов), а есть государство правых. Те, кто в госструктурах работает, по определению правы. Те, кто где-то поблизости пристроился и кормится (как «М.Такси коммуникации»), почти правы. Остальные всегда виноваты, и время от времени полезно их за что-нибудь наказывать. В принципе, все равно за что. Если можно за неслучившиеся беспорядки заводить уголовные дела, значит, все уже можно.

Надо бы еще разобраться, почему не случилось настоящих беспорядков. Власти старались, войска в столицу стягивали, все подготовили, а эти — ходят просто туда и сюда без смысла. Возмутительно. Найти виновных, наказать виновных.

Такая стройная схема получается, и тут вдруг ее рушит судья районного суда. Поневоле опечалишься.

Хорошо, что хотя бы Росгвардия держит марку. Из ведомства Виктора Золотова новости — одна другой краше. «В Росгвардии намерены повысить с 1 октября 2019 года зарплаты и надбавки сотрудникам». Отдельно оговариваются надбавки «за выполнение задач, связанных с риском (повышенной опасностью) для жизни и здоровья в мирное время». Или вот: «Росгвардия разработала проект постановления правительства, по которому силовое ведомство на период выполнения боевых задач может требовать от региональных и муниципальных властей предоставлять Росгвардии помещения и землю». 

С такими защитниками не пропадем.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Нынешнее противостояние рождает настоящее гражданское общество в России. Но хватит ли у него сил, чтобы защитить людей от произвола прогнившего государства?
Силовой разгон демонстрации москвичей 27 июля и массовые аресты ее участников дали обществу многочисленные поводы для высказывания. Средством такого высказывания стала и поэзия. «Сноб» публикует некоторые стихотворения, появившиеся в эти дни в социальных сетях как реакция на события минувших выходных
2 августа после ночных обысков студента ВШЭ Егора Жукова заключили под стражу до 27 сентября. Ему вменяют ст. 212 ч. 2 УК РФ за участие в акции 27 июля, по которой ему грозит от 3 до 8 лет лишения свободы. Сразу после сообщения об обысках студенческое интернет-издание DOXA, сотрудники Вышки, а также друзья и коллеги Егора начали кампанию в его поддержку. Рассказываем, как дело Егора Жукова привело к консолидации политически активной молодежи Москвы