Top.Mail.Ru
Все новости

Колонка

Флаг не в руки. Зачем власти монополия на триколор

23 Августа 2019 16:47

День Флага России отпразднуют в столице в эту субботу. Праздничный концерт состоится на проспекте Сахарова. Улица, на которой проходили многочисленные митинги оппозиции, на сей раз примет бюджетников, которых палками сгоняют на праздник, а также Валерию, Лепса и пр. Борис Минаев пытается понять, почему в нашей стране такое странное отношение к флагу — и у властей, и у обычных граждан

Я сидел в кафе после согласованного митинга на проспекте Сахарова и уже решил отправляться домой, как вдруг в заведение вбежал знакомый мне человек в желтом жилете.

В руках у него был российский флаг, свернутый вокруг древка.

Знакомый был красный и возбужденный.

— Послушай, — спросил я его. — Как там, на улице? Как лучше уходить отсюда — туда или туда? Через ту улицу или через эту?

— Через Шереметьево уходи, — мрачно пошутил мой знакомый.

— Ну я серьезно, — с обидой сказал я.

— И я серьезно. Возьми вот лучше это и в гардероб поставь.

Я бережно взял у него российский флаг и поставил его в гардероб.

И тут мы расстались. Он побежал дальше, по своим журналистским делам.

И я подумал: как же трудно это было бы объяснить иностранцу! Да и не иностранцу тоже.

Если гражданин гордо вывесит такой флаг со своего балкона, к нему через 10 минут позвонит в дверь милиционер и попросит флаг снять

…Российские флаги висят во время государственных праздников на всех жилых домах. Для них на уровне вторых этажей есть даже такие специальные штуки — держатели флагов. Но развешивать эти флаги могут лишь специально выделенные люди, под наблюдением специально обученных представителей префектур или я не знаю кого. И только в определенные дни.

Если, например, простой гражданин выйдет на улицу с российским флагом и гордо поднимет его над собой, его скоро задержат и препроводят в ОВД.

Если гражданин гордо вывесит такой флаг со своего балкона, к нему через 10 минут позвонит в дверь милиционер и попросит флаг снять.

Ну, а если это произойдет, не дай-то бог, во время того дня, когда в столице происходят митинги, то это вообще становится административным правонарушением. И на улице, и на своем балконе российский триколор разворачивать в такие дни ни в коем случае нельзя, а то получишь 10–20 тысяч рублей штрафа, а может, и административного ареста.

Ну, для сравнения. Полицейские российский флаг могут топтать, отбирать, ломать, а простой гражданин развернуть сам по своей воле его не имеет права. И это, конечно, не такая простая тема, как кажется.

Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

Скажу честно: никогда я не переживал из-за всяких там государственных символов. Для меня в детстве это была та часть взрослой жизни, которая казалась с самого начала  казенной, скучной и противной, как манная каша в детском саду. И даже без варенья.

Например, приветствия пионеров съезду партии или какому-нибудь «торжественному заседанию», был такой жанр, ныне забытый практически. Когда такие же, как я, мальчики и девочки выбегали на сцену «в президиум» с букетиками цветов и целовали Леонида Ильича и других членов политбюро в щечку (причем каждый знал, кого и как надо целовать) под звонкую пионерскую песню — мне смотреть по телику это было немного стыдно.

Все знали, что этих школьников заставляют тренироваться и правильно выбегать, и искренне улыбаться, что их муштруют, как солдат на плацу, что нервные дяди и тети орут на них, чтобы они правильно выбегали, правильно дарили цветы, правильно улыбались и правильно целовали. И репетируют это по сто раз.

На школьной пионерской линейке со всеми этими горнами и барабанами я тоже ничего не чувствовал, кроме адской скуки, а иногда смеялся: горнист гудел фальшиво, знамя выносили, не очень ловко печатая шаг, все хихикали, все было опять долго, муторно и опять стыдно.

Когда я выходил ночью на улицу, над домами горели огромные буквы: «Слава КПСС! Мир, труд, май!»

Некоторые буквы мигали, некоторые как-то гасли невзначай — получались смешные слова. Слава СС, например.

Я точно знал, что на эти демонстрации люди ходят, чтобы получить отгул на работе или выпить потом в подворотне с друзьями

То же самое было и с флагами. На 7 ноября, 23 февраля, 8 марта, 1 мая на домах вывешивали государственные красные флаги. Уже старые, изношенные от времени, они висели, как тряпки под дождем, и хлопали на ветру.

Да, я учил все эти пионерские клятвы, я тоже писал все эти заявления в комсомол.

Так было надо, и я соглашался. Но, честно говоря, это было насилие надо мной. Маленькое, но насилие.

И я отвечал этому государственному маленькому насилию так же — своей маленькой ненавистью. Или уж по крайней мере глубочайшим, до раздирающей рот зевоты равнодушием.

Я никогда не ходил ни на какие демонстрации трудящихся, хотя нас, студентов, иногда на них лениво загоняли. Потому что я точно знал, что на эти демонстрации люди ходят, чтобы получить отгул на работе или выпить потом в подворотне с друзьями.

И вот сегодня — ну, такой вот я делаю вывод — власть очень хочет, чтобы люди, особенно молодые, относились к этим символам государства с тем же чувством советского человека. То есть с чувством скуки, равнодушия и плохо скрываемой, маленькой, нестрашной для государства ненависти. Что они были подальше от этого всего.

Властям не нужно, чтобы граждане поднимали флаг над собой или даже вывешивали его с балкона в неположенные дни, по собственной инициативе.

Флаг — это не просто три красивых цвета на номере машины, на каком-нибудь рекламном плакатике или на кабине лифта

Чем является для меня этот флаг, который появился над балконом Белого дома в руках у Ельцина 21 августа 1991 года? Он является для меня символом республики, символом демократии, свободы, новой исторической эры.

Для кого-то, может, это совсем не так. И даже, может, с точностью до наоборот. Но, понимаете, какая штука, ни он, ни я, как кажется, не имеем права этот флаг поднимать над собой, когда сами захотим.

Впрочем, как я уже говорил, с флагом действительно все не так просто, как кажется.

Когда я выхожу на согласованный митинг на проспекте Сахарова, я вижу перед собой море разных флагов. И черных, черно-желтых, и оранжевых, и зеленых, и с гербами разных районов Москвы, и с символами, значения которых я часто просто не понимаю. Но главное, что я вижу, — это море российских флагов. Море. Их раздают всем участникам. Многие их приносят с собой, берегут. Они по-прежнему верят в этот флаг. Вот эти люди.

В последний раз (в тот самый, когда пришлось прятать триколор в гардероб дружественного кафе) мы увидели на проспекте Сахарова незнакомый желто-черный флаг с какими-то там странными символами.

— Это вообще кто? — спросила меня жена.

Я подошел и спросил.

— Это вообще наш имперский флаг, потому что мы монархисты! — радостно ответил мне симпатичный юноша и хотел уже отвечать на мои следующие вопросы, но мы отошли.

Если мы хотим дальше идти под этим флагом (а не под красным, черным или черно-желтым), нам всем придется понять, что это такое

А в предыдущий раз на том же проспекте Сахарова (когда вышло всего 25, а не 50 тысяч) мне довелось стоять рядом с коммунистами.

Коммунисты горячо обсуждали Путина.

— Да ты не в курсе! — горячо говорил один коммунист другому коммунисту. — Вот, помнишь, когда наши должны были штурмовать Мариуполь? Знаешь, почему они остановились? Потому что ему пригрозили, что заморозят его три миллиарда в швейцарском банке! Вот поэтому мы и не взяли Мариуполь!

Я в ужасе попятился и отошел от коммунистов.

Флаг — это не просто три красивых цвета на номере машины, на каком-нибудь рекламном плакатике или на кабине лифта. Типа у нас все в порядке, мы лояльны, мы часть всего.

Нет. Флаг — это вообще-то идея целой страны. А отсутствие флага — это отсутствие идеи. Если страна держится на том, что все тут должны сплотиться вокруг одного-единственного человека, то, боюсь, этот проект недолговечен и не очень жизнеспособен. Как бы этого человека ни звали…

Поэтому, если мы хотим дальше идти под этим флагом (а не под красным, черным или черно-желтым), нам всем придется понять, что это такое.

Понять, что СССР развалился неизбежно, потому что власть коммунистов сгнила изнутри, что герои одержали победу в августе 1991 года и что, несмотря ни на что, мы верим, что все было не зря и что у нас все равно будет республика, а если кто-то говорит, что они не были героями и что никакой республики у нас не будет, ну, значит, флага у него нет и быть не может, ну и так далее.

Не знаю, может, не ко времени я все это вспомнил. А может, и ко времени.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Писатель и публицист Борис Минаев рассказывает о своем месте силы и размышляет о судьбе одного из московских районов

Новости партнеров

На наших глазах поколение детей, родившихся и выросших в новой России, вступило в настоящую взрослую жизнь. И его первым самостоятельным общественным действием стала защита Ивана Голунова