Начать блог на снобе
Все новости
Колонка

Не наше стояние. Почему скандал вокруг событий на Угре — не спор об истории

29 Августа 2019 13:13

У властей Татарстана есть повод не поддержать желание калужских властей поднять статус стояния на Угре в иерархии поминаемых государством событий. Но вряд ли стоит занимать хоть какую-то сторону в бюрократической фронде

Неожиданный и возникший, кажется, почти на ровном месте скандал с резким протестом властей Татарстана против планов включить день окончания стояния на Угре в список памятных дат России отражает не столько остроту противоречий в истолковании российской истории, сколько иное, гораздо более печальное явление: нынешнее сотрясание громов в Казани просто производная от бюрократического «освоения» прошлого. И неожиданный афронт татарстанских бюрократов не превращает это противостояние в действительную борьбу за смыслы.

Сейчас нет смысла спорить о том, что именно произошло на Угре в 1480 году. Об этом событии рассказывается в школьных учебниках. Большинство изучавших историю в советских и российских школах так или иначе помнят, что после того, как русское и ордынское войско так и не решились сразиться друг с другом, Московское государство могло во всех смыслах считать себя свободным от прежних даннических обязательств перед Ордой. Кажется, именно как обязательную дату из учебника ее воспринимала (и воспринимает) большая часть жителей России. «Свержение татаро-монгольского ига» — так суть этого события формулировали прежде, хотя теперь принято использовать более нейтральные определения — никогда не было предметом специальной гордости и мифотворчества. Возможно, праздновать несостоявшееся сражение — пусть и с большими историческими последствиями — казалось не вполне удачной идеей. Все-таки здесь не приходилось говорить о героизме и победе русского оружия, как, скажем, в случае с Куликовской битвой. Возможно, потому что и дата освобождения от ордынской зависимости тоже выбрана относительно условная — процесс этот был сложный и постепенный, а стояние на Угре было взято просто для того, чтобы связать такое освобождение с каким-то одним, более или менее подходящим событием.

Стояние на Угре. 1480 г. Фрагмент миниатюры из Лицевого летописного свода. XVI век Фото: Wikimedia Commons

В 1980 году, по-видимому, на волне 600-летия Куликовской битвы (празднование которого стало важным событием, позволившим кристаллизоваться неофициальному русскому национальному движению), стояние на Угре, которому исполнялось 500 лет, тоже решено было как-то отметить. Тогда в Калужской области поставили стелу с русскими ратниками — достаточно характерный монумент для позднесоветской эпохи, допускавшей заигрывания с давней историей.

Возможно, стела из бетона так и осталась бы одним из немногих внешних напоминаний о событиях 1480 года, если бы не активность калужских властей. С 2002-го в области начата программа разнообразных мер популяризации стояния на Угре. Ее результатом, в частности, стало появление музейного комплекса «Великое стояние на Угре» (кажется, определение «великое» для стояния теперь считается обязательным, по крайней мере на областном уровне). В нем действует диорама со сценами исторического события (возможно, одна из немногих диорам в мире, посвященных сражению, которое так и не состоялось). С начала нулевых проводится и фестиваль реконструкторов, посвященный 1480 году.

Выбор исторического события, которое власти решили сделать региональным брендом, вряд ли может вызвать какие-то споры и нарекания — как, по-видимому, и не вызывал вплоть до сегодняшнего момента. В конце концов, примерно так, с помощью властей или без, и формируется местная идентичность. Однако, судя по всему, с некоторых пор региональные рамки показались властям недостаточными. Бессменный с 2000 года губернатор региона Анатолий Артамонов (который всячески поддерживал программу популяризации стояния) находится в хороших отношениях с Российским военно-историческим обществом и возглавляет попечительский совет его регионального отделения. РВИО принимало участие в проекте возведения в Калуге памятника Ивану III. В его открытии у здания областной администрации — между прочим, на месте памятника Ленину — принимал участие министр культуры Владимир Мединский. Поводом для появления статуи московского государя в Калуге, прежде всего, опять-таки стало стояние на Угре — и это уже отчасти выводило связанные с ним местные мероприятия на федеральный уровень. Но Артамонов решил развить успех: новой инициативой, поддержанной губернатором, как раз и стало внесение событий 1480 года в список памятных дат России.

Подобный список — бюрократическая сущность, не отражающая, кажется, ничего, кроме желания определенной каталогизации прошлого. С его содержанием можно ознакомиться в соответствующем разделе закона «О днях воинской славы и памятных датах России». Такими памятными датами считается, например, Татьянин день (День Российского студенчества) 25 января или День космонавтики 12 апреля. Но в одном перечне с общеизвестными датами можно обнаружить и довольно экзотический День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи (19 апреля) или День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества (15 февраля). Такой памятной датой по-прежнему считается 7 ноября. Появление в списке дня окончания стояния на Угре, кажется, не внесло бы в этот набор никакого дополнительного беспорядка, поскольку и сейчас он предельно хаотичен и не отражает ничего, кроме желания государства выделить тот или другой день без всякой особенной системы — просто по прихоти или по инерции. Пожалуй, инициаторам лишь хватило соображений не причислять стояние на Угре к дням воинской славы — этот список регулируется тем же законом. Хотя в том, чтобы считать днем славы битву, которая не состоялась, было бы даже определенное изящество. Зачем калужским властям и лично Артамонову, поддержавшему эту инициативу, нужно попадание в этот список, не так уж важно. Возможно, речь идет об амбициях, возможно, с такой записью в законе будет легче привлекать федеральные деньги. В любом случае, логика здесь исключительно административная.

Спор чиновников о статусе стояния на Угре вряд ли отношение к настоящему обсуждению истории России

Перед голосованием в Госдуме по поводу изменений закона все регионы должны представить свои отзывы. Власти Татарстана заявили резкий протест против появления новой памятной даты — просто потому что у них есть свои структуры, которые на региональном уровне развивают «национальное» видение истории. Фактически продвигая инициативу с новой памятной датой, никто, кажется, не задумался, что при выходе за рамки Калужской области можно наткнуться на такие «запинки» (которые, по идее, и являются проявлением федерализма). Насколько значим окажется такой ход властей Татарстана, также сложно судить. С учетом того, что отзывы собираются со всех регионов, велик шанс, что «черный шар» из Казани окажется единственным. Если же учесть, что правительство и правовое управление Госдумы инициативу из Калуги поддержало, можно предположить, что лоббистские возможности региональных властей оказались достаточно весомыми. Это, впрочем, еще раз подтверждает, что весь вопрос имеет отношение, прежде всего, к бюрократическим играм.

Причина того, почему в Казани решили бурно возражать против относительно бессмысленной административной инициативы, связана не только с возможными националистическими взглядами протестующих. Просто размышления о том, как может отмечаться подобная историческая дата, заставляют предположить какой-то конфронтационный сценарий — с прославлением победы над врагом. Ведь именно это сейчас оказывается обязательной составляющей стандартных мероприятий, направленных на укрепление патриотизма. Собственно, именно обоснованное предположение, что ничего более сложного от инициатив, поддержанных властями, ожидать не приходится, дополнительно подстегивает скепсис одних и протесты других.

Впрочем, наиболее здраво будет не занимать никакой позиции в споре чиновников, который вряд ли имеет хоть какое-то отношение к настоящему обсуждению истории России.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Власть постаралась сделать День Победы единственным днем, объединяющим нацию. И возможно, ей придется пожалеть об этом
Получасовой разговор о музеях, «Мемориале», Катыни и Сталине с министром культуры, который открыл очередной филиал музея истории в Москве
Представители Российского военно-исторического общества решили рассказать о результатах поисков расстрелянных финнами пленных красноармейцев на месте казней времен Большого террора в урочище Сандармох. Затея напоминает дурной анекдот и попытки как-то переформатировать память о страшном месте, когда-то открытом Юрием Дмитриевым