Все новости

Колонка

Благонадежный гражданин: как это будет по-русски?

Как новейшие технологи встанут на страже политической стабильности

28 Августа 2019 15:35

Вот поставят всюду китайские камеры распознавания лиц — и будут за нами следить. Москву должны охватить уже в этом году. Потом пойдут по аэропортам, вокзалам, другим общественным местам по всей стране. На митингах (как разрешенных, так и не очень) уже сейчас можно заметить «кинооператоров в штатском», снимающих всех подряд. Потом такое «кино» про некоторых показывают в судах — и «шьют» дела о массовых беспорядках или о сопротивлении правоохранителям. Такой «кинодокументалистики» о каждом гражданине будет всё больше. Да и «пакет Яровой» будет пухнуть от ваших Big Data. Заживем другой жизнью

Возможно, если бы Советский Союз дотянул до нынешних технологий слежения за людьми, он мог бы просуществовать еще не одно десятилетие. Сами технологии, скорее всего, купил бы или украл. Теперь многие наши политики и чиновники смотрят на Китай как на образец контроля за интернетом. Но в обозримом будущем, есть такая уверенность, станут перенимать и так называемую «систему социального кредита» (или социального рейтинга). Прообраз которой хорошо описан во многих романах-антиутопиях про «светлое» тоталитарное будущее.

В полном масштабе система социального кредита в КНР должна заработать с 2020 года. Уже пять лет идет «эксперимент» в ряде регионов. Суть системы — в учете общественного и экономического поведения человека по десяткам показателей, которые анализируются десятком ведомств, ему выставляется «оценка», начисляются или, наоборот, снимаются баллы за хорошее или плохое поведение. При этом рядовые граждане точно не знают, за что их могут «оштрафовать», а за что поощрить. Могут только догадываться, ориентируясь на общепринятые нормы общественной морали и правила поведения. Разброс баллов большой — от 350 до 950. Понятно, что «штрафные баллы» можно заработать за просрочку выплаты по кредиту или невыполнение договора, неуплату налогов и другие явные нарушения закона. Но можно «попасть на карандаш» в системе и за то, что слишком много посещаешь «не те сайты». Как запрещенные (пользуясь анонимайзером, что технически отслеживается), так и просто «сомнительные» с точки зрения общественной морали. Система учитывает и то, кто как себя ведет в соцсетях. Или, к примеру, то, что человек слишком много времени проводит за компьютерными играми. Штрафные баллы можно получить за переход улицы на красный свет и другие нарушения ПДД, за прогулку с собакой без намордника и за то, что за собакой не убрал.

С прошлого года заработала — пока не в полную меру — и система наказаний. Для граждан с низким «рейтингом» появился целый ряд ограничений. Например, более 17 миллионам человек в прошлом году запретили приобретать авиабилеты (запреты на покупки билетов бизнес-класса  коснулись 3 миллионов человек, проступки которых были незначительными — к примеру, курение в неположенных местах), 5,5 миллиона не смогли купить билеты на скоростные поезда, десяткам людей запретили выезд за границу. С низким рейтингом могут не поселить в четырех- и пятизвездочную гостиницу. «Неблагонадежной компании» могут отказать в выдаче кредита или в выпуске корпоративных облигаций. Увлекающемуся чрезмерно компьютерными играми могут снизить скорость интернет-трафика в квартире. Другим «низкорейтинговым гражданам» могут отказать в приеме на работу или в университет даже при успешной сдаче экзаменов. Могут запретить покупать недвижимость в «престижных местах», повысить плату за страховку, запретить покупать ценные бумаги. И наоборот, примерное поведение всячески поощряется, в том числе скидками (в том числе при оплате услуг ЖКХ), льготами, внеочередным лечением в престижной клинике (притом в отдельной палате) и т. д. И даже сайты знакомств отдают предпочтение «высокорейтинговым гражданам».

Фото: Alessandro Sacchi/Unsplash

Теперь вопрос: кто-нибудь сомневается в том, что многие элементы подобной системы могут быть внедрены у нас по мере подготовки соответствующей технологической базы? Причем просто по принципу «тупого копирования» китайского опыта. По сути, мы ничего не знаем о том, как соответствующие «компетентные органы» используют ту персональную информацию, которая у них имеется и объемы которой, благодаря тому же «пакету Яровой», будут неуклонно возрастать. Не знаем, за кем они следят в виртуальном пространстве, чью электронную почту читают без всякого даже формального решения суда. Никакого гражданского контроля за этими действиями нет. И очень может статься, что наша «система социального кредита» вскорости заработает не на основании какого-то закона или свода определенных правил, а на основании беззакония и вседозволенности спецслужб.

Например, недавно произошла массовая утечка персональных данных участников московских протестов: были «слиты» данные примерно 3 тысяч человек. И хотя поданы заявления в Следственный комитет, почему-то не очень верится в то, что дело будет расследовано, а виновные — наказаны. И остается только гадать, как именно и кем именно будут использованы эти данные. Столкнутся ли, к примеру, фигуранты этих списков со сложностями при приеме на работу через несколько лет? Особенно на госслужбу. Есть подозрение, что столкнутся. Ведь уже сейчас соискателей «пробивают» по неведомым «базам данных». И где еще им это может «аукнуться» — непонятно. В этом смысле даже китайская система по-своему «честнее»: по крайней мере, ее существование официально подтверждено, стало быть, граждане предупреждены о возможных последствиях своего «неблагонадежного поведения».

В СССР была довольно развитая «бумажная» система выстраивания «общественно-политической репутации»: анкеты, характеристики с места работы, личные дела, включавшие в том числе многообразные данные, касавшиеся «морального облика» работника. На основании характеристик не только принимали на работу, продвигали по службе, но и предоставляли путевки, особенно за границу, давали доступ к дефицитным товарам, ставили в очередь на квартиру или машину и т. д. Поскольку многие нынешние высшие чиновники любят брать в пример именно советский опыт, нет никаких причин сомневаться, что им понравится идея перенесения его в нашу жизнь в этой части, но уже на принципиально новой технологической основе.

В развитых странах уже накапливается схожий опыт мониторинга поведения граждан, но в основном в сфере коммерции. Идет активное изучение — и накапливание соответствующих данных — покупательской активности граждан, их вкусов и предпочтений. И далеко не всегда это идет гражданам на пользу. К примеру, при заключении договора о страховании жизни страховая компания может поинтересоваться аккаунтом клиента в социальных сетях (не говоря о том, что анализ этих аккаунтов стал нормой при приеме на работу). И если там выяснится, что клиент склонен к повышенному риску — скажем, занимается экстремальными видами спорта или любит рискованные путешествия, — договор может оказаться для него более затратным. Собранные маркетинговыми компаниями разнообразные данные о поведении граждан давно используются для «профилирования» избирателей с целью распространения таргетированной политической рекламы. Что мешает в наших условиях проводить такое же «профилирование» в иных, но тоже, по сути, политических целях? Для продвижения или, наоборот, торможения по службе, приеме на работу и т. д. Это для начала. 

У нашего государства имеется немало рычагов внеправового давления на частные структуры для получения доступа к персональным данным граждан

Уже сейчас появились первые — пока скромные — элементы «системы социального кредита» и для регулирования поведения субъектов экономической и общественной деятельности. Введено понятие «недобросовестный поставщик». Банки активно совершенствуют систему скоринга при выдаче кредитов, можно (в том числе случайно) оказаться в списках неблагонадежных заемщиков, счета могут блокировать уже на основании довольно длинного списка причин, борясь с «отмыванием».

У нашего государства, вернее, у компетентных органов, по традиции не только  весьма тесные — и не всегда формализованные — связи с частными структурами, имеющими доступ к персональным данным граждан. У них имеется немало рычагов внеправового давления на частные структуры с целью такой доступ получить. Даже системы заказа такси начинают уже «рейтинговать» клиентов. Многочисленные онлайн-платформы «шеринговой экономики» вообще дают богатые возможности для создания репутаций и истории репутаций. А, к примеру, мессенджер WhatsApp уже сейчас обладает технической возможностью заблокировать вас, если вас заблокировало достаточное количество пользователей.

В общем, довольно быстрыми темпами идет «консолидация» и накопление всевозможных данных о поведении граждан в самых разных областях, включая общественно-политическую. Начиная с учета такой информации, как регулярность голосования, и кончая анализом отношения к разным протестным акциям или «оппозиционным» постам в соцсетях. Вот-вот произойдет качественный скачок в том, чтобы использовать их — с целью граждан рейтинговать/ранжировать с точки зрения политической, экономической и общественной благонадежности. При этом нет никаких серьезных законодательных преград на пути к тому, чтобы данный процесс шел в направлении именно тоталитарного контроля.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Сети 5G будут работать в России на тех же частотах, что и в Китае. Но это вовсе не значит, что страна попадет в технологическую зависимость от восточного соседа. Опасность, как водится, подкрадывается совсем с другой стороны
Росгвардеец-контрактник анонимно рассказал «Снобу» об условиях службы, работе на митингах и о том, как защищать режим, которому не веришь

Новости партнеров

Попасть под влияние СМИ, потерять интерес к происходящему и не оказаться депортированной — о жизни за Великой китайской информационной стеной на условиях анонимности рассказывает студентка, которая третий год учится в Китае