Top.Mail.Ru
Все новости

Колонка

Неудачный разговор о войне.

Почему на церемонии по случаю 80-летия начала войны все пошло не так

3 Сентября 2019 13:25

Нынешние правоконсервативные власти изначально готовили довольно противоречивый сценарий поминовения скорбной годовщины. Однако то, что должно было продемонстрировать единство друзей Польши перед новыми угрозами, источником которых откровенно назвали Россию, в итоге оказалось не вполне убедительным шоу без главного зрителя

Любая годовщина войны, тем более войны мировой, может быть поводом не только для исторических изысканий, но и для рефлексий, так или иначе относящихся к дню сегодняшнему. Это отражает и общее свойство человеческой натуры, и довольно прагматичное желание политиков и государственных лидеров использовать ресурс исторической памяти для своих целей. Однако насколько изящным окажется такое использование, зависит от личных талантов и горизонтов планирования тех, кто ведет политическую игру. В этом смысле международная церемония в память о 80-летии начала Второй мировой войны, которая прошла в Польше 1 сентября, оставила довольно смутное впечатление. Кажется, спустя 80 лет после того, как в Европе началась самая страшная бойня в мировой истории, мир снова разделен и не может найти важных общих слов именно в тот момент, когда они особенно нужны, причем не только для того, чтобы вспоминать события минувших десятилетий.

Польский день календаря

День начала Второй мировой — особая дата для Польши. По уже сложившейся традиции вспоминать о первом акте войны принято на территории страны, которая стала ее первой жертвой. Таким образом, у польских властей есть особая возможность в кругу высоких гостей из разных стран рассказать о своем видении истории и современности. Именно в такой обстановке и при таких обстоятельствах к голосу Варшавы могут прислушаться с особым вниманием. Увы, нынешние правоконсервативные польские власти решили воспользоваться этой возможностью для реализации заведомо конфликтного сценария. 

Польша без Путина

Одним из важных и широко анонсированных пунктов этого плана стало решение не приглашать на церемонию Владимира Путина. Отказ включить российского президента в список гостей был обставлен определенными дипломатическими формальностями — в частности, Польша объявила, что в праздновании должны участвовать гости из стран, которые состоят с нею в общих организациях и союзах — НАТО, ЕС и «Восточном партнерстве». Это позволяло пригласить в Варшаву гостей из Европы, Северной Америки и постсоветских государств, но не отправлять приглашение в Москву.

Впрочем, соблюдение некоторых приличий для того, чтобы подобный отказ не выглядел как явное оскорбление, вряд ли должно было что-то скрыть — видеть президента России на организуемой ими церемонии польские власти просто не хотели. Стоит сказать, что Путин был не единственной персоной нон-грата на прошедших мероприятиях. Формальный повод был найден для того, чтобы не приглашать в Варшаву нынешнего главу Европейского Совета Дональда Туска, много лет занимавшего кресло польского премьера. В этом случае было решено, что приглашения получат лишь представители отдельных государств. Поскольку Туск возглавляет общеевропейскую структуру, то он автоматически исключался из числа приглашенных. Граничащее с ненавистью отношение главы правящей правоконсервативной партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского к бывшему премьеру, которого он считает виновником гибели своего брата Леха и едва ли не слугой «либерального интернационала», стремящегося уничтожить традиционные ценности польского народа, достаточно известно. Одновременно Туск остается крайне популярной фигурой у либеральной оппозиции в Польше. Так что это решение было воспринято в стране неоднозначно, и после некоторых колебаний Туску все же выслали приглашение — формально как одному из бывших глав правительств. Впрочем, в адресе приглашения один из высших должностных лиц в Брюсселе был указан без должности, просто как «господин Дональд Туск». Поскольку само приглашение пришло за считаные дни до начала торжеств, Туск предсказуемо расценил ситуацию как оскорбительную для себя и отказался ехать в Варшаву.

Даже в деталях своих решений польское руководство демонстрировало избирательность и злопамятность

Нескрываемое желание польских властей отметить годовщину начала войны лишь с теми, с кем им это было бы удобней, и четкие сигналы, кого они не хотят у себя видеть, с самого начала превращали церемонию в достаточно специфическое мероприятие. Даже в деталях своих решений польское руководство демонстрировало избирательность и злопамятность. Скорее всего, этим объясняется перенос главных мероприятий в Варшаву. В прежние годы центром связанных с годовщиной начала войны церемоний всегда был Гданьск — бои на расположенном в этом городе полуострове Вестерплятте всегда считались символом начала Второй мировой войны. Однако Гданьск — город, наиболее оппозиционно настроенный к нынешним польским властям (и кстати, родина Дональда Туска), поэтому основные мероприятия с участием иностранных гостей решили проводить в столице. 

Трамп — богатый гость

Несмотря на выбор конфликтного сценария (что само по себе не лучшее решение в случае, когда речь идет о годовщине мировой бойни), многое в конечном успехе зависело от реализации конкретных задумок. Однако исполнение оказалось далеко от первоначального замысла. Основной причиной неудачи стала главная ставка польских властей. Все или очень многое зависело от приезда в Варшаву Дональда Трампа.

По большому счету, особые отношения с администрацией нынешнего американского президента и лично с Дональдом Трампом — то, что правоконсервативные власти Польши до последнего времени считали одним из тех козырей, которые точно есть у них на руках. Во время своего первого визита в Польшу в 2017 году Трамп встретил здесь особо теплый прием (что представляло и представляет особое исключение во время путешествий нынешнего американского президента по европейскому континенту). На добро Трамп ответил добром — в частности, сильной и прочувствованной речью 6 июля перед монументом участникам Варшавского восстания. Можно представить, что горячая встреча действительно льстила самолюбию Трампа, а готовность польского руководства закупать американский сжиженный газ и новые вооружения (включая крайне дорогие истребители F35), особая заинтересованность в присутствии американских солдат на ее территории и ряд других практических вопросов делали развитие отношений с Варшавой интересным и для США. В условиях, когда Евросоюз предъявляет польским властям все больше претензий в связи с их очевидными авторитарными тенденциями, безоблачные отношения со сверхдержавой оказываются тем фактором, который всем приходится так или иначе принимать в расчет. И Трамп в Варшаве 1 сентября был чрезвычайно важной демонстрацией. Так польские власти показывали, что могут провести церемонию, как считают нужным, в присутствии лидера самого сильного государства мира. Вероятно, принимались в расчет и некоторые дополнительные амбициозные цели — в частности, была надежда, что именно в Варшаве состоится первая встреча Дональда Трампа и Владимира Зеленского. В этом случае Польша, как гостеприимный хозяин, оказывалась еще и той страной, которая соединяет Америку и Восточную Европу (и может хоть в малой степени повлиять на особенности такого соединения).

Тем не менее планам этим не суждено было сбыться просто потому, что Трамп в последний момент отменил поездку в Варшаву. Официально отмена объяснялась приближающимся к Америке ураганом. С учетом того, какой фатальный результат имело для Джорджа Буша-старшего игнорирование в первые дни урагана «Катрина», объяснение нельзя считать лишь дипломатической уловкой. Впрочем, то, что ураган должен был приблизиться к берегам Флориды лишь 2 сентября, а в день годовщины начала войны Трамп решил поиграть в гольф, заставляет думать, что причины были более сложные. Возможно, исполнять роль «звездного гостя», на которого хозяева делают особую ставку в своей салонной игре, показалось президенту не слишком расчетливым. Хотя в США отправился вице-президент Майкл Пенс, а сам Трамп 1 сентября сделал запись в твиттере с различными добрыми словами в адрес Польши и поляков, заменить физическое присутствие американского президента на площади Пилсудского это не могло.

Фото: dpa/picture-alliance

Разнообразные не те

В новых условиях первоначальный сценарий церемонии уже не мог произвести запланированного эффекта. Это видно по одному из ее центральных элементов — выступлению президента Анджея Дуды. У главы польского государства вряд ли было время, чтобы внести существенные изменения в подготовленную речь после внезапной отмены визита Трампа (все же такие выступления обычно готовятся заранее). Так что, скорее всего, он вышел на трибуну на площади Пилсудского с выступлением, рассчитанным на несколько иную аудиторию. Речь польского президента очевидно была направлена против нынешнего российского руководства и косвенно против России (стоит отметить, что накануне 1 сентября Дуда дал интервью изданию «Бильд», где отметил, что все противоречия Москвы и Варшавы связаны с политикой Кремля, хотя личные отношения русских и поляков развиваются прекрасно). Акценты, расставленные Анджеем Дудой в оценке Второй мировой, делались, прежде всего, на неоднозначных шагах и открытых преступлениях, совершенных Советским Союзом. Дуда жестко высказался по поводу расстрела польских офицеров в Катыни, прямо назвал СССР союзником гитлеровской Германии с первых дней войны, упомянул о депортации польских граждан в Сибирь и о бездействии Красной армии в дни Варшавского восстания. Разумеется, у главы Польши были все основания для подобных оценок. Однако выбор формулировок и место, которое заняли в речи перечисления советских преступлений и прегрешений, говорит скорее о том, что в отношении российского государства польский лидер хочет выступать не ищущим диалога, а суровым обвинителем.

Разумеется, в речи многое говорилось и о преступлениях нацизма. Дуда посчитал нужным прямо упрекнуть Англию и Францию в том, что те не оказали помощи Польше в 1939 году. Впрочем, главную цель речи все же раскрыл ее финал. В нем польский президент, предварительно сказав о принципиальной важности членства Польши в западном военном альянсе, заявил, что главный урок Второй мировой — недопустимость умиротворения агрессора. После этого Дуда прямо указал современные примеры агрессии на Европейском континенте: войну в Грузии в 2008 году и нынешний украинский кризис.

В итоге речь польского президента прозвучала скорее как грозное сотрясание воздуха

По-видимому, в присутствии лидера самого сильного в мире государства и в ситуации, когда Путин вынужден слушать эти слова из-за стены, которую поставили на его пути поляки, такая речь содержала бы в себе ясное послание: спустя 80 лет первая жертва Второй мировой в кругу своих друзей может прямо называть вещи теми именами, которые ей кажутся верными, а также указывать на источник нового зла. Однако Трамп решил воздержаться от визита, а часть западноевропейских лидеров прислали довольно скромные делегации на церемонию (от поездки, в частности, отказался Эммануэль Макрон). И в итоге речь прозвучала скорее как грозное сотрясание воздуха, в то время как другие страны считают эту воинственность неуместной и несвоевременной.

Что ж, такой эффект от поминовения войны 80 лет спустя, кажется, означает, что с извлечением действительно важных и долгосрочных выводов из опыта минувших десятилетий что-то идет фатально не так. Впрочем, обвинять в этом лишь польское руководство в дни, когда члены российского парламента утверждают, что Польша «спровоцировала» нападение Германии (по-видимому, тем, что ходила в короткой внешнеполитической юбке), а твиттер-аккаунт российского МИД 1 сентября «сходит с ума» и начинает перечислять все возможные обвинения в адрес Польши и стран Запада в связи с началом Второй мировой войны, кажется все-таки слегка бестактным.

 

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Власть постаралась сделать День Победы единственным днем, объединяющим нацию. И возможно, ей придется пожалеть об этом
Пакт Молотова — Риббентропа, подписанный 23 августа 1939 года, и 80 лет спустя остается полем исторических битв. Еще больше споров вызывает секретный протокол документа, в котором Гитлер и Сталин поделили между Германией и СССР территории Польши и государств Балтии. Его существование Москва фактически признала только в 2019 году

Новости партнеров

Историю о том, что в Гданьске запретили исполнять «Темную ночь», преподносят как очередное доказательство польской «русофобии». Однако при всей неприглядности случившегося в ней можно увидеть и другое — возмущение многих поляков и напоминание о том, куда приводит «идеологическое руководство» музеями и исторической памятью вообще