Все новости

Колонка

Бей своих.

Почему в Москве хуже, чем в Ингушетии

27 Августа 2019 11:40

В Магасе, где крепки родственные связи, стражам порядка не стоит нападать на людей, это противоречит местным обычаям. А в Москве, где начальство борется с подобными предрассудками, никто никому не родственник

На счет раз мы вспоминаем многомесячные волнения в Магасе. В особенности тот мартовский день, когда сотрудники местной патрульно-постовой службы встали между митингующими и понаехавшими в республику бойцами Росгвардии, ОМОНа и СОБРа, спасая своих и чужих. Батальон ингушской ППС был тут же расформирован. В апреле 17 полицейских подали гражданский иск, желая восстановиться на работе, в августе они получили отказ. Теперь против большинства из них Следственное управление СКР по Ингушетии возбудило уголовные дела по части 2 статьи 286.1 УК, карающей за «неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия». Санкция — до пяти лет лишения свободы.

На счет два мы начинаем размышлять о грядущих выборах в Мосгордуму и сопровождающих их событиях. В частности, о пострадавших в этой беспримерной предвыборной гонке после того, как в нее властно вмешались, строго исполняя приказ, бойцы Росгвардии, ОМОНа и полицейские. Об избирателях и избирательницах, которым ломали ноги, повреждали печень, выкручивали руки, наносили иные увечья кулаками и дубинками. Еще о том режиссере-диабетике, которого чуть не убили, оставив в камере без необходимых лекарств. Вообще жутковатые картинки возникают в голове и на видеороликах, едва приходит на память или забивается в систему поиска это забавное вроде слово «Мосгордума». 

На счет три, соединяя оба сюжета, мы задумываемся о судьбах правоохранителей — в маленькой горной республике и в огромной Москве. Таких разных судьбах. Ингушские стражи порядка успокаивали протестующих и заботились о здоровье командированных спецназовцев — и вот уже ингуши-полисмены уволены, а еще их могут посадить. Вероятно, за то, что, сговорившись между собой, остановили большую драку. Напротив, ни один из тех, кто учинял побоища на столичных площадях, улицах и в скверах, регулируя избирательный процесс, в юридическом смысле не пострадал. Правда, некоторым из бойцов делалось больно, когда до них дотрагивались пальцами или кидались в них не то бумажными, не то пластиковыми стаканчиками, но за это тех, кто дотрагивался и кидался, накажут.

Фото: Алексей Сапроненков

А так — все они чисты перед законом, центурионы российские, наряженные космонавтами или простыми ментами, что бы ни делали в ходе столкновений с вышедшими на предвыборную прогулку жителями столицы. Дизайнер Константин Коновалов, которому сломали ногу за то, что он пробегал мимо полицейских, получил бумажку из СК с сообщением о «правомерности действий сотрудников». Самого же дизайнера будут судить 17 сентября, обвиняя в «нарушении установленного порядка проведения шествия», и, вероятно, оштрафуют. Режиссера Дмитрия Васильева, того, которого спасли в реанимации, судить вроде не будут — по той, наверное, причине, что он и его адвокат не видят каких-либо нарушений в действиях работников правоохранительных органов. Режиссера можно понять. Он, слава богу, жив и не под судом — какие уж тут претензии к тюремщикам? Что же касается Дарьи Сосновской, которую безымянный до сих пор омоновец ударил кулаком в печень, то служебная проверка по этому делу, вы не поверите, продолжается уже третью неделю, и даже выяснено, что подозреваемый Цыплаков не имеет к нему никакого отношения. Но если он не виноват, то, похоже, и ловить больше некого. Поэтому следствие буксует и все идет к тому, что тайна засекреченного боксера так никогда и не будет разгадана.

На счет четыре мы приступаем к сравнительному анализу преобладающих в Ингушетии патриархальных нравов и современной кричащей моды, которую диктует столица. Выясняется, что в Магасе опасно бить людей, особенно стариков, которые приходят на все митинги. Женщин тоже бить не принято, это противоречит местным устаревшим обычаям и может обернуться совершенно непредсказуемыми последствиями. Оттого ингушские полицейские, дальние и близкие родственники собравшихся протестовать против переноса границы с Чечней, стремились не допустить бойни. А в Москве, где начальство, городское и высшее, борется с подобными предрассудками, а накануне выборов — с утроенной силой, никто никому не родственник, потому граждан и бьют с такой беспощадностью, и уволакивают в автозаки, и штрафуют, и сажают. Впрочем, за мирные протестные акции ингушей тоже сажают, но стараются это делать потише и в какой-нибудь соседней республике. В отличие от столицы, где любой районный суд, не чинясь, лепит штрафы и сроки всякому, на кого укажет раненный в боях с народом росгвардеец, омоновец, полицейский. И абсолютно невозможно представить, чтобы группа полисменов, предварительно сговорившись, встала живой стеной перед космонавтами где-нибудь на Трубной либо возле памятника поэту Пушкину и не допустила массовых избиений. Очень современный город, я же говорю.

На счет пять мы делаем выводы общего характера. Сотрудники батальона ингушской ППС уволены и могут подвергнуться репрессиям за свои допотопные взгляды на малую родину и большой российский мир. Наоборот, лютовавшие в Москве бойцы предвыборного фронта действовали в полном соответствии с новейшими предписаниями и запросами отцов-командиров, сидящих в Кремле и в главках спецподразделений. Там очень современные, хотя и пожилые с виду господа, начиная с главнокомандующего, приказывают врагов, собравшихся якобы прогуляться по городу в поддержку своих кандидатов, не щадить. Бойцам обещано, что их отмажут, чего бы они ни натворили, и слово свое отцы-командиры держат. И чтобы у них, служащих в столице или согнанных в столицу сотрудников Росгвардии, ОМОНа и полиции, даже мысль не закралась о том, что мирных граждан надо бы защищать, а не избивать на площадях, улицах и в скверах, сегодня начальство решило подвергнуть суду мягкотелых ингушских полицейских. Спустя почти полгода после того, как они не допустили смертоубийства между земляками и понаехавшими. Ибо дурной пример заразителен, а в сентябре — выборы в Мосгордуму.

На счет шесть поразимся мудрости российского руководства. Все вместе, по команде, в едином порыве. Встали, замерли, поражаемся.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Закрадывается подозрение, что отдельным могущественным гражданам осточертело жить в осажденной крепости, оккупированной изнутри. Иные глухо бурчат у себя на кухнях, а Сергею Викторовичу внезапно захотелось громко высказаться
«Предателем» и фигурой, вызывающей солидарное презрение ингушей, Юнус-Бек Баматгиреевич стал в общем не по своей вине. Уход его вряд ли что-нибудь изменит в судьбе ингушского народа, которую сегодня определяют в Грозном и в Москве. Создавая буквально на ровном месте еще один тлеющий межнациональный конфликт

Новости партнеров

Магомед Муцольгов — о том, как живут митингующие и каковы их требования к властям Ингушетии и России