Top.Mail.Ru
Все новости

Колонка

«Мертвый сезон — 2». Самое важное телесобытие, которое так и не случилось

4 Сентября 2019 13:25

Обмен заложниками между Россией и Украиной — дело на уровне политиков вроде бы решенное. И мир в конце минувшей недели замер в ожидании телевизионной «картинки» столь значимого события

Жизнь — не кино

Насколько эффектна в зрелищном отношении сцена обмена узниками противоборствующих стран, можно судить по фильму «Мертвый сезон».

Ранним утром с двух сторон к пограничному мостику подъезжают черные авто. С «их» стороны еще и тройка мотоциклистов. Останавливаются в некотором отдалении. Пленники идут навстречу друг к другу, останавливаются. Крупным планом лица. Обмен внимательными взглядами. Нашего встречают объятиями, машины дружно разворачиваются и стремительно улетучиваются. Еще одна встреча в аэропорту. Правда, с трогательной обманкой: цветы и поцелуи — не бойцу невидимого фронта, а прилетевшим вместе с ним спортсменам. Ему — объятия с серьезными начальниками в сторонке от ликующей спортивной общественности.

Чего-то подобного заинтересованные граждане ждали и 30 августа сего года. Вероятность скорого возвращения пленников на Родину была столь велика, что случился фальстарт со стороны братской Украины. Едва в пять утра мелькнула фейковая новость, как вся журналистская братия в Киеве вкупе с родными и близкими вроде бы освобожденных украинцев метнулась в аэропорт. Либеральная общественность России успела в интернете вздохнуть и выдохнуть с облегчением.

Разочарование было глубоким, но не у всех. И не для всех. Кто-то не смог скрыть злорадного удовлетворения, пролив некоторое количество крокодиловых слез. К примеру, госпожа Скабеева, которая в очередные «60 минут» как-то особенно близко к сердцу приняла обманутые надежды украинцев на возможность обнять и расцеловать освобожденных родственников. Какая безответственность со стороны «свежеиспеченного украинского прокурора», печалилась Ольга Скабеева.

Жизнь — не кино. По крайней мере, не такое, которое было снято Саввой Кулишем в 1968 году

Ответственность за срыв договоренностей, как выяснилось несколько позже, лежала на российской стороне. Она, по информации из осведомленных источников, пожелала в дополнение к оговоренному списку 33 добавить еще одного — украинского гражданина Владимира Цемаха, важного свидетеля в деле о гибели малайзийского «Боинга» МH-17. Если категорически настаивать на этом условии обмена, то у мировой общественности может сложиться решительное впечатление, что Россия все-таки причастна к гибели сотен людей в небе над ДНР. Можно, конечно, наплевать и на мировое общественное мнение. Но все же сделать это можно будет не так безболезненно, как это нередко удается в отношении общественного мнения в России.

По последним утечкам из закулисы переговоров, стороны сейчас бодаются по юридической формуле освобождения плененных моряков. Так или иначе идет торговля на «невольничьем рынке». Проблема в том, что курсы обмена живых душ у Украины и России заметно разнятся. Для Украины удерживаемые в тюрьмах Сенцов и моряки — уже национальные герои. И можно легко представить, как будет их встречать Родина. А российских пленников никто в нашей стране в лицо не видел и по фамилии не знает, кроме разве что журналиста Вышинского. Стало быть, гуманитарная акция волей-неволей оборачивается политической стороной. Причем не в пользу России. Украина набирает весомые политические очки. России остается подумать о минимизации потери лица.

А что тут можно придумать? Идеально было бы провести операцию по обмену втихаря, скажем, под покровом ночи и внезапно. Главное, чтоб кульминация не случилась в прямом эфире, поскольку она возгонит эмоциональный градус торжества украинского населения, что обернется значительными имиджевыми потерями для руководства России.

Возможен и другой сценарий: трансформировать единовременный акт обмена в относительно продолжительный процесс. Скорее всего, в том или ином виде он и будет реализован.

Словом, жизнь — не кино. По крайней мере, не такое кино, которое было снято Саввой Кулишем в 1968 году.

Хотя как знать. Всегда ли кино не попадает в действительность? 

Сцена из фильма «Мертвый сезон» Фото: RIA Novosti archive, image #63517/RIA Novosti/CC-BY-SA 3.0

Другое кино

В 2015 году Стивен Спилберг снял фильм «Шпионский мост», который более полно и более точно описывает историю с обменом двух реальных контрразведчиков — Абеля и Пауэрса. Герои художественного фильма названы именами прототипов — и главные, и второстепенные. Особенно примечательно то, что более всего героизированы в голливудском фильме советский разведчик Абель и американский адвокат Донован, который сначала спасает своего клиента от электрического стула, а затем, рискуя репутацией и жизнью, делает все, чтобы обменять его на сбитого американского пилота.

В начале 60-х минувшего века шла холодная война. Савва Кулиш снимал кино о подвиге разведчика в тылу «врага». Обстоятельства и дипломатическая «кухня» спасения Константина Ладейникова остались за кадром повествования. Автора интриговала более всего психологическая составляющая детективной истории. А финальная сцена обмена/размена так называемых «шпионов» стала хрестоматийной. Она, видимо, на все времена.

Зато фильм Спилберга довольно живо аукается с тем, что сегодня происходит в

российско-украинских отношениях. Обыватели Штатов и Советов так же враждебны другу к другу, как и обыватели Украины и России. Обе сверхдержавы более полувека назад стремились к обмену провалившихся своих контрагентов. И обе прощупывали возможности установления неофициальных контактов. Обе принимали активное участие в переговорах, и обе избегали публичности, не желая идти на прямые контакты. Тогда это было проще простого, поскольку не было интернета, а телевидение было не столь всепроникающим медиа.

Будем считать, что сценарий с открытым финалом уже написан

Параллельными оказались осложнения, что возникли в договоренностях между противоборствующими сторонами. У Штатов с Советами вышла заминка с обменом из-за требования освободить в придачу к Пауэрсу американского студента Прайорса, попавшего в лапы гэдээровской контрразведки. У России с Украиной — из-за желания заполучить поминавшегося здесь Цемаха.

Сцена обмена в картине Спилберга не такая выразительная, как в фильме Кулиша, хотя и достаточно напряженная. С двух сторон — снайперы. Вот-вот, кажется, сорвется размен. Но он состоялся. Объятия, как и в «Мертвом сезоне», но на этот раз на американской стороне Глиникского моста. То есть «шпионского моста». Но есть в фильме и не шпионский мост. Не тот, что соединяет и разъединяет враждующие государства, а тот, что соединяет частных граждан, как это случилось в отношениях советского разведчика Рудольфа Абеля и американского юриста Джеймса Донована.

Любопытно, каким получится художественный фильм об обмене «диверсанта»-кинорежиссера Сенцова на «шпиона»-журналиста Вышинского.

Будем считать, что сценарий с открытым финалом уже написан.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться